Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD90.25
  • EUR97.88
  • OIL82.03
Поддержите нас English
  • 27306
Политика

Памятка партизана: рекомендации по активному и пассивному сопротивлению вторжению в Украину

Год спустя после начала полномасштабного вторжения в Украину политическое пространство внутри России оказалось полностью зачищено силовиками — протестные акции подавлены, не уехавшие из страны активисты арестованы. Единственным заметным очагом сопротивления стало партизанское движение, пускающее под откос поезда с военной техникой и поджигающее военкоматы. Пока наиболее дерзкие противники войны участвуют в акциях прямого действия, юристы и активисты объясняют мобилизованным, как можно уйти из воинской части или правильно сдаться в плен. The Insider поговорил с партизанами и активистами и собрал короткую инструкцию для тех россиян, кто желает остановить войну или, по крайней мере, не участвовать в ней.

Содержание
  • Партизанское сопротивление

  • Сопротивление мобилизованных

Партизанское сопротивление

Поджоги и порча имущества

С начала полномасштабного вторжения России в Украину начались поджоги военкоматов и других административных зданий. И если к осени их количество уменьшилось, то после объявления «частичной мобилизации» таких случаев стало еще больше. Чаще всего подобные акции носили символический характер, потому что не удавалось нанести серьезный ущерб. Но не все. Например, в подмосковном Щёлково поджигателю удалось повредить два кабинета и архив комиссариата. Когда активистам удается сжечь дела призывников, это может приостановить выписку повесток: вся документация в военкоматах всё еще ведется в бумажном виде, а не в электронном. Соответственно, если личное дело призывника сгорело, то и прислать повестку ему не смогут, потому что попросту нет данных о том, что такой призывник существует. Правда, это не относится, например, к селам, где все знают друг друга в лицо: в этом случае дела могут восстановить по памяти.

Недавно Путин подписал указ о создании единой электронной базы призывников, но появиться она должна не в самое ближайшее время — до 1 апреля 2024 года. Впрочем, губернатор Московской области Андрей Воробьёв во время конференции уже отчитался о внедрении электронного реестра призывников в Подмосковье.

В социальных сетях распространяется множество инструкций, как поджечь военкомат эффективно. Например, Telegram-канал «Боец Анархист» советует не метать «коктейль Молотова» в здание, а заливать туда смесь. Подобным образом 25 сентября поступил поджигатель из Кировска Ленинградской области: к решетке окна военкомата была подвязана канистра, от нее шел шланг с вентилем, который был вставлен в отверстие в стеклопакете. В результате загорелся кабинет площадью 10 метров. Другие активисты рассказывают о забросе бутылок на чердак невысоких зданий или в наружную вытяжную вентиляционную трубу, однако такие способы требуют особых навыков и составов зажигательной смеси.

Если личное дело призывника сгорело, то и прислать повестку ему не смогут, потому что попросту нет данных о том, что такой призывник существует

Telegram-канал «Анархия+» рекомендует не обходиться только одним коктейлем — потому что при метании они попадают не туда или дают незначительный эффект — а бросать по несколько бутылок группой или сериями по одной. Также канал обращает внимание на то, что у огня должна быть возможность перекидываться на новые горючие материалы: «Бетонные стены не горят. Очаг в середине пола вряд ли быстро распространится». Еще, пишут авторы канала, стоит помнить, что тепло поднимается вверх, а это влияет на маршрут распространения огня. Партизанская группа «Черный мост» рекомендует использовать альтернативные рецепты, так как обычный состав (бензин и масло) быстро горит и слишком легко гаснет. Эффективные смеси можно найти в Telegram.

Из-за участившихся случаев поджогов Росгвардия усилила охрану военкоматов: теперь рядом с ними дежурят группы задержания вневедомственной охраны Росгвардии. В таких случаях «Боец Анархист» рекомендует смещать цели атак:

«Можно переключиться на подстанции и линии передач, которые ведут прямо к военным заводам, частям, учреждениям (но не к гражданским объектам). Чем больше диапазон целей — тем больше враг вынужден будет растягивать охрану».

Важно убедиться, что линии передач не ведут к гражданским объектам — иначе есть риск оставить без электричества целый район. Это может привести к смерти людей, например, если без света останется больница.

Если в преддверии заморозков снять теплозащиту с труб, по которым подается горячая вода, то они лопнут. Однако система водоснабжения еще более сложная, чем система электроснабжения — размотав одну трубу, можно повредить целый узел.

Администраторы канала «Боец Анархист» утверждают, что устраивать диверсии можно также в парках техники военкоматов и отделений полиции. Например, насыпав в ямы и лужи перед этими зданиями скобяных изделий: «Если у этой техники не будет колес, она не сможет исполнять свои карательные функции — военкоматский автобус не повезет призывников, полицейская машина не поедет задерживать митингующих и так далее».

Боец Анархист делится способом, как создать шипы для прокалывания колес. Для изготовления «чеснока», как его называют, понадобится четыре самореза, которые нужно соединить при помощи холодной сварки. Изготавливать и применять «чеснок» нужно исключительно в резиновых перчатках, чтобы соблюсти конспирацию.

В самом начале войны атаки на военкоматы трактовались как умышленный поджог (статья 167 УК РФ, до 5 лет лишения свободы). Первый приговор за поджог военкомата был вынесен бывшему учителю Илье Фарберу. Суд приговорил его к трем годам и двум месяцам колонии строгого режима.

Сейчас подобные атаки всё чаще трактуются как акты терроризма (статья 205 УК РФ, до 15 лет лишения свободы). Известны случаи, когда ранее выдвинутые обвинения в поджоге ужесточили до совершения теракта. А в декабре Госдума приняла в окончательном чтении поправки в Уголовный кодекс о пожизненных сроках за «диверсионную деятельность».

Независимо от серьезности нанесенного ущерба, последствия могут быть одни и те же — и за символический, и за практический поджог. Об одинаковых сроках предупреждает и анархист Иван Асташин в Telegram-канале «Боец Анархист»:

«Подожжете ли вы только подоконник или выгорит весь военный комиссариат, если вас поймают, вы будете сидеть, и статья, и срок при этом будут, скорее всего, одинаковые».

Несмотря на большие сроки, многие поджоги совершаются импульсивно и люди не заботятся о своей безопасности: это не организация и не единое подполье, а отдельные разрозненные люди с самыми разными мотивами.

Сейчас в интернете можно найти методические рекомендации, как вести партизанскую деятельность максимально безопасно. Прежде всего, где бы ни находился объект, на котором будет проведена акция, нужно исследовать пространство вокруг него — на карте или лично. Так будет проще сориентироваться во время самой акции и заранее продумать пути отступления, если что-то пойдет не так (например, появится охрана объекта или даже просто случайные прохожие). Желательно приметить, где находятся камеры наблюдения и не попадать под них (для этого можно использовать карты камер, например, эту).

Важно, чтобы всё, что используется во время акции, было одноразовым, одежда — неприметной (однотонной, темных цветов) и не той, которую участник акции носил раньше (можно купить самую дешевую одежду в секонд-хенде). После акции одежду необходимо выбросить, не занося домой (значит с собой вам надо будет иметь сменный комплект одежды, хотя бы куртку). У одежды должны быть длинные рукава, штанины, большой капюшон, бросающий тень на лицо, и удобные для доступа карманы.

Всеми инструментами и средствами нужно пользоваться исключительно в медицинских перчатках — причем не только во время акции, но и ранее, при подготовке и даже покупке ингредиентов или инструментов. После акции перчатки нужно утилизировать. Желательно надеть медицинскую маску — они довольно неплохо защищают от узнавания лица людьми и даже системами распознавания лиц, которые анализируют данные с камер наблюдения в некоторых городах. И хотя в России считается, что эпидемии коронавируса уже нет, вид человека в такой маске всё еще не слишком экстравагантен.

Опытные партизаны советуют перед акциями с зажигательными смесями потренироваться метать бутылки, не будет лишним и протестировать смесь в безопасном месте. Критически важны правила анонимности — именно из-за их нарушения силовики смогли найти некоторых участников партизанских акций в этом году. Дополнительные советы можно найти в канале группы «Черный мост».

Подрывы железнодорожных путей

Некоторые активисты устраивают диверсии на железной дороге, особенно в приграничных областях. Инструкции о том, как задержать поезда или устроить аварию, опубликовали несколько Telegram-каналов. Их авторы причисляют себя к некой «Боевой организации анархо-коммунистов». В июле The Insider удалось поговорить с одним из членов этой организации. По его словам, такой вклад очень полезен, потому что мешает работе военной машины:

«Это значит, что в решающий момент на поле боя будет на сколько-то меньше танков или снарядов. Если же удастся пустить поезд под откос, на что мы рассчитываем, то техника не просто задержится, она повредится. Также повредятся поезда, железнодорожные пути и так далее. Всё это может серьезно ослабить вооруженные силы России и оказать влияние на то, как скоро война прекратится».

Ложное минирование

С начала вторжения России на территорию Украины участились звонки с ложными сообщениями о минировании государственных учреждений — по данным МВД, в 3–4 раза. Портал «Если быть точным», изучивший полицейскую статистику, отмечает, что две трети дел о телефонном терроризме прекращены в связи с тем, что подозреваемых не удалось установить. «Минируют», в частности, военкоматы: с помощью таких сообщений можно приостановить их работу. Например, 21 сентября в Томске из-за ложного сообщения о минировании был оцеплен областной военкомат.

Однако такой способ воздействия довольно просто отследить. Данные, откуда звонят, у ФСБ появляются практически сразу. Если купить симкарту не на свой паспорт, она всё равно будет на кого-то записана, и тогда придут за этим человеком. Раньше злоумышленники (их еще называют «сваттеры») в таких случаях использовали анонимные голосовые звонки с подменой номера, однако в последние месяцы действительно анонимных сервисов не осталось.

Всё еще остается доступной отправка сообщения о минировании на электронную почту госучреждения. Для этого активисты используют операционную систему TAILS на флешке, а также полностью анонимный ящик электронной почты, созданный специально для «минирования», — причем нельзя пользоваться не только ящиками типа Yandex, Gmail или Mail.ru, которые регистрируются на номер телефона, но и ProtonMail, который был замечен в сотрудничестве с силовыми органами.

«Минируют» военкоматы или другие госучреждения и с помощью СМС, отправленных с виртуального номера — тоже через TAILS, при входе в который можно найти такие сервисы. Прежде чем пытаться отправить сообщение, рекомендуется протестировать это на сайтах для приема СМС. Нельзя пользоваться ничем, где нужно указывать номер карты, номер телефона и почту (но бывают одноразовые). Если всё же нужно кому-то позвонить, ​​рядом не должно быть неанонимного смартфона.

Гражданское неповиновение

Если вы оказались в военкомате, то можно демонстрировать неподчинение — такую форму сопротивления в беседе с The Insider порекомендовали администраторы канала «Боец Анархист»: «Нужно не подчиняться указаниям: не проходить медкомиссию (сесть в углу и сидеть), не отвечать на вопросы, не брать в руки оружие, не давать присягу».

Помимо этого, можно отказаться надевать форму, не фотографироваться или делать это, состроив гримасу, отказываться стричься и давать отпечатки пальцев, не расписываться за военный билет и жетон, исполнять приказы сотрудников военкомата с точностью до наоборот.

Для того чтобы вас не отправили из военкомата на сборный пункт, а из пункта — в часть, правозащитники из «Призыва к совести» предлагают сидеть и не вставать: «Вцепиться во что-нибудь твердое, за что удобно держаться: например, батарея или кровать. Место определить заранее».

Во время акта гражданского неповиновения важно требовать бумагу и ручку, чтобы подать заявление о несогласии с решением призывной комиссии, и настаивать на рассмотрении заявления на альтернативную гражданскую службу, требовать прекращения удержания.

Сопротивление мобилизованных

Агитационная работа

Движение «Антивоенный больничный» опубликовало в своем Telegram-канале текст о важности агитации, в котором объясняет, как правильно составить прокламацию. Активисты движения утверждают, что подобная листовка должна отвечать на вопросы «Кто мы?», «Почему мы нужны вам?», «Почему вы нужны нам?», «Какое будущее мы можем построить вместе?» и призывать к самоорганизации. Прокламация обязательно должна содержать контакты помогающих сообществ. Важно постоянно напоминать, что эта война убыточна, давать конкретные примеры с расчетами и фактами негативных последствий для экономики.

Агитируя, важно разъяснять природу этой войны, ее агрессивный несправедливый характер, говорить о том, что война идет не в интересах большинства населения нашей страны, качество жизни которого будет только ухудшаться.

Активисты «Антивоенного больничного» рекомендуют делить слушателей на тех, кого можно назвать «сознательными», и тех, кому стоит объяснять с «нуля». Последним​ «нужно не стесняться постоянно повторять одно и то же»: «Власть преступна, война будет проиграна, даже если выиграна, вы нищие, мы единственные, кто желает вам добра». При этом они советуют не давить на моральную сторону вопроса: «Никому не нравится слышать, что он зверь, дикарь, убийца, лично бучанский мясник».

Агитация может быть и устной, но в этом случае надо с осторожностью выбирать собеседника, обращают внимание администраторы канала «Боец Анархист»:

«Как вариант, вбрасывать какие-то политические темы в дискуссии, но не явно, а более абстрактно: условно, что все войны организовывают олигархи, это всё против простого народа и т.п. И смотреть по реакции людей. Если получится найти единомышленника, это, конечно же, повысит эффективность саботажа — банально, один может следить за обстановкой, пока второй совершает саботаж».

Рекомендуется «прощупать» собеседника, говорить не в лоб, а через вопросы, высказывание сомнений, и смотреть, как он реагирует. «Нет единого сценария. Нужно ловить момент: то есть выжидать какие-то ситуации неустройства и подбивать однополчан на коллективное дезертирство», — поясняют администраторы Telegram-канала «Боец Анархист». Большую опасность в агитационной работе представляет психология «пацанов с района», которые могут не понять подобных действий: «Это можно назвать ложной солидарностью, ложной дружбой, ложной честью».

Если активист уже включен в состав вооруженных сил, разъяснительная работа становится достаточно рискованной, но она всё равно возможна: например, в годы Первой мировой войны велась антивоенная агитация в действующей армии, и это повлияло на ход революции в 1917 году. Тогда велось разъяснение, что война не в интересах простых людей, а в интересах правительств и господствующих классов: надо повернуть штыки не против таких же крестьян и рабочих по другую сторону линии фронта, а против своих буржуев, помещиков и бюрократов. Причем агитацию вели несмотря на то, что в условиях действующей армии и даже в тылу она иногда была смертельно опасной.

Уход из воинской части

Осенью начало расти количество уголовных дел за самовольное оставление части «в период мобилизации». Уже известны случаи приговоров по новой части 2.1 статьи 332 УК. Например, Алексей Бреусов получил 1 год и 8 месяцев колонии‑поселения за неисполнение приказа в военное время. В октябре по этой же части завели дело на старшего лейтенанта Дмитрия Васильца. До поправок, которые приняли 24 сентября, судить военнослужащего, отказавшегося выполнить приказ, могли, только если это повлекло тяжкие последствия.

Правозащитники «Призыва к совести», опубликовавшие подробную инструкцию о том, как покинуть часть, рекомендуют в течение двух суток прийти в ближайшее военно-следственное управление и подать там заявление о преступлении с объяснением, изложив в нем причины оставления воинской части. Мобилизованным надо обжаловать мобилизацию в военной прокуратуре и подать иск в суд об оспаривании решения о мобилизации, а также просить применить меры предварительной защиты.

Помимо этого, канал советует уходить без оружия, предварительно сдав его командиру или сослуживцам. Если же передать его не вышло, то это надо сделать в ближайшем пункте военной полиции.

Сдача в плен

С середины октября в Украине работает государственный проект «Хочу жить». С помощью этой программы российские военные могут получить консультацию о правильной сдаче в плен. Спикер «Хочу жить» Виталий Матвиенко недавно сообщил, что они получили более 4 тысяч заявок от российских военных о готовности сдаться в плен.

Военному нужно позвонить по номеру горячей линии либо воспользоваться специальным Telegram-ботом. Для того чтобы процесс было наиболее безопасным, украинские военные предлагают сдаваться в плен квадрокоптеру. Для этого нужно связаться с проектом «Хочу жить», получить координаты и время прибытия дрона, а потом отправиться к назначенному месту в точно указанное время. Увидев квадрокоптер, нужно поднять обе руки вверх, таким образом сообщая о готовности выполнять дальнейшие команды. Дальше пленный должен следовать за дроном до места встречи с украинскими военными.

Если же в плен хочет сдаться группа людей или подразделение, проект «Хочу жить» дает следующие инструкции:

«Сложите всё оружие и отойдите, станьте перед своей военной техникой (перед этим заглушите ее — она не должна быть в боевом положении), отправьте переговорщика (офицера или самого старшего по званию) — он должен быть безоружным и иметь белый флаг».

Чтобы связаться с проектом, лучше заранее запомнить контакты для связи и запастись сим-картой и кнопочным телефоном.

Украина придерживается Женевской конвенции по обращению с военнопленными и гарантирует им медобслуживание, полноценное питание, звонки родным и близким и юридическую помощь. О гуманном обращении свидетельствуют и некоторые обмененные пленные. Инициатива «Хочу жить» утверждает, что пленные не будут обменены, если сами того не захотят.

Однако в сети в ночь на 13 ноября появилось видео, на котором военного, ранее выказавшего желание остаться на территории Украины, вагнеровцы забивают кувалдой в подвале. Этим человеком оказался Евгений Нужин, бывший заключенный, завербованный ЧВК Вагнера. Попав в плен, он говорил, что против войны и хочет остаться в Украине, поэтому до сих пор не ясно, почему Нужина в итоге передали российской стороне. По версии Координационного штаба по вопросам обращения с военнопленными, его не было в списках «добровольно сдавшихся в плен». Тут же Генштаб ВСУ заверил, что «ни один российский военнопленный, добровольно сдавшийся в плен украинским войскам, не был обменен и не будет возвращен государству-агрессору без личного согласия». Мог ли Нужин добровольно пойти на обмен, не знает и советник офиса Владимира Зеленского Алексей Арестович. И только советник руководителя офиса президента Украины Михаил Подоляк в эфире «Дождя» заявил, что Нужин «подписал добровольно согласие на обмен и был обменян».

Подорвали веру в безопасность сдачи в плен и два видео, из которых становится понятно, что украинская сторона расстреляла сдавшихся российских солдат. Эксперты до сих пор расходятся в оценке этого инцидента.

Самострелы

Среди мобилизованных есть случаи самострелов и членовредительств. Военнослужащие не выдерживают ужасных условий, давления и просто не хотят воевать. Однако если будет доказано, что военнослужащий сломал себе ногу или совершил самострел умышленно, ему грозит до десяти лет лишения свободы (Статья 339 УК РФ).

Случаи самострела и членовредительства были широко распространены во время Первой мировой войны. Солдаты, особенно те, кто на передовой, могли намеренно наносить себе увечья, чтобы отправиться лечиться в военный госпиталь. Самая распространенная форма, особенно в начале войны, — прострелить ладонь или указательный палец. Это позволяло человеку как раненому уйти в тыл или вовсе освободиться от военной службы. К такому методу часто прибегали солдаты, которые только-только попали на фронт и переживали свой первый обстрел. Это было, как правило, решение отчаявшегося и запуганного солдата, преимущественно крестьянского происхождения, принятое импульсивно. Но если вначале были способы оправдаться случайной неприятностью с оружием, то дальше за это стали наказывать длительными каторжными работами. Если самострел совершался на виду у врага, то виновнику грозила смертная казнь.

Саботаж

Военный эксперт Олег Жданов еще летом заявил, что среди российских военнослужащих наблюдается скрытый саботаж, переходящий в открытую форму. По данным военной разведки Украины, в военных частях, которые дислоцируются вблизи государственной границы с Украиной, накануне отправки в зону боевых действий солдаты выводили технику из строя, чтобы подразделение осталось на территории России. Так, в июле Главное управление разведки Министерства обороны Украины сообщило, что военнослужащие 103 мотострелкового полка, входящего в состав 150 мотострелковой дивизии, только в течение недели разукомплектовали и вывели из строя семнадцать БТР-82А и девять командно-штабных машин К1Ш1, которые уже были готовы к погрузке на железнодорожные платформы.

Telegram-канал движения «Атеш» выложил видео, как российский военный засыпает песок в топливный бак БТР с целью вывести боевую машину из строя. Такой способ саботирования российского T72 описал в своем Twitter астронавт Скотт Келли.

За умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники в условиях вооруженного конфликта грозит лишение свободы от пяти до десяти лет (346 УК РФ). Если же действия будут признаны совершенными по неосторожности, то УК предусматривает до пяти лет колонии (статья 347).

Администраторы канала «Боец Анархист» рекомендуют побольше «тупить», «косячить», делать всё медленно, неправильно: «Ты вроде и не ломаешь ничего специально, но в итоге всё только хуже работает». Само устройство российской армии способствует своего рода белой забастовке нон-стоп. Известно, что из-за строгой отчетности (знаменитые «журналы ведения журналов») некоторые командиры опасаются потерять сложное или дорогое оборудование и поэтому просто возят его с собой в командирской машине, не выдавая бойцам и тем самым значительно снижая боеспособность собственных подразделений.

Саботаж можно органично вплетать в жизнь: например, случайно засыпать масло с песком в дуло автомата — главное делать это с минимальном риском для себя, говорят администраторы канала «Боец Анархист»:

«Мобилизованному за такое может грозить трибунал с очень серьезными последствиями, поэтому нужно стараться вредить так, чтобы сложно было обвинить конкретного мобилизованного. Или если уж рисковать, то по-крупному, чтобы ущерб был значительный».

Успешным примером бунта и неподчинения можно считать Первую мировую войну, которая закончилась отказом сторон сражаться, революциями в ряде стран. Люди попросту перестали подчиняться своему начальству и убивать друг друга.

Видеосвидетельства и протесты из-за плохих условий

За последние месяцы в соцсетях были опубликованы десятки видео с возмущенными мобилизованными из разных городов России. В начале ноября более 100 мобилизованных из Чувашии в учебном центре в Ульяновске пожаловались на отсутствие обещанных выплат и устроили бунт.

Российские власти отвергают сообщения о нехватке экипировки для мобилизованных, тяжелых условиях в военных частях. Однако в СМИ сразу же стала проникать информация об отсутствии формы, медикаментов, термобелья и средств индивидуальной защиты. Доходит информация и о невыносимых условиях во время военной подготовки, которая свидетельствует о том, что к военным относятся как к «пушечному мясу». Чтобы пробивать информационную стену, можно снимать видеосвидетельства и отправлять их друзьям и родственникам.

Такие убедительные картины того, что на самом деле происходит в армии, могут стать прологом к росту массового социального недовольства — особенно вкупе с чередой поражений в Украине.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari