Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD61.15
  • EUR63.83
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 830
Новости

Основной свидетель обвинения по делу Хованского неоднократно менял показания

Андрей Нифедов, ставший главным свидетелем обвинения по делу блогера Юрия Хованского, несколько раз менял показания и путался в деталях. Иногда его показания совпадали с позицией Юрия, обвиняемого в оправдании терроризма. Это следует из протоколов допросов, оказавшихся в распоряжении Baza.

8 июня, за день до задержания Хованского, Нифедов рассказал, что летом 2018 года тот запустил стрим во «ВКонтакте», где исполнил песню про теракт на мюзикле «Норд-Ост», а также оправдывал терроризм и «публично призывал неограниченное количество зрителей» к совершению терактов.

9 июня, когда Хованского задержали, Нифедова допросили еще три раза. На одном из допросов блогер «вспомнил новые обстоятельства»: он вспомнил, что Хованский пел ту же песню в 2013 году (во «ВКонтакте», а также во время конференции по Skype). Нифедов также признался, что записал выступление Хованского на диктофон, так как был «шокирован чрезмерностью недопустимости строк». Затем Андрей выложил запись во «ВКонтакте», но потом удалил ее якобы по просьбе Юрия, которым заинтересовались сотрудники правоохранительных органов.

1 сентября Нифедова снова допросили. Он сказал, что нашел «какую-то песню про чеченцев» от Хованского, выложенную в интернете в 2012 году, и добавил ее на страницу в соцсети «ВКонтакте». По словам Нифедова, она показалась ему смешной, но затем он побоялся оскорбить жертв терактов и удалил запись. Блогер также признался, что сам однажды исполнял эту же песню под гитару и на камеру.

6 сентября на очередном допросе Нифедова вспомнил новые детали. По его словам, конференция, на которой Хованский пел песни, была все же в августе 2018 года в Skype. Следователь переспросил, точно ли это было в 2018-м, а не в период с 2012 по 2014 год, как утверждает Хованский. Нифедов ответил утвердительно и назвал слова Хованского о времени исполнения песни «абсолютной неправдой». В доказательство своих слов Нифедов добавил, что слушал песню на своей даче, куда он переехал не раньше 2016 года.

Помимо Нифедова в деле фигурируют еще три свидетеля: Андрей Бакулин, Иван Бендь и Светлана Гаврилкина. Но двое из них раньше могли работать в МВД, а их показания местами совпадают дословно. Так, в начале допроса каждый из трех свидетелей сообщил: «Я являюсь активным пользователем интернета. Также я просматриваю видеоролики на YouTube».

Андрей Бакулин (специалист по охране труда) указал в Facebook, что ранее работал на госслужбе. В базах контактов своих знакомых Бакулин записан в том числе как Андрей Убойный, Андрей УгРо Питер, Андрей Бакулин (оур убойный Фрунзенский), Бакулин Фрунзенский, Андрей ФСБ.

Иван Бендь указал в соцсетях, что в 2006 году окончил Санкт-Петербургский университет МВД. Позднее он участвовал во встрече выпускников факультета подготовки сотрудников для оперативных подразделений. По данным РБК, Бендь работал оперуполномоченным криминальной милиции с 2005 по 2008 год, затем несколько лет был заместителем гендиректора по безопасности в коммерческой компании.

Песню Хованского все трое свидетелей описали дословно так: «Содержание песни было направлено на восхваление терроризма и террористических актов. Я помню, что в песне были строки про террористический акт в театре «Норд-Ост» с нецензурным восхищением данной трагедией. Также помню, что в песне были строки про убийства детей и спонсирование новых терактов».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari