Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.82
Поддержите нас English
  • 2373
Новости

«Выборы в Турции не были справедливыми. Люди боятся, журналистов и оппозиции нет, режим Эрдогана арестует всех несогласных» — политолог

Накануне ЦИК Турции объявил о победе Реджепа Тайипа Эрдогана во втором туре выборов президента страны. Единый кандидат от оппозиции Кемаль Кылычдароглу назвал эти выборы «самыми несправедливыми» за последние годы, а международные наблюдатели ОБСЕ уже выпустили отчет, согласно которому турецкие СМИ освещали выборы предвзято, а у кандидатов были неравные возможности из-за ограничения свободы слова в стране. Как заявил в разговоре с The Insider независимый аналитик по турецко-российским и международным отношениям, кандидат политических наук Керим Хас, в Турции все знают, что имели место фальсификации. При этом часть населения боится Эрдогана, так как режим имеет возможность посадить всех несогласных с результатами выборов и курсом действующих властей, а оппозиции, смелых журналистов или академического сообщества, которое будет задавать вопросы, в стране просто не осталось.

Поддержка Эрдогана и проблемы оппозиции

«Эти выборы не были свободными и справедливыми. Режим Эрдогана закрыл почти все ямы в своем режиме, которые могут подорвать его власть. Он арестует всех несогласных, поэтому люди боятся. Что касается реакций оппозиционных партий, то, на мой взгляд, отсутствие противостояния по официальным данным говорит не о том, что не было фальсификаций, а о том, что в Турции не осталось оппозиции и смелой журналистики или академического сообщества, которое будет задавать вопросы о фальсификациях на выборах. В Туркменистане тоже оппозиционные партии не говорят о фальсификациях, как и при других диктаторских режимах.
Что касается поддержки Эрдогана в обществе, то у него поддержка где-то 40–45%, но это не гарантия безапелляционной победы. В любом случае, речь идет о мелких процентах фальсификации. Второй тур показал, что оппозиция не готовилась к альтернативной системе подсчета голосов, как во время первого тура. Есть официальное государственное агентство в Турции, которое дает данные по результатам выборов по «Партии справедливости и развития». У агентства нет своих представителей возле каждой избирательной урны, и они получают данные от партии Эрдогана.
Есть еще оппозиционное агентство «Анка», которое тоже дает результаты через основное государственное агентство. У них тоже нет своих представителей возле избирательных урн во всей Турции. Оппозиция не сделала никакой сайт, доступный для оценки итогов выборов. Люди просто сравнивали данные официального агентства и агентства «Анка». Сначала был показатель в 60%, а потом снизили до 52%. «Анка» просто показала, что Кылычдароглу сначала был впереди, а потом Эрдоган опять победил. В конце концов они показали одни и те же цифры. Вот эта манипуляция через оппозиционное агентство «Анка» в этот раз просто по-другому была сделана. Во время первого тура «Анка» показало данные госагентства, а сейчас они сначала показали первенство Кылычдароглу, а потом всё равно показали победу Эрдогана. У обоих агентств источник данных — это партия Эрдогана.
То, что оппозиция не реагирует на официальные данные — это не показатель того, что нет фальсификаций. Все знают, что были фальсификации и что Эрдоган какой-то процент украл, но в Турции просто не осталось настоящей оппозиции и журналистики. Вот что лежит в основе этой тишины. Оппозиция в Турции сейчас полностью карманная. Мы даже не видели ночью, до самого конца, представителей оппозиционных партий, они не смогли организовать и мобилизовать своих сторонников.
Оппозиция вчера выполнила задачу помягче — передать или укрепить власть Эрдогана и дать ему большую легитимность на внешней арене. Они не боролись как настоящая оппозиция. Эрдоган сначала ушел, и люди на Западе и за пределами страны думали, что это какие-то выборы наподобие Новозеландских, в которых диктатор не победит никогда. Эрдоган очень много внимания уделяет своей легитимности на внешней арене. Оппозиция в Турции своими руками подарила Эрдогану победу и укрепление на внешней арене».

Реакция Запада на победу Эрдогана

«После объявления победы Эрдогана не только Азербайджан, Катар, Россия или Венесуэла поздравляли его, но и все западные лидеры, включая Байдена, Шольца и Макрона, так, будто эти выборы были честными и прозрачными. Это ложь, конечно же. Оппозиция в Турции борется не за власть, а за свои позиции. Эрдоган их либо подкупает, либо угрожает им. В стране огромные проблемы и во внешней, и во внутренней политике. Мы не знаем, например, сколько беженцев стали гражданами Турции или в какой избирательной урне они и за кого голосовали. У нас просто нет данных. Почему курды голосовали за турецкий национализм? Во время первого тура они голосовали за националистические тюркские партии. Люди просто боятся и не хотят говорить.
Оппозиция молчит, потому что это не оппозиция. В Туркменистане оппозиция тоже не говорит о фальсификациях. Например, мы не знаем, сколько миллионов человек погибли от пандемии в Турции. Мы не знаем, сколько раз люди в разных урнах голосовали за одного и того же кандидата. У оппозиции нет достоверных данных, и они недоступны. Судить выборы по официальным итогам бессмысленно.
Эрдоган будет всё больше обращаться к авторитарным методам укрепления своей власти. Стратегический курс будет именно в сторону авторитаризма, но в то же время ему нужно привлекать хотя бы какую-то финансовую поддержку со стороны Запада, потому что экономика тоже в очень плохом состоянии. Поэтому в ближайшие месяцы он будет менять риторику в отношении Запада и смягчать ее. Это не только из-за экономики, но и для того, чтобы представить себя как легитимного и демократического лидера, как было в начале 2000-х годов. В Турции до 2011–2013 годов была более-менее работающая демократия, но после коррупционных скандалов никакой демократии там не осталось».

Турция и НАТО

«Эрдогану нужно показать себя лояльным союзником НАТО, Запада, и чтобы его авторитарный стиль правления признали таким же, как 15 лет назад. Авторитарные лидеры не могут вернуться к верховенству права или демократии после таких преступлений, поэтому его стратегический курс будет идти на ужесточение авторитарного режима. Скорее всего, он ратифицирует процесс вступления Швеции в НАТО до саммита альянса в июле этого года. Я думаю, что в военном плане Эрдоган находится в западном блоке, поэтому, возможно, он будет увеличивать военные поставки в Украину. Это его семейный бизнес — его зять производит беспилотники и бронемашины. С Азербайджаном Эрдоган будет всё больше координировать усилия и оказывать давление на Армению. Это создаст трудности для Москвы.
Несмотря на авторитарный стиль правления, Эрдоган всё еще очень ценный игрок для стран Запада. На постсоветском пространстве вы не найдете такого «смелого политика», который испытывает красные линии России военным и политическим способами. То что НАТО не смог сделать в течение трех десятилетий в карабахском вопросе, Эрдоган сделал в течение трех-четырех лет с начала второй Карабахской войны. Сейчас речь идет не только об отношениях между Азербайджаном и Турцией, но и об ослаблении отношений между Арменией и Россией, о вопросе членства Армении в ОДКБ и так далее. Поэтому в военном и стратегическом плане Эрдоган является ценным игроком НАТО. Например, он затормозил интеграцию Финляндии в НАТО. Он не против ее членства, он просто хочет что-то взамен выклянчать. И вот он остался у власти, и в ближайшее время он одобрит вступление Швеции в НАТО».

Отношения с Россией

«Эрдоган не антизападный политик, он просто ведет свой диалог жестче и испытывает красные линии Москвы. В ближайшие годы, я думаю, Турция и Эрдоган будут поддерживать отношения с Россией, в том числе энергетические. В ближайшие месяцы Москва и Анкара предпримут какие-то шаги для создания газового хаба на территории Турции. Это очень выгодно Турции, при этом Россия становится более зависимой от Эрдогана в этом смысле, но это даст ей сохранить минимальное присутствие на европейском газовом рынке. С другой стороны, решение укрепит позиции Турции как страны НАТО на южном направлении России. Это очень ценно для Запада, так что создание газового хаба никак не противоречит интересам западных стран. Речь не идет о двухстах миллиардах кубометров, а скорее о десяти-пятнадцати. Это не такой большой объем для Запада.
Ведущие западные страны делают Россию более зависимой от Эрдогана, а с другой стороны, Турция дает Западу финансировать турецкую экономику, которая в кризисе, российскими деньгами. На мой взгляд, Эрдоган будет укреплять торгово-экономические отношения с Россией, даже параллельный импорт. В краткосрочной перспективе это нужно Москве, и Турция в какой-то степени помогает Кремлю. В стратегическом и военно-политическом плане мы увидим более активную Турцию на постсоветском пространстве в ближайшие годы. В долгосрочной перспективе то, что Эрдоган остался у власти, — это рискованно для России, потому что мы увидим более активную военную политику Турции в Таджикистане, Кыргызстане или той же Молдове, которая через Румынию и другие страны НАТО хочет интегрироваться в евроатлантические институты. В этом Турция помогает Кишинёву.
Москва сейчас стоит перед выбором между своими краткосрочными интересами в торгово-экономических отношениях с Турцией и долгосрочными рисками в военно-политическом и стратегическом смысле».

Отношение населения Турции к Эрдогану на фоне обвала лиры

«Экономическое состояние влияет на результаты выборов. Если бы не было экономических проблем, то Эрдоган заранее бы объявил о своей победе. Все авторитетные и уважаемые экономисты в Турции и на Западе говорят, что у Эрдогана нет возможности поправить экономику. Для него важно назначить ответственных за финансы, потому что сейчас там человек, который в экономике ничего не смыслит. Все смеются, когда он выступает по телевизору, поэтому Эрдоган запретил ему это делать.
С другой стороны, Эрдоган не может назначить компетентных людей, потому что тогда он не сможет воровать, получать свою комиссию. Для Эрдогана в жизни важны две вещи — деньги и власть. Это коррумпированный режим, поэтому он никого не может назначить на ключевые посты, кроме своих близких. Это создаст для него риски, но и оппозиция в таком же состоянии. В Турции даже есть такое выражение: “И Эрдоган, и оппозиция — все плохие, но Эрдоган ворует, но работает“. Люди чувствуют экономические проблемы более близко. Сейчас уже говорят: “Воруют, но уже не так работают“. Через какое-то время скажут: “Только воруют и не работают“. Вот тогда уже Эрдогану труднее будет остаться у власти и труднее будет выиграть следующие выборы.
Экономика может улучшаться несколько месяцев, может быть какая-то видимость, но основной курс это не изменит. Через год мы увидим ослабление турецкой лиры, потому что система так устроена — Эрдоган не может назначать не ворующих компетентных людей управлять этими государственными структурами. Турция уже давно должна была обращаться в Международный валютный фонд, но не обращается, потому что если МВФ поможет Турции, то он это сделает только при условии, что надо какой-то процент этой суммы обелить и проверить.
Поэтому сейчас Эрдоган говорит, что будет снижать процентную ставку ценой инфляции. Официальная цифра инфляции в Турции — это 50%, но никто не верит, потому что на самом деле 150% минимум. Стратегический курс турецкой экономики движется к сценарию Венесуэлы, где один батон стоит миллионы. Через год-два в Турции именно так всё будет, и тогда люди поймут, что Эрдоган не только ворует, но и не работает».

Сможет ли оппозиция во главе с Кылычдароглу продолжить борьбу?

«Никакую борьбу Кылычдароглу не вел, не ведет и не будет вести. Это просто сигнал для кандидатов на пост главы его партии, потому что сейчас все будут его критиковать. Много оппозиционно настроенных людей будут говорить: “Почему именно он является единственным кандидатом от оппозиционного блока? Почему нельзя было мэра Стамбула выдвинуть?“ Эрдогану было бы труднее “выиграть“ эти выборы, если бы кандидатом от оппозиции был Экрем Имамоглу.
В оппозиции может ужесточиться внутрипартийная борьба, потому что Кылычдароглу уже 74 года, всё может произойти, республиканские партии в Турции очень разные. Внутрипартийная борьба для членов этой партии более важна, чем борьба во всей Турции. Возможно, что Кылычдароглу оставит свой пост, но, на мой взгляд, Эрдоган хотел бы, чтобы тот остался, потому что Имамоглу более рискованный. Имамоглу и Эрдоган будут более жестко вести эту борьбу, а Кылычдароглу не такой амбициозный и не такой опасный оппонент для Эрдогана».

Поздравления от лидеров других государств начали поступать Эрдогану еще до официального объявления результатов второго тура выборов. Первыми это сделали премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и эмир Катара, а чуть позже — Владимир Путин. Президент Украины Владимир Зеленский поздравил Эрдогана сразу после объявления ЦИК официальных результатов.

Второй этап выборов проходил в стране, так как по итогам первого тура ни один кандидат не набрал больше 50%. При этом первый тур выборов прошел не без публичных скандалов. Так, Эрдоган раздавал деньги детям прямо на избирательном участке, куда приехал голосовать. За два дня до голосования Кемаль Кылычдароглу обвинял Россию в монтаже дискредитирующих кандидатов видеороликов, использовании контента, сделанного с помощью технологии Deep Fake. Перед этим Эрдоган на выступлении перед сторонниками показал видео с Кылычдароглу, на котором появляется лидер курдских боевиков.

За несколько дней до первого тура от участия в выборах внезапно отказался кандидат Мухаррем Индже («Партия отечества»), объяснив, что делает это из-за публикации поддельной фотографии сексуального характера. По словам Индже, его подвергали травле на протяжении последних 45 дней. Он назвал все опубликованные с ним фото и другие материалы фейками, сделанными с целью помешать ему одержать верх в голосовании.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari