Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD71.06
  • EUR82.62
  • OIL83.88
English
  • 5575
Антифейк

Венедиктов объяснил поражение оппозиции «эффектом Трампа». Что не так с этим объяснением

Юрий Бершидский

После того как на выборах депутатов Госдумы по одномандатным округам в Москве были подсчитаны результаты дистанционного электронного голосования и оказалось, что все лидировавшие до этого момента оппозиционные кандидаты в итоге проиграли провластным конкурентам, политолог Глеб Кузнецов попытался объяснить этот феномен. В интервью онлайн-изданию «Взгляд» он заявил:

«Многие наши оппозиционеры немножко напомнили Дональда Трампа, который тоже проиграл выборы, – и он также призывал своих избирателей не участвовать ни в каких формах голосования, кроме очного. Но мы понимаем, что продолжается пандемия. То есть с одной стороны играет роль фактор медицинской безопасности. С другой, удобство дистанционного голосования: можно проголосовать дома, в два клика. Не надо ходить ни на какие избирательные участки. Это два главных преимущества. <…>
Оппозиционные партии своей агитацией против электронного голосования сколько-то процентов потеряли: не всякий человек в воскресенье пойдет голосовать. Но они же не просто против электронного голосования, — они же и против трехдневного голосования агитировали, тем самым они собственными руками сузили для своих избирателей возможность поддержать свою партию. Это была тактическая ошибка».

О подобном эффекте неоднократно предупреждал и один из главных энтузиастов и пропагандистов электронного голосования Алексей Венедиктов. В конце августа в программе A Hard Day's Night на телеканале «Дождь» он говорил:

— Значит, была дивная история на нашей памяти, называлась она казус президента Трампа. Президент Трамп призывал ни в коем случае не голосовать по почте, потому что же понятно, что они подменят там. Это же понятно.
Значит, чем это кончилось. Из людей, которые пришли ножками, 60% проголосовало за Трампа, чтобы вы понимали, 60%, 40% проголосовало за Байдена. А вот те, кто голосовал по почте, Байден там набрал 66%, а Трамп 36%. И он стал президентом, Байден, он президент почты. Вот и все.

Эту же мысль, почти теми же словами, он повторил за неделю до выборов в своей программе «Будем наблюдать» на радиостанции «Эхо Москвы». А в ночь после голосования Венедиктов рассказывал ту же историю про Трампа и Байдена в эфире видеоканала «Навальный LIVE».

После окончания голосования Венедиктов заявил:

— Если говорить о подсчете голосов, отдельно по ДЭГу <дистанционному электронному голосованию. — The Insider>, я вам могу сказать, что были попытки взлома, они не удались. У меня нет сомнения в том, что касается ДЭГа — эти выборы честные.

По его мнению, видимо, исказить результаты ДЭГа можно только с помощью взлома. Впрочем, говорил он это еще до появления результатов по московским одномандатным округам, поэтому объяснять поражение всех оппозиционеров, многие из которых лидировали с внушительным отрывом, не требовалось. Зато его сравнение с казусом Трампа, возмущавшегося тем, что после подсчета поданных по почте бюллетеней он лишился лидерства в нескольких ключевых штатах, подхватил политолог Кузнецов.

Но есть существенное различие между московским случаем и казусом Трампа. На выборах президента США у республиканцев был очевидный лидер, к словам которого большинство их не могло не прислушаться, — сам Трамп. В Москве оппозиция не объединена, у избирателей с разными политическими взглядами разные лидеры мнений. Попыткой тактического объединения оппозиционно настроенных граждан стало придуманное Алексеем Навальным «Умное голосование», но команда Навального к отказу от электронного голосования не призывала. Кто же тогда выступил в роли Трампа? Алексей Венедиктов говорил:

— Мы знаем, что партия «Единая Россия» призывает регистрироваться на электронное голосование. А партия КПРФ — вторая партия — призывает не регистрироваться. Практически бойкотировать электронное голосование. Какие будут результаты? — понятно, какие будут результаты. Это та же история, что Байден и Трамп.

Действительно, коммунисты постоянно критиковали идею ДЭГа за непрозрачность и 15 июля даже провели у здания Центризбиркома акцию протеста с требованием отменить ДЭГ, а также многодневное голосование. Подобным же образом отнеслась к электронному голосованию и партия «Справедливая Россия — За правду». Депутат от этой партии Михаил Емельянов в начале сентября в интервью «Независимой газете» заявлял:

«К нам поступает информация, что многие руководители предприятий насильно заставляют сотрудников регистрироваться и отдавать свои коды и ключи. Поэтому мы считаем, что это поле исключительно административного ресурса, где обеспечат победу партии власти. Голосование на участках хотя бы можно отследить, остаются доказательства в виде бумажных бюллетеней».

Другие же политики отзывались об электронном голосовании совсем иначе. «Независимая газета» в той же публикации цитирует лидера движения «Городские проекты» Максима Каца:

«Лучше уж такое голосование, чем никакого. Конечно, вопросы остаются, но мы не выступаем против ДЭГ. Поэтому мы призовем голосовать за наших кандидатов во все дни любым удобным способом».

Там же приводятся слова главы избирательного штаба партии «Яблоко» Григория Гришина:

«Бороться с интернет-голосованием бессмысленно, что оффлайн, что онлайн — выборы одинаковы, главное, чтобы люди делали осознанный выбор. Поэтому мы рекомендуем голосовать 19 сентября, а как именно — бумажными бюллетенями или в интернете — люди сами решат».

По логике вещей, если бы дело было в «эффекте Трампа», то результаты кандидатов от КПРФ и «Справедливой России» по ДЭГу были бы существенно хуже, чем по голосованию на избирательных участках, а у кандидатов от «Яблока» и представителей «Городских проектов» этого не наблюдалось бы.

Теперь рассмотрим два московских одномандатных округа, где до обнародования предварительных результатов ДЭГа лидировали Сергей Митрохин из «Яблока» и Анастасия Брюханова из «Городских проектов» (обоих поддержало «Умное голосование»). На момент написания настоящего материала официальные итоги еще не объявлены, но московский муниципальный депутат Денис Шендерович опубликовал в Telegram фотографии протоколов ДЭГа, подписанные членами участкового избиркома. Приводим результаты только лидеров голосования.

Округ 208

Как видим, потери Митрохина и коммунистки Останиной в ДЭГ сравнимы, а результат представителя СР Яндиева в ДЭГ оказался даже выше, чем по очному голосованию на участках. А вот провластный кандидат Леонов по дистанционному голосованию обошел Митрохина вдвое, хотя на участках ему проиграл.

Теперь посмотрим, как сложилось голосование в округе, где «Умное голосование» поддержало представительницу «Городских проектов» Анастасию Брюханову.

Округ 198

И здесь после подсxета результатов ДЭГа сменился лидер. По электронным бюллетеням со значительным отрывом впереди оказалась Галина Хованская из «Справедливой России», хотя ее партия к дистанционному голосованию относится негативно. Впрочем, здесь сыграла свою роль поддержка властей («Единая Россия» в этом округе своего кандидата не выставила). А результат Брюхановой по ДЭГу оказался существенно хуже, чем на участках, хотя лидер движения, к которому она принадлежит, призывал голосовать любым способом, в том числе и удаленно.

Если поверить прокремлевским экспертам с их объяснением неудачи независимых кандидатов на ДЭГе, то получается, что избиратели «Городских проектов» и «Яблока», настроенные скорее либерально, чем прокоммунистически, прислушались к коммунистам, а не к своим лидерам и не к активно пропагандировавшему ДЭГ на «Эхе Москвы» и «Дожде» Венедиктову. Но скорее всего, дело в другом. В начале сентября издание «Медуза» сообщало, что работников бюджетных учреждений принуждают регистрироваться на ДЭГ и голосовать с компьютера ответственного сотрудника под его наблюдением. Впрочем, и этого метода, по-видимому, оказалось недостаточно. Тот же муниципальный депутат Денис Шендерович, наблюдавший за подсчетом голосов, поданных на ДЭГ, рассказал The Insider:

«Как нам объяснили разработчики, ФСБшники „в целях безопасности” участвуют в выдаче ключа для доступа к ноде наблюдателя <Нода — специальный компьютер, с которого наблюдатели могут следить за процессом голосования - The Insider>. Этот ключ был отозван сотрудниками ФСБ в 20:00 19 сентября, после чего его якобы пришлось делать заново. Изначально отказ в доступе объяснялся техническим сбоем. Объяснение про ФСБ появилось лишь в 02:00 20 сентября.
У меня сложилось такое ощущение, что отсутствие вот этого протокола и вся ситуация вокруг него по электронному голосованию — это была просто попытка затянуть время чтобы все из штаба наблюдений разъехались, чтобы никто процедуру не разглашал, а потом раз — и эти протоколы в УИКах появились и комиссия все подписала.
Нода наблюдателя как раз позволяет увидеть, как происходит подсчет голосов, и проверить, не произошла ли подмена. Но никто из наблюдателей так к этой ноде доступа и не получил: ни в 2 ночи, ни в пять утра, ни в 09:00, когда были опубликованы итоговые протоколы в распечатанном виде. На мои вопросы „Уважаемые члены комиссии, можете подтвердить достоверность подсчета вот этих электронных голосов?”, „Кто-то видел, как их подсчитывали?”, „Кто-то из вас участвовал в подсчетах голосов?” мне ничего внятного не ответили».

Это объяснение выглядит куда правдоподобнее, чем «эффект Трампа».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari