Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD78.64
  • EUR88.93
  • OIL87.38
English
  • 1327
Мнения

Кому зрада, кому перемога. Зеленский рискует усилить позиции Порошенко неоднозначным делом о «госизмене»

Лидер оппозиции принимает решение вернуться в страну, несмотря на уголовное дело: с такой новости начался 2021 год — и она была о Навальном и России, затем такие же заголовки были уже о Саакашвили и Грузии, а закончился этот год такими же заголовками, но уже об Украине и Порошенко, которого обвинили в государственной измене и содействии терроризму. По версии следствия, Порошенко санкционировал покупку угля у «ДНР» и «ЛНР», но доказывают это пока только расплывчатые намеки из прослушек путинского кума Виктора Медведчука. Теперь суду предстоит выяснить, были ли альтернативы у такого решения, или опасность заморозить украинское население была серьезнее, чем фактическая финансовая поддержка оккупационных властей. И если доказательств вины Порошенко будет недостаточно, Владимир Зеленский рискует лишь усилить позиции своего конкурента.

Отношения двух украинских президентов — Владимира Зеленского и его предшественника Петра Порошенко — похожи на конфликт мультяшных Тома и Джерри. Том-Зеленский буквально одержим желанием поймать раздражающего его противника, а Джерри-Порошенко нарочно злит и дразнит его, всегда имея в запасе трюк, который в итоге позволяет ему вырваться из вражьих лап. Владимир Зеленский неоднократно намекал на то, что хотел бы видеть Петра Порошенко не лидером одной из главных оппозиционных партий, а арестантом. Заявлял, что украинцы ждут суда над пятым президентом, и обещал открыть некую шокирующую правду о нем.

Порошенко в ответ высмеивал самые разные инициативы преемника — от готовности вести прямые переговоры с Кремлем до масштабной программы дорожного строительства на деньги из антиковидного фонда — с трибуны Верховной рады, со сцены на Майдане и в видеороликах, публикуемых в соцсетях. При этом экс-президент выступал в роли взрослого опытного политика, поучающего и наставляющего неопытного юнца, до конца не понимающего, где он оказался. Один такой вот назидательно-покровительственный тон выступлений Порошенко мог бы вывести из себя Зеленского, который явно стремится продемонстрировать свою политическую состоятельность и лидерские качества и очень быстро теряет самообладание, когда-то кто высказывает сомнения относительно его компетентности.

Но ведь одними лишь насмешками дело не ограничивается. Порошенко и его команда не упускают возможности обвинить Зеленского в недостатке патриотизма и даже в работе на врага. Вся избирательная кампания 2019 года тогда еще действующего президента Порошенко строилась на нехитром противопоставлении: либо у руля остается он, либо власть получают ставленники Кремля. По всей Украине тогда висели рекламные билборды, на которых Петр Порошенко строго смотрел на Путина. Подпись под коллажем гласила: «Решающий выбор».

Соратники и единомышленники Порошенко не брезговали и не брезгуют до сих пор называть сторонников Зеленского и его самого «манкуртами», «малоросами» и «коллаборационистами». Во время избирательной кампании в подконтрольных Порошенко медиа команда Зеленского сравнивалась с российскими захватчиками в Крыму и на Донбассе, которые, маскируясь под местных жителей, действовали в интересах Москвы и стремились разрушить украинскую государственность. В результате Зеленский еще до своего избрания был явно не настроен на дружбу с Порошенко. А на знаменитых дебатах на стадионе перед вторым туром президентских выборов он емко и однозначно сформулировал свое отношение к сопернику. «Я — ваш приговор», — сказал тогда Владимир Зеленский Петру Порошенко под аплодисменты своих сторонников и смех противников.

«Я — ваш приговор», — сказал Зеленский Порошенко во время предвыборных дебатов

Владимир Зеленский не выдумал ничего нового в украинской политике, когда решил поквитаться с предшественником. Еще Виктор Ющенко, судя по откровениям некоторых членов его команды, давил на силовиков, требуя возбудить дело на главного спонсора враждебного ему «донецкого клана» Рината Ахметова. Пришедший на смену Ющенко ставленник тех самых «донецких» Виктор Янукович, едва освоившись на посту президента, отправил за решетку свою самую опасную конкурентку в борьбе за власть — Юлию Тимошенко.

А сейчас и сам Янукович вместе со своим окружением является фигурантом множества уголовных дел, связанных с расстрелами протестующих на Майдане, пособничеством россиянам в оккупации Крыма и Донбасса, коррупцией и попытками узурпации власти. Со всеми перечисленными историями (кроме, безусловно, дел в отношении Януковича) преследование нынешними украинскими властями Петра Порошенко роднит очень невнятная мотивировочная часть. Тем более, когда речь идет о таком серьезном обвинении как государственная измена.

В чем подозревают Порошенко

По версии следствия, в 2014–2015 годах Порошенко участвовал в схемах финансирования террористов, захвативших власть в Донецке и Луганске. В тексте подозрения Петру Порошенко (в украинской юридической практике оглашению обвинения предшествует вручение подозрения) говорится, что схема эта была придумана неустановленными высокопоставленными чиновниками из РФ для создания «искусственного дефицита угля» на украинских ТЭЦ.

Для ликвидации этого дефицита была начата закупка угля на шахтах, оказавшихся после российского вторжения на Донбасс на не контролируемых украинскими властями территориях Донецкой и Луганской областей. Следователи считают, что Порошенко умышленно санкционировал эти закупки, отказавшись от импорта угля, чтобы накачать деньгами враждебные Украине фейковые республики Донбасса.

Следователи считают, что Порошенко санкционировал закупки угля из «ДНР» и «ЛНР», чтобы накачать их деньгами

Украинские власти действительно закупали уголь на предприятиях, оказавшихся на оккупированной части Донбасса. В 2015 году Киев перевел этим предприятиям около $13 млн. Но история с этими закупками совсем не такая однозначная.

В 2014 году, после бегства Януковича и оккупации Крыма, Украина оказалась втянута в войну на Донбассе. Российские оккупанты с помощью местных предателей и коллаборационистов захватили власть в Донецке, Луганске и в ряде районов Донецкой и Луганской областей. Под контролем захватчиков оказалось и большинство украинских шахт по добыче антрацитного угля, на котором работает почти вся теплоэнергетическая инфраструктура государства.

В правительстве тогда заявляли о возможных массовых отключениях предприятий и жилых домов от подачи тепла и электричества и параллельно искали способы справиться с дефицитом топлива. Вариантов было не так много: закупка угля в России, возобновление поставок с Донбасса и импорт антрацита из Южной Африки — одного из немногих государств, где добывается уголь, подходящий для украинских котельных. Поначалу решили остановиться на самом сложном варианте — южноафриканском. В украинские порты даже прибыло несколько судов с грузом антрацита из ЮАР, но вскоре от него отказались. Официально это было сделано из-за низкого качества сырья, но сейчас следствие ставит под сомнение это объяснение.

После отказа от африканского угля возникли разной степени прозрачности схемы доставки на украинские ТЭЦ топлива с оккупированных территорий. Оно проходило по документам как добытое на незахваченных шахтах Донецкой области или как импортное, в первую очередь опять-таки южноафриканское.

При чем тут кум Путина

Эти схемы не могли появиться сами по себе — они не могли существовать без прямых договоренностей между всеми заинтересованными сторонами: Киевом, Москвой и подконтрольными Москве боевиками на Донбассе. За этими договоренностями стоял вполне конкретный человек — кум Путина и один из лидеров пророссийской партии «Оппозиционная платформа — за жизнь» Виктор Медведчук. Именно у него были связи и в Москве, и в Донецке, и в Киеве.

Весной журналисты портала Bihus.info опубликовали записи телефонных разговоров Медведчука с представителями оккупационных властей и чиновниками из Москвы, в ходе которых переговорщик обсуждает условия отправки угля и рассказывает, где и когда встречать людей, которые везут наличные в счет оплаты этого угля. Медведчук несмешно шутит, заискивает перед Владиславом Сурковым и Дмитрием Козаком, поздравляет с повышением по службе откровенных террористов и при этом намекает, что звонит не по своей инициативе, а по просьбе кого-то более вышестоящего. Следствие считает, что намекает Медведчук на Петра Порошенко. Собственно, эти записи разговоров Виктора Медведчука и являются одними из главных доказательств обвинения в деле против Петра Порошенко.

Следствие считает, что кум Путина Медведчук в разговоре намекает, что действует по инициативе Порошенко

К самому Порошенко подбирались постепенно. Вскоре после публикации записей подозрение в измене получил бизнесмен Сергей Кузяра, который, как считается, лоббировал создание схем по поставке угля с оккупированных территорий, так как часть его предприятий оказалась под контролем так называемой ДНР.

В середине мая под домашний арест отправился и Виктор Медведчук. Его обвинили в организации поставок угля с оккупированных территорий в обмен на деньги из украинского бюджета. Следователи настаивают на необходимости судить Медведчука по статье, карающей за измену, так как отправляемые им бюджетные деньги шли на финансирование группировок, ведущих против Украины войну.

Политические последствия

Вскоре после ареста Медведчука глава Службы безопасности Украины и соратник Владимира Зеленского еще по «Кварталу-95» Иван Баканов сообщил, что следующими фигурантами дела могут стать живущая сейчас в Лондоне экс-глава Нацбанка Валерия Гонтарева, ответственная за расходование бюджетных средств, и Петр Порошенко. 20 декабря следователи пришли вручить подозрение о совершении государственной измены Петру Порошенко, но тот просто удрал от них, отправившись в международное турне.

Пока в конфликте «Зеленский против Порошенко» нет однозначного победителя. Действующий президент, который так явно подстегивал силовиков к активным действиям против предшественника, рискует неожиданно для себя усилить позиции своего конкурента. Ведь если следствие не сможет найти более веских, чем намеки Медведчука, доказательств причастности Порошенко к организации преступных схем, то это определенно отберет часть избирателей у Зеленского, а еще не определившегося протестного избирателя может подтолкнуть к Петру Порошенко как к главному раздражителю действующей власти.

Зеленский подстегивает силовиков к активным действиям против предшественника и рискует усилить его позиции

С другой стороны, любое неосторожное высказывание или действие Порошенко может навредить ему самому. Ведь, в конце концов, именно он ввел, пускай и неофициально, Медведчука в переговорный процесс. И это он открыто критиковал идею закупки южноафриканского угля и говорил, что идущие на донбасские шахты деньги тратятся только на зарплаты шахтерам, а не на вооружение для боевиков.

Кроме того, в ходе следствия и судебного рассмотрения дела юристам предстоит ответить на главный вопрос: не создал бы отказ от закупки угля с оккупированных территорий большую угрозу для безопасности государства, чем согласие на эту закупку? Ведь Украина действительно стояла на пороге массовых веерных отключений электричества в зимний период и не факт, что южноафриканский уголь смог бы закрыть все потребности страны в топливе.

Юридическая коллизия

Расследование дела Порошенко точно будет непростым. Все-таки без санкции главы государства в 2014–2015 годах никакое более или менее масштабное экономическое взаимодействие с оккупированными территориями вестись не могло. И это ставит Петра Порошенко в уязвимое положение. Но сам список оккупированных городов и районов востока Украины парламент утвердил лишь весной 2015 года, только после этого фактически запретив любое сотрудничество с действующими там компаниями и местными «администрациями». До вступления этого решения в силу в закупке угля с территорий, подконтрольных оккупантам, ничего противозаконного не было. А это уже серьезный довод в пользу экс-президента.

Кроме того, есть большие сомнения в том, что следователям удастся доказать, что отправляемые в Донецк и Луганск деньги шли не на зарплаты шахтерам, а на оружие и боеприпасы для боевиков. А без этого государственную измену уже не пришьешь — все-таки шахтеры Донбасса, даже работающие на оккупантов, оставались и остаются с точки зрения украинского закона гражданами Украины, и ничего преступного в начислении им зарплат нет.

Ответ на вопрос: «Знал ли Петр Порошенко о существовании сомнительных схем получения топлива?» вполне однозначен. Конечно, знал. И, скорее всего, покровительствовал им. Но совершенно точно делал это не для, как указано в предъявленном ему подозрении, «содействия деятельности террористических организаций».

Новый акт противостояния действующего и бывшего глав государства ожидает нас уже в ближайшие дни — Петр Порошенко заявил, что вернется в Киев в начале января и ни за что не станет политэмигрантом.

Если Порошенко сдержит свое обещание и приедет на родину — тут же за решеткой он не окажется. Украинское законодательство позволяет оставаться под залогом до конца процессуальных действий даже обвиняемым в госизмене. Находящийся под следствием по той же статье, что и Порошенко, Виктор Медведчук живет в своем особняке и раз в несколько месяцев вносит положенный за домашний арест залог. Да, это обходится недешево — Медведчук уже выложил за возможность не сидеть в СИЗО больше десяти миллионов долларов — но, будучи одним из самых богатых людей в стране, Петр Порошенко наверняка сможет позволить себе такие траты.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari