Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.44
  • EUR99.58
  • OIL87.05
Поддержите нас English
  • 13390

В украинском контрнаступлении, которое длится уже больше двух месяцев, есть куда более важный сюжет, чем бои в Запорожской и Донецкой областях и на левом берегу Днепра: ВСУ благодаря регулярным ударам по коммуникациям очень близко подошли к тому, чтобы разорвать транспортные связи и изолировать Крымский полуостров. Ключевую роль в этом играют крылатые ракеты воздушного базирования Storm Shadow и морские дроны-камикадзе.

Read in English

Содержание
  • Почему Крым так важен для контрнаступления ВСУ?

  • Как украинцы ставят полуостров под огневой контроль?

  • Получится ли полностью изолировать Крым от территории России?

  • Чем может ответить Россия?

  • Грозит ли Крыму судьба острова Змеиный?

Почему Крым так важен для контрнаступления ВСУ?

Полуостров Крым находится довольно далеко от района, где украинские войска проводят наступательную операцию — Запорожской и Донецкой областей и даже от левобережья Днепра, куда периодически высаживаются диверсионно-разведывательные группы. Однако именно Крым играет важнейшую роль с точки зрения поддержания боеспособности российских группировок на этих направлениях.

По данным украинской стороны, до 60% поставок войсковым соединениям ВС РФ, действующим в Херсонской и Запорожской областях, обеспечивается через Крымский полуостров. Через Крым идут пути снабжения, там расположены пункты управления, базы материально-технического обеспечения и склады с боеприпасами. Украинский военный эксперт Леонид Дмитриев в разговоре с The Insider так оценил значение полуострова:

Это и тыловая база накопления, восстановления, слаживания, обеспечения боевых действий оперирующей на юге Украины оккупационной группировки, морской и воздушной компонент, а также — пусковых площадок для атак по территории Украины ракетами, авиацией и БПЛА. Также контроль полуострова обеспечивает блокаду части морских портов в северо-западной части Черного моря.

По подсчетам украинской службы «Радио Свобода», на полуострове расположены семь полигонов, 11 топливных баз, 24 авиабазы, 26 объектов ПВО и ракетных войск, 27 объектов связи и радарных пунктов, 46 складов боеприпасов и пунктов хранения материально-технических средств, 58 объектов Черноморского флота РФ.

Расположение военных объектов на территории Крымского полуострова
Расположение военных объектов на территории Крымского полуострова

Соответственно, изолировать Крым, лишить его устойчивого транспортного сообщения с сухопутной территорией России, откуда идет поток военных грузов, и с материковой Украиной, где российские войска сейчас держат оборону, — задача первостепенной важности. Вероятно, даже более важная, чем продвижение вперед непосредственно на фронте.

Как украинцы ставят полуостров под огневой контроль?

В начале августа представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук выступил с примечательным заявлением: по его словам, на Крымском полуострове не осталось ни одного безопасного места, куда ВСУ не могли бы нанести удар дальними средствами поражения.

Если посмотреть на подтвержденные случаи атак различных целей в Крыму и Севастополе за последние месяцы, то остается только согласиться с мнением Братчука.

Прежде всего, под удар в июле-августе попали автомобильные и железнодорожные мосты, связывающие Крым и Арабатскую стрелку с материковой частью Украины, ныне занятой ВС РФ, а именно Херсонской областью — Чонгарский и Генический.

Несмотря на то, что повреждения сложно назвать критическими, а россияне смогли оперативное навести понтонную переправу, значительная часть трафика грузов из Крыма перераспределена на дорогу через Армянск. А эта дорога более длинная, к тому же попадающая в зону действия высокоточных и дальнобойных ракет GMLRS для РСЗО HIMARS и M270, имеющихся в распоряжении ВСУ.

Текущая схема сообщения между Крымом и материковой территорией Украины по версии аналитика Def Mon
Текущая схема сообщения между Крымом и материковой территорией Украины по версии аналитика Def Mon

Всего за июль-август зафиксировано около 15 инцидентов с ракетными атаками или атаками БПЛА по целям в Крыму. Достоверно поразить удалось несколько складов с боеприпасами, ремонтную и нефтебазу.

Наконец, Крымский мост — важнейший не только с транспортно-логистической, но и с символической точки зрения объект. Впервые его подорвали 8 октября 2022 года при помощи грузовика, начиненного взрывчаткой. Взрыв на много месяцев вывел из строя автомобильную дорогу и железнодорожную ветку. Вторая удачная атака была проведена 17 июля 2023 года при помощи морских беспилотников (на этот раз железная дорога почти не пострадала).

12 августа в районе моста были сбиты несколько ракет к комплексам С-200, переделанных в ударный вариант, а соцсети заполнили живописные картины окутывающего пути дыма, так так над мостом ставили дымовые завесы. Характерно, что атака демонстративно происходила днем.

Кампания дальних воздушных ударов по целям в Крыму и окрестностях проводится благодаря крылатым ракетам воздушного базирования Storm Shadow (французская версия называется SCALP-EG — Système de Croisière Autonome à Longue Portée — Emploi Général). Великобритания объявила о передаче Storm Shadow 11 мая, Франция сообщила об этом 11 июля. Масса боевой части этой ракеты составляет 450 кг, а дальность, по всей видимости, — 300 км. Сегодня это самое мощное и дальнобойное оружие в распоряжении ВСУ.

Таким образом, за последние три месяца за счет ударов крылатыми ракетами и БПЛА украинскому командованию действительно удалось существенно продвинуться в деле изоляции полуострова. А если район боевых действий полностью изолирован, туда не получится перебросить технику, как и пополнить резервы, а значит оборона практически невозможна. Как это выглядит на практике, осенью прошлого года показала российская армия, оставившая (после продолжительных ударов ВСУ по мостам) плацдарм на правом берегу Днепра вместе с единственным занятым в ходе текущей войны областным центром — Херсоном.

Получится ли полностью изолировать Крым от территории России?

Даже если представить, что украинцам удалось вывести из строя автомобильные и железнодорожные пути сообщения с Крымского полуострова, включая мост через Керченский пролив, остаются возможности перевозок по морю. По украинским оценкам, паромная переправа способна обеспечить всего 8-10% от потребностей российской группировки в Крыму, однако обеспечение можно попробовать наладить кораблями.

Как раз в связи с этим кажется неслучайной активизация безэкипажных катеров-камикадзе (БЭК), совпадающая по времени с началом применения крылатых ракет Storm Shadow/SCALP-EG.

С 24 мая 2023 года известно о шести атаках БЭК по кораблям и судам в акватории Черного моря:

  • 24 мая в 140 км северо-восточнее Босфора три БЭК атаковали средний разведывательный корабль «Иван Хурс»;
  • 11 июня в 300 км юго-восточнее Севастополя шесть БЭК атаковали средний разведывательный корабль «Приазовье»;
  • 25 июля в 370 км юго-западнее Севастополя два БЭК атаковали патрульный корабль «Сергей Котов»;
  • 1 августа в 340 км юго-западнее Севастополя три БЭК атаковали судно «Спарта» и патрульные корабли «Сергей Котов» и «Василий Быков»;
  • 4 августа на рейде военно-морской базы Новороссийск БЭК атаковал и повредил большой десантный корабль «Оленегорский горняк», который ранее применялся для перевозки автомобилей на полуостров;
  • 5 августа в 50 км южнее Керченского пролива БЭК атаковал и повредил танкер Sig, находящийся под санкциями США за снабжение российской группировки в Сирии топливом.
Большой десантный корабль «Оленегорский горняк» после встречи с украинским морским беспилотником
Большой десантный корабль «Оленегорский горняк» после встречи с украинским морским беспилотником

Как видно, активность украинских морских дронов-камикадзе резко возросла, при этом они атакуют не только военные корабли в открытом море и на значительном удалении от берега, но и прямо на рейде военно-морской базы (в случае с «Оленегорским горняком»), а также гражданские суда совсем близко от Крыма (в случае с танкером Sig).

Чем может ответить Россия?

ВСУ не смогут вести кампанию по изоляции Крыма без платформ-носителей крылатых ракет, а также площадок для производства и запуска воздушных и морских дронов. Именно поэтому российское командование очевидным образом сместило приоритеты в групповых ударах дальними средствами поражения на места базирования фронтовых бомбардировщиков Су-24М, модифицированных под запуски крылатых ракет Storm Shadow.

Минобороны РФ несколько раз отчитывалось о поражении назначенных целей в районе аэродрома Староконстантинов в Хмельницкой области, где расположена 7-я бригада тактической авиации на вооружении которой и стоят Су-24, а также уничтожении складов с ракетами Storm Shadow и мест производства БЭК.

В частности, ведомство сообщало об уничтожении в районе Староконстантинова складов авиационного топлива (27 июля), склада с ракетами Storm Shadow (24 июня) и ударе собственно по авиабазе (6 августа). В сообщении от 14 августа Минобороны констатировало поражение мест производства и хранения безэкипажных катеров.

Украинский бомбардировщик Су-24 с подвешенной ракетой SCALP-EG
Украинский бомбардировщик Су-24 с подвешенной ракетой SCALP-EG

Правда, во-первых российские ракеты как обычно имеют трудности с попаданием туда, куда нужно, во-вторых, даже при точном прилете разрушить бетонные арочные укрытия, возведенные в Староконстантинове еще в советские времена, чрезвычайно трудно. Наконец, в-третьих, украинская сторона прекрасно осведомлена о попытках уничтожить самолеты-носители Storm Shadow и SCALP-EG, поэтому каждые сутки перемещает их с места на место. Для этого, в частности, пришлось восстановить сеть советских аэродромов на территории Украины и даже переоборудовать часть обычных шоссейных дорог под взлетно-посадочные полосы.

Кроме того, как минимум со времен прошлогодней успешной украинской атаки на аэродром Саки российская сторона наращивает группировку ПВО на полуострове — возможно, в ущерб прикрытию линии фронта и самой России. Российским зенитным средствам, судя по всему, удалось сбить над Крымом как минимум одну ракету Storm Shadow. Любопытно, что это событие вызвало гнев Z-блогеров, которые припомнили Шойгу обещание ударить по украинским «центрам принятия решений» в ответ на удары западными ракетами по территории полуострова. Российская сторона до сих пор официально не признала применения ракет Storm Shadow по Крыму.

На море россияне используют «дедовский», но, видимо, довольно действенный метод противодействия украинским БЭК — военно-морской аналитик Х. И. Саттон писал, что россияне установили на входе в севастопольскую бухту боновые заграждения (плавучие барьеры, преграждающие путь небольшим надводным объектам), а также разместили рядом вольер для боевых дельфинов. Телеграм-канал Mash писал, что подобные заграждения появились и возле Крымского моста после последней успешной атаки ВСУ — правда, сопроводил эту новость фотографией, снятой в Севастополе, так что неизвестно, действительно ли российские власти усилили защиту моста (тем более что о беспрецедентных мерах защиты рассказывали еще до полномасштабной войны). Кроме того, для прикрытия моста потребуются многие километры заграждений — а россияне, по-видимому, не закрыли подобным образом даже бухту Новороссийска, ширина которой составляет 9 км.

Грозит ли Крыму судьба острова Змеиный?

Остров Змеиный - клочок суши, расположенный в 35 км от побережья Румынии напротив устья Дуная - получил известность в самом начале войны. Именно тут родилась знаменитая фраза-мем «Русский военный корабль, иди нах*й», сказанная украинским пограничником в ходе радиообмена офицеру с гвардейского ракетного крейсера «Москва», который предложил украинской погранзаставе сдаться в плен. Кроме того, про остров Змеиный в традиционной эпатажной манере высказался российский крайне правый публицист Александр Дугин, отметив, что «кто контролирует Змеиный, тот контролирует ход мировой истории».

Не исключено, что в руководстве Минобороны РФ разделяли точку зрения Дугина, поэтому приложили колоссальные усилия для того, чтобы закрепиться на острове и превратить его в укрепрайон с мощной ПВО и средства контроля за мореплаванием в северо-западной части Черного моря. Украинские войска неоднократно пытались освободить Змеиный или уничтожить российскую технику на нем, в том числе с помощью ударных дронов Bayraktar TB2, авиаударов и даже вертолетного десанта силами спецназа ГУР и СБУ. В итоге оставшиеся объекты на острове были расстреляны с берега дальнобойными снарядами французских колесных САУ Caesar и украинской «Богданы». После этого удержание Змеиного потеряло всякий смысл, и россияне были вынуждены вывести гарнизон с острова.

По некоторым подсчетам, на самом Змеином и в его окрестностях ВС РФ потеряли вооружений на $1 млрд, но в конечном итоге Минобороны пришлось объявлять о «шаге доброй воли» и вывозить оттуда людей и остатки техники. Правда, украинцы также не установили постоянное присутствие на острове по тем же причинам, что заставили уйти россиян, — уязвимость для постоянных дальних ударов. Несмотря на регулярное использование острова в пропагандистских целях, он остается ничейным. Обе стороны понимают, что в текущих условиях закрепиться там нельзя.

Остров Змеиный в июне 2022 года
Остров Змеиный в июне 2022 года

Очень похоже, что в отношении Крыма сейчас реализуется примерно такая же стратегия, разумеется, с поправкой на масштаб, а также на то, что полуостров не только и не столько гигантский военный объект, сколько место жительства для 2 млн человек, где размещаются промышленность и туристическая инфраструктура.

В отличие от налетов беспилотников на Москву, которые несут больше психологический и пропагандистский эффект, хотя и показывают уязвимость выстроенной в столичном регионе системы ПВО (подробный разбор The Insider по этой теме читайте тут), удары по мостам и военным целям в Крыму действительно грозят серьезными последствиями в сугубо военном смысле.

Командованию ВСУ в ходе войны уже трижды удавалось заставить ВС РФ добровольно уходить из районов размещения. Сначала из Киевской, Черниговской и Сумской областей Украины (конец марта — начало апреля 2022 года), затем с острова Змеиный (июнь 2022 года), и наконец с плацдарма на правом берегу Днепра в Херсонской области (ноябрь 2022 года). Понятно, что провернуть нечто подобное с Крымом будет гораздо сложнее, но сейчас украинские войска располагают и более продвинутыми средствами для этого (крылатые ракеты и новое поколение морских беспилотников). Когда у ВСУ появятся истребители F-16 и более дальнобойные, чем Storm Shadow/SCALP-EG, ракеты шведско-немецкой разработки KEPD 350 Taurus, ситуация для Крыма может стать критической.

Леонид Дмитриев считает, что в ближайшем будущем интенсивность огневого поражения военных целей на полуострове значительно вырастет:

Уже сейчас для Украины недосягаемых тем или иным путем целей на территории Крымского полуострова нет. Однозначно наступит момент, когда и темп и ритм и интенсивность огневого поражения военных целей на территории полуострова будут сильно интенсифицированы.

Напомним, что судьба Крыма представляется более важной для исхода войны и всего послевоенного урегулирования, чем будущее любых других территорий Украины, ныне контролируемых Россией. И в Киеве, и в Вашингтоне, и в Брюсселе исходят из того, что Крым как отправная точка нынешнего конфликта не может сохранить нынешний статус (о том, почему Кремлю скорее всего придется возвращать Крым, читайте в большом материале The Insider). Здесь стоит вспомнить, что в прошлогодней статье главкома ВСУ Валерия Залужного и депутата Рады Михаила Забродского Крым назван одним из «центров тяжести» в текущей войне. Иными словами, шаги по транспортной изоляции Крыма, предпринимаемые сейчас, вписываются в более широкую стратегию создания условий для завершения конфликта на условиях Украины.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari