Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.10
  • EUR56.48
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 20221
Политика

Проповедник и головорезы. Почему кадыровцы обещают убивать родственников федерального судьи

The Insider

Глава Чечни Рамзан Кадыров и его подчиненные, обещающие резать головы членам семьи судьи Янгулбаева и уже похитившие его жену, мотивируют свою ярость желанием защитить честь проповедника 19 века (который, кстати, выступал против насилия). Эксперты и люди из окружения Кадырова объясняют: защита проповедника - удобный предлог, чтобы расправиться со своими критиками, а заодно укрепить одно из направлений ислама, то самое, которое позволяет Кадырову совмещать религиозность с разгульной праздной жизнью.

Содержание
  • Хронология конфликта

  • Ислам удобный и неудобный

  • Вера и деньги

  • Террористы против экстремистов

Хронология конфликта

В декабре 2021 года чеченские активисты, оппозиционеры и правозащитники начали массово сообщать о похищении их родственников силовиками. Среди пострадавших была семья бывшего федерального судьи Сайди Янгулбаева, у которого похитили около 40 близких и родственников. Конфликт Рамзана Кадырова и этой семьи продолжается с 2015 года, когда судья вместе с младшим сыном Ибрагимом были похищены силовиками Кадырова, — Ибрагима чеченские власти считают причастным к администрированию пабликов с критикой главы республики. Обоих пытали прямо в резиденции Кадырова, после этого на Ибрагима было заведено дело по статье об экстремизме. Позже благодаря частичной декриминализации статьи и вмешательству уполномоченной по защите прав человека Янгулбаев-младший вышел на свободу.

Однако вести оппозиционные паблики он не бросил. В конце 2021 года произошел очередной виток конфликта — начался он с похищения родственников Янгулбаевых, а продолжился похищением кадыровскими силовиками Заремы Мусаевой — жены судьи, матери Ибрагима. Кадыров заявил, что семью Янгулбаевых ждет тюрьма либо смерть.

После того, как в ЕСПЧ потребовали от России срочно объяснить произошедшее, чеченские власти заявили, что это было не похищение, а задержание. Кроме того, в сеть была слита аудиозапись, на которой мужской голос критиковал исламского проповедника Кунта-Хаджи Кишиева — правительство Кадырова утверждает, что это голос Ибрагима Янгулбаева. После этого чеченские чиновники, преимущественно из силовых структур, а также депутат Госдумы Адам Делимханов записали ролики, в которых угрожали Янгулбаевым расправой и обезглавливанием.

Ислам удобный и неудобный

Конфликт Кадырова с семьей Янгулбаевых — это не только реакция на критику, но и следствие давних религиозных разногласий: кадыровцы исповедуют ветвь ислама, почитающую шейхов, а многие его противники следуют более строгому, почти шариатскому исламу — исламу салафитов, исключающему обращение к Аллаху через шейхов-посредников.

«До появления интернета почти все чеченцы верили: ислам заключается в том, что есть особое течение (чеченский суфизм) и есть святые, в том числе тот самый шейх проповедник Кунта-Хаджи Кишиев, который явился 150 лет назад на землю, пропал и должен явиться верующим, — пояснил собеседник The Insider, работающий в чеченских государственных органах — Почти все чеченцы в это верили и следовали этому религиозному течению. С появлением интернета примерно в начале 2000 годов или чуть позже в Чечне появилась молодежь, которая называет себя последователями сунны пророка или ахль ас-сунна ва-ль-джама’а — это салафиты. Они говорят: «Уважаемые друзья, — ходить на могилы святых и через них передавать Аллаху свои молитвы по «чистому исламу» запрещено. Читать зикры (молитвенные обряды) и через них проводить религиозные обряды, которые были введены после смерти пророка Мухаммада, запрещено, это грех».

Кадыров давно и последовательно сопротивляется росту популярности салафизма, отмечает госслужащий:

«Кадыровцы построили очень много религиозных мест, где возводят в лик святых всех этих устазов (учителей, проповедников), которые были в конце 18-19 веков. Этот традиционный чеченский ислам предусматривает, что дозволяются музыка, танцы, есть послабления на вещи, которые запрещены в чистом исламе салафитов. Салафизм же подразумевает много ограничений в образе жизни».

Аудиозапись, на которой мужской голос выступает с критикой проповедника, была слита в сеть, конечно, не случайно, говорит собеседник The Insider: «Кадыровцы всегда знали, что есть сторонники салафизма, они всегда с ними боролись всяческими способами — пропагандой, насилием и т.д. А сейчас, когда они развернули массовую кампанию против Янгулбаевых, они увидели, что есть аудиосообщение, в котором якобы Ибрагим Янгулбаев говорит про этих святых людей. И они поняли — это надо использовать так, чтобы по-настоящему убедить народ в том, что Янгулбаевы плохие, и все репрессии, которые развернуты против них, — оправданы, потому что они посягнули на святое».

Кадыров, действительно, неоднократно выступал с критикой в отношении салафизма и заявлял, что запрещает вести диалог с салафитами: «Вести диалог с ними запрещаю, их действия ведут к развалу. Салафизма и ваххабизма у нас не должно быть и не будет»

27 августа 2016 года в Грозном была принята фетва, по которой истинными мусульманами признаются только последователи суфийского тариката. Сторонники салафизма в этой фетве названы опасными сектантами. В фетве говорится, что ее обязаны принять все мусульмане России. Уже в ноябре 2016 года Кадыров отправился в Саудовскую Аравию, где большинство населения исповедает как раз салафию, там он встретился с наследным принцем королевства Мухаммадом ибн Салманом Аль-Саудом. Сообщения арабских СМИ, что это был визит с извинениями, опровергло Духовное управление мусульман Чечни.

Сами братья Янгулбаевы на вопрос об исповедуемом ими течении не отвечают. «У нас в семье религия в целом это личное дело каждого, — сообщил The Insider Абубакар Янгулбаев. — Никто никого не учит. Я не могу так просто ответить и не хотел бы, чтобы нас маркировали».

Вера и деньги

У Кадырова есть все основания опасаться салафизма, так как отказываться от красивой жизни он явно не готов. Сегодня он самый богатый среди всех глав российских регионов даже по официальным данным. Его доход больше суммарного задекларированного заработка 9 губернаторов из списка богатейших. В 2021 году «Проект» подсчитал, что общая стоимость недвижимости, записанной на жен Кадырова, составляет почти 800 млн рублей, и в декларацию глава Чечни внес далеко не все. Ранее «Проект» также писал, что Кадыров вместе с депутатом Госдумы Адамом Делимхановым (тем самым, что пообещал обезглавить членов семьи судьи Янгулбаева), владеют активами на сотни миллионов долларов. А 14-летний сын главы Чечни в разгар противостояния Кадырова с критиками его власти пришел топтать портреты Янгулбаевых на согнанный властями митинг в часах приблизительной стоимостью в 37 млн рублей.

За финансовые блага Кадыров неоднократно благодарил Аллаха. Глава Чечни говорит о себе только как о настоящем мусульманине, исповедующем истинный ислам, заявляет, что чтит исламских авлиев и устазов (святых, учителей, проповедников). О религиозной фанатичности Кадырова писала еще в 2011 году журналистка Анна Немцова. «Он рассказывал мне, как мечтал войти в Каабу во время поездки в Саудовскую Аравию на хадж со своими ребятами, видимо договорился с принцем, привез их, и они в Каабу вошли все, хотя обычно пускают одного человека, — вспоминает Немцова в разговоре с The Insider. — В тот момент, когда он рассказывает, у него слезы градом текут. Он говорил: «Мы входим как во сне моем, и я вижу, что под потолком ласточки летают. Я испытал такую эйфорию». Я потом спрашивала людей — летают ли в Каабе ласточки, подтвердить мне никто не смог».

При этом в Коране неоднократно порицаются проявления роскоши, заработанной нечестным путем, поскольку они отнесены к свойствам несправедливых и неверующих. А в основе проповедей устаза Кишиева, за честь которого глава Чечни готов убивать, было прощение врагов и неприятие любого насилия, войн, мести. Более того, кровная месть — это языческий обычай, которого не существует в исламе, как и не существует в Коране самого слова «месть».

Террористы против экстремистов

По словам политолога и востоковеда Алексея Малашенко, последователи ислама в Чечне действительно перемешались и запуталось: «Салафиты — это политизированный ислам. Фактически это оппозиция традиционному исламу, который отстаивает формально тот же Кадыров, хотя он сам фактически тот еще сам радикал. Там они запутались уже все и особенно Кадыров. Чего только стоит, например, как он выступал в связи с расстрелом журналистов «Шарли Эбдо».

Однако, по мнению эксперта, несмотря на весь радикализм Кадырова, его уход не решил бы все проблемы:

«Сейчас в Чечне очень тяжело общаться с людьми, никто вам правды не скажет, если это не какая-то яркая оппозиция и борцы за права человека. Там очень много людей, которые его терпеть не могут, но никогда не скажут. Чеченское общество в основе своей построено на консенсусе родов, тейпов, кланов. Когда один вылезает и говорит, что он самый главный, — это не чечены, это другой принцип политического мировоззрения. Чеченская культура построена на договорной основе. Этот вылез и всех раздражает. Я уже не говорю, что он очень много уничтожил представителей самых разных тейпов. И если какие-то там будут перемены, если что-то случится с Кадыровым (коронавирус, в конце концов), то всем мало не покажется, неизвестно еще, что будет. Потому что если не будет Кадырова, то будет месть кадыровцам».

Предсказать последствия нынешнего скандала с Янгулбаевыми Малашенко затрудняется.

«Я считаю, что Путин его сам распустил, как его затыкать он теперь не знает, — пояснил эксперт. — Он его не то, чтобы боится, но он опасается, что если не будет Кадырова, там начнется черт знает что, и в этом отношении он прав. А то, что говорит Делимханов… Чечня ходит по кругу. Средневековье возрождается. Там безвыходное положение».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari