Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD92.75
  • EUR100.44
  • OIL82.48
Поддержите нас English
  • 889
Новости

Прокуратура Кыргызстана хочет закрыть независимое издание Kloop. За неделю до этого журналисты выпустили расследование про президента страны

Прокуратура Бишкека обратилась в Октябрьский районный суд города с иском о ликвидации общественного фонда Kloop Media, который больше известен, как издатель популярного в Кыргызстане оппозиционного сайта Kloop.kg. В документе указывается, что интернет-портал Kloop.kg проводит работу в рамках зарегистрированного в 2006 году в Минюсте общественного фонда Kloop Media, а публикуемые на сайте и в социальных сетях материалы направлены на резкую критику политики действующей власти.

Согласно тексту иска, «большая часть публикаций носит негативный характер, направленный на дискредитацию представителей государственных и муниципальных органов». Издание также обвиняется в «публичных призывах к захвату власти» и «скрытой манипуляции мнением общества, которому навязывают не соответствующие действительности негативные процессы», «создающие оппозицию любым начинаниям действующего правительства».

Прокурор приводит несколько заголовков и материалов Kloop.kg, которые, по мнению надзорного органа, резко критикуют власть, а также уличает общественный фонд в сокрытии крупной суммы.

Иск прокуратуры был направлен в суд меньше чем через неделю после того, как на сайте «Клооп» вышло большое журналистское расследование, в котором фигурировали родственники президента страны Садыра Жапарова и главы ГКНБ (аналог российской ФСБ) Камчибека Ташиева. Журналисты рассказали об одном из главных событий уходящего лета — открытии в Кыргызстане академии испанского футбольного клуба «Барселона», и нашли в этом бизнес-проекте не только интересы родственников Жапарова и Ташиева, но и российский след.
Расследование получилось настолько громким и вышло в настолько удачное время (академия «Барселоны» открывается 29 августа), что оправдываться Жапаров был вынужден лично. В интервью государственному агентству «Кабар» он заявил, что такие издания, как «Клооп», «называющие себя свободными журналистами», «приносят кыргызам только вред, а не пользу».

Президент Кыргызстана уже не в первый раз упрекает независимые СМИ в том, что они критикуют его. Так, в июне этого года он заявил, что те издания, которые это делают, раньше получали финансирование от близких к государству структур:

«Когда я пришел к власти, прекратил это. Почему государственные организации должны кормить частные сайты? Они получали минимум 2–3 миллиона сомов, максимум — 20 миллионов. Я прекратил это, потому что народные, государственные деньги должны работать для народа. С того дня меня все ненавидят. Поэтому они не хотят видеть хорошее. Я на них не обращаю внимания».

Одним из самых громких конфликтов СМИ и властей Кыргызстана в последнее время стало «дело радио ”Азаттык”». В конце октября 2022 года Министерство культуры, информации, спорта и молодежной политики сообщило, что приостановило на два месяца работу сайта «Азаттык».

В ведомстве отметили, что 16 сентября ресурс «Настоящее время» (подведомственная структура «Азаттык Медиа») опубликовал видеоматериал под названием «Тяжелые бои на границе Кыргызстана и Таджикистана», в котором «применены элементы языка вражды, неподтвержденная информация о якобы нападении кыргызской стороны на Таджикистан, нагнетающая обстановку в обществе информация и вызывающая ненависть, дискриминацию и раскол среди граждан при освещении событий в Баткенской области».

Противостояние журналистов (заблокированное медиа поддержали не только коллеги и правозащитные организации внутри страны, но и многие европейские институты) длилось более полугода. В июне 2023-го журналисты и чиновники заключили мировое соглашение: с сайта издания был удален спорный материал, блокировка «Азаттык» была прекращена.

Бектур Искендер, сооснователь «Клооп», рассказал The Insider об истории нападок на издание со стороны властей страны:

«Это уже не первый раз, когда власти Кыргызстана пытаются оказывать давление на ”Клооп”. До такого, чтобы нам угрожали ликвидацией, не доходило пока ни разу, но были и угрозы блокировок, и иск со стороны одного из чиновников после нашего расследования, когда нам замораживали счета на какое-то время.
Мы в некоторой степени уже закалены этим, поскольку власти так поступали в отношении нас в разное время при разных президентах. Сейчас, скорее всего, катализатором этого давления стала серия материалов о людях, приближенных к президенту и к главе спецслужб. Это два самых влиятельных человека в Кыргызстане — Садыр Жапаров и Камчыбек Ташиев. Видимо, их разозлило наше расследование о футбольном клубе ”Барселона”.
Это самый абсурдный элемент происходящего. Никогда не думал, что в истории давления на ”Клооп” будет фигурировать этот футбольный клуб. ”Барселона” собирается строить футбольную академию в Кыргызстане. С кыргызской стороны в этом участвовали люди, которые связаны с Жапаровым и Ташиевым, включая их ближайших родственников. Бизнес-партнером оказался российских бизнесмен, которому наши власти подарили кыргызское гражданство, связанный с компаниями, относящимися к Росатому.
Весь проект с ”Барселоной” — это мощнейшая пиар-кампания наших властей. Это большой бренд, большое имя. Завтра будет матч легенд ”Барселоны” против наших футболистов. В Бишкек реально съехались звезды этого футбольного клуба.
Всё это происходит при том, что в Кыргызстане очень непростая экономическая ситуация — высокий уровень бедности и коррупции. От этих проблем население пытаются отвлечь. И тут мы выходим с нашим расследованием, где это показывается не в лучшем свете для властей.
Жапаров уже не в первый раз реагирует на наши расследования. До этого он болезненно откликался на наши материалы о майнинговых фермах в Кыргызстане, которые получили большие льготы от государства, несмотря на проблемы с электроэнергией в стране. Через два дня после его интервью, в котором он обрушился на нас с критикой, мы узнали, что со стороны прокуратуры Бишкека подано заявление в суд о том, чтобы начать уголовное дело».

Искендер поясняет, что об иске редакция узнала из письма, поступившего в ее адрес:

«Это заявление было написано еще 22 августа, мы просто получили его спустя шесть дней. Что интересно — оно было подано как раз в тот день, когда вышел наш материал про ”Барселону”. Я предполагаю, что дело это довольно большое. Как я понимаю, речь идет о сотнях страниц. Вряд ли они могли так быстро всё это подготовить. В этом же исковом заявлении говорится о том, что расследование по поводу нашей деятельности спецслужбы начали еще в 2021 году.
Мы впервые узнали об этом в задокументированном виде, но подозрения у нас были. В 2021 году ситуация в Кыргызстане начала в очередной раз ухудшаться с точки зрения свободы слова и давления на СМИ. Мы ожидали, что власти что-то готовят — это было видно по всему Кыргызстану.
Жапаров как раз в 2021 году стал президентом, и вскоре после этого началось давление на политических оппонентов и гражданское общество. Плюс, он, как выяснилось, связан с лидерами организованной преступности, в особенности с Хабибулой Абдукадыром. Это китайский бизнесмен, который выстроил целую империю подпольных грузоперевозок и заработал огромные деньги.
У нас было расследование как раз про эту всю схему еще в 2019 году, а сейчас он открыто вместе с Жапаровым присутствовал на открытии новой мечети в Кыргызстане. Абдукадыр уже позиционируется властями как богатый инвестор.
Когда Жапарова спрашивали про то, нормально ли ему иметь дело с человеком с таким сомнительным прошлым, он сказал: ”Он инвестор. Мы благодарны ему за то, что он вкладывается в Кыргызстан. Поэтому ничего плохого в этом не видим”. То есть к власти пришли люди со связями с организованной преступностью.
В первые же годы президентства Жапарова стало понятно, что оппонентов они терпеть не станут. Мы не первые, на кого давили, — было мощнейшее давление на издание Temirov Live, основателя которого даже лишили кыргызского гражданства и депортировали в Россию, чего никогда не было в истории Кыргызстана. Потом было громкое Кемпир-Абадское дело, когда арестовали активистов, выступающих против передачи земель Узбекистану.
С прошлого года в Кыргызстане резко сузилось поле для выражения недовольства. Мы — страна, известная своей невероятной историей протеста, но с 2022 года это пространство начало сужаться, причем после вторжения России в Украину этот процесс стал ускоряться. Власти стали запрещать любые демонстрации — сначала возле зданий посольств, потом в принципе сузили это поле и оставили в Бишкеке какие-то лишь маленькие пространства. А недавно вообще арестовали писателя Олжобая Шакира за то, что он объявил, что проведет протест против передачи пансионатов на берегу Иссык-Куля Узбекистану. Это новая тенденция — человека арестовывают только за то, что он заявил, что хочет провести протест.
Давление на ”Клооп” — это часть усиления общего давления на гражданское общество в Кыргызстане, которое идет с 2021 года».

«Клооп» не был зарегистрирован как СМИ, но Искендер говорит, что этот факт не может быть препятствием для занятия журналистикой:

«В Кыргызстане в принципе никогда онлайн-издания не обязаны были регистрироваться как СМИ. И мы намеренно не регистрировались как СМИ все эти годы, потому что всегда опасались, что любое заключение условного договора с властями, которые всегда тянули страну в сторону авторитаризма, а также лицензирование с их стороны может негативно сказаться на нашей возможности писать всё, что мы считаем нужным.
Самое главное — мы ориентировались на конституцию нашей страны, которая дает право на свободное распространение и сбор информации. Наша аргументация всегда состояла в том, что в Кыргызстане можно просто объявить себя журналистом и не получать никаких разрешений. Нет никаких законов и норм, которые бы запрещали нам распространять информацию только потому, что у нас нет лицензии СМИ. Странно, что они решили использовать именно такой довод, потому что это противоречит логике законов Кыргызстана.
Власти пытаются поменять законы о СМИ и обязать онлайн-издания получить лицензии. Но я представляю, как они будут это делать, какие будут формулировки и что будет считаться онлайн-изданием. Почти в любой стране, где это делали, в итоге давались максимально размытые формулировки, приводящие к сложному их пониманию. Где проходит граница между СМИ и чем-то, что ими не является?»

Выдвинутые обвинения Искендер называет «совершенно странными»:

«Там даже говорится о том, что мы чуть ли не вызываем у людей психические отклонения и сексуальные аномалии. Экспертом был некий психиатр. Почему он этим занимался — непонятно. Сама логика этих обвинений несуразна.
Да, мы выпускаем материалы, которые, вероятно, кого-то расстраивают, потому что в Кыргызстане происходит много негативных событий. Попытка нас обвинить в том, что кто-то расстраивается из-за наших материалов — это перекладывание ответственности. Если уж кого и можно обвинять в том, что люди в Кыргызстане находятся в плохом психологическом состоянии, то стоит в этом обвинять коррумпированные власти Кыргызстана, а не тех, кто рассказывает о проблемах в нашей стране. Когда суд начнется, мне будет очень любопытно послушать, как они всё это будут аргументировать».

В иске также упомянуто об освещении «проблем в Баткенской области». Искендер «не очень понимает», что под этим имелось в виду:

«Эта область находится на самом юге Кыргызстана, где наибольшей проблемой были территориальные споры между Кыргызстаном и Таджикистаном. Доходило до вооруженных столкновений между кыргызскими и таджикскими солдатами. В прошлом году это противостояние достигло пика, мы были на грани войны с Таджикистаном.
Я понятия не имею что они имели в виду под тем, что из-за нас люди уезжают из Баткенской области. Мы, наоборот, в прошлом году обеспечили одно из самых качественных освещений того, как этот конфликт разворачивался. Наши корреспонденты там были постоянно и документировали, фиксировали всё, что происходило. Мы сделали большое количество материалов о том, как Баткенская область всё это пережила. В том числе готовили материалы о внутренних переселенцах, которые были вынуждены переехать в другие регионы Кыргызстана.
Я не представлю, что такого мы могли осветить, чтобы именно из-за наших публикаций кто-то из Баткенской области захотел уехать из Кыргызстана. Это настолько кривая логика, что я сам не понимаю, что они имеют в виду под этим».

Kloop пишет на русском, на английском, на кыргызском и на узбекском. По словам Искендера, первоначально материалы в основном выходили на русском языке:

«Kloop был основан в Бишкеке, который до сих пор остается городом с колониальным наследием, где больше говорят на русском, чем на кыргызском. Мы сами, те, кто основал Kloop, тоже выросли в русскоязычной среде. Так что мы публиковали изначально на этом языке. У нас не было людей, которые могли бы изначально качественно писать на кыргызском.
Со временем появились ресурсы для расширения наших языковых версий, и в 2010–2011 годах мы запустили версию на кыргызском. Хоть кыргызский и не является привилегированным, но это самый популярный язык в Кыргызстане, поэтому рано или поздно это необходимо было сделать.
В итоге у нас выходит оригинальный контент и на русском, и на кыргызском. На узбекском — нет. Эта версия сайта была открыта для того, чтобы информировать узбекоязычных жителей Кыргызстана, которых около миллиона в стране. Это третий по популярности в стране язык, но пока у нас нет ресурсов для того, чтобы сделать полноценную большую узбекоязычную версию, поэтому пока она строится на переводном контенте.
Англоязычная версия была открыта в нынешнем виде в 2019 году после того, как мы стали выпускать трансграничные расследования, касающиеся других стран. На английском не выходит новостной контент, только самые важные публикации для широкой аудитории».

Искендер говорит, что дата заседания суда пока неизвестна:

«Как нам сказали наши юристы, процедура ликвидации общественного фонда — это длительный процесс, если, конечно, под давлением властей его не ускорят. Естественно, каждое решение на каждом этапе мы будем максимально обжаловать и бороться до последнего. Конечно же, мы продолжим работу. Даже если они вынудят ликвидировать наше юридическое лицо в Кыргызстане, ”Клооп” никуда не исчезнет.
Неблагоприятная ситуация в стране с постоянными изменениями то в лучшую, то в худшую сторону вынудила нас уже давно учиться и готовиться к самым сложным поворотам судьбы. Последние несколько лет мы выстраивали всю инфраструктуру для того, чтобы ”Клооп” продолжал работать».

Пока редакция не может точно сказать, придется ли в итоге перевозить сотрудников за рубеж, но Искендер подчеркивает, что безопасность сотрудников является приоритетом:

«Если кого-то придется из Кыргызстана вывозить ради безопасности, то мы это будем делать, но пока что конкретных решений не принимали, потому что нам самим еще нужно какое-то время, чтобы оценить риски. Пока что идет иск против юрлица, никого конкретно как сотрудника издания власти не трогают. Если вдруг они начнут пытаться это делать, то мы будем защищать этих людей всеми возможными методами, чтобы они не пострадали никоим образом».

При этом сам Искендер находится не в Кыргызстане:

«Я с 2021 года живу в Украине, а с прошлого года — то в Украине, то в Польше. Моя работа связана с тем, чтобы делать ”Клооп” неубиваемой организацией, которая имеет очень широкую международную поддержку. Я надеюсь, что власти Кыргызстана поймут, что благодаря их давлению влияние нашего ресурса становится только больше и мы становимся сильнее. Это делает нас еще более закаленными и готовыми к любым нападкам».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari