Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.68
  • EUR90.54
  • OIL66.28
  • 1284
Мнения

Бархат со стальным оттенком. Как Пашинян вслед за Путиным и Лукашенко пошел по пути узурпации

C тех пор как 25 февраля Вооруженные силы Армении потребовали отставки премьера и правительства, а Никол Пашинян в ответ заявил о попытке военного переворота, политическую систему страны поразил кризис, усугубляемый горечью поражения во второй карабахской войне. Аркадий Дубнов анализирует эволюцию демократического лидера, который в результате политической борьбы все больше склоняется к авторитарному стилю руководства.

30 лет назад, когда развалился Советский Союз, нынешний премьер-министр Армении, 45-летний Никол Пашинян был еще школьником, а его политический противник, лидер «Движения за спасения Отечества» 75-летний Вазген Манукян уже был премьером, первым в истории независимой Армении. Спустя год он стал министром обороны, под чьим началом армяне выиграли первую карабахскую войну в начале 1990-х.

3 марта стало известно, что Следственный комитет Армении возбудил уголовное дело против главного армянского оппозиционера, обвинив его в публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя. Дело было так: 20 февраля Манукян на митинге оппозиции призвал своих сторонников «быть готовыми к восстанию», если Пашинян не уйдет в отставку под давлением мирных демонстраций.

Думаю, что надо быть армянином с одной из сторон баррикад гражданского противостояния, охватившего страну на острейшем гребне политического кризиса, чтобы придать серьезный антигосударственный смысл этой пусть резкой, но очевидно митинговой риторике. Точно так же сам Пашинян мог быть обвинен к призыве к терроризму, когда на днях, выступая на митинге в свою поддержку, бросил в толпу зажигающее, - «пусть народ потребует мою отставку, пусть застрелит меня на площади…».

Безусловно, выдающийся современный армянский selfmade-политик, Пашинян олицетворяет собой постсоветское поколение, которому независимость своих государств была преподнесена как данность. Часть этого поколения, не сумев встроиться в новую реальность, до сих пор фрустрирует по поводу утраты принадлежности к большой советской империи, другая часть пытается активно выстраивать свое будущее, участвуя в политике.

Пашинян олицетворяет постсоветское поколение, которому независимость своих государств была преподнесена как данность

Армянская политика – особая и строится на основе очень острой и трагической национальной памяти о геноциде армян столетней давности. Создание независимого армянского государства, в состав которого должен был входить Нагорный Карабах, было страстным делом, которому посвятили жизни многие армяне еще в советский период.

Ныне потенциальный государственный преступник Вазген Манукян вошел в политику еще студентом мехмата МГУ в середине 1960-х. Будучи, как тогда говорили, отпетым армянским националистом, стал в 1988 году соучредителем комитета «Карабах», что стоило ему полугода жизни в «Матросской тишине». Затем вместе с будущим первым президентом Армении Левоном Тер-Петросяном основал «Армянское общенациональное движение», ставшее вскоре правящей партией страны.

После ухода с поста министра обороны в 1993-м Манукян отошел от активной политической деятельности. Его репутация с тех пор оставалась безупречной, и во многом именно этим объяснялся выбор Манукяна в качестве лидера оппозиции и кандидата на пост главы временного правительства Армении после отставки Пашиняна. Дело в том, что после поражения Армении в прошлогодней 44-дневной войне с Азербайджаном досрочные парламентские выборы кажутся естественными и неизбежными. И временное техническое правительство должно подготовить к ним страну. Ведь Армения, и это нужно подчеркнуть особо, остается республикой с продолжающими функционировать демократическими институтами, там действует множество политических партий, по итогам свободных парламентских выборов, формирующих правительство.

Существует в Армении и независимое правосудие, при этом, как не без оснований утверждают сторонники Пашиняна и имеющей абсолютное большинство в парламенте его партии «Мой шаг», в судах до сих пор спустя почти три года после прихода к власти Пашиняна большинство составляют судьи, назначенные при прежних правящих режимах. Свободно себя чувствует пресса, значительная часть которой принадлежит оппозиции и поддерживающему ее бизнесу.

Поэтому мало кто рискнет сегодня сказать, что в трехмиллионной Армении нет реальной политики и самостоятельных политических деятелей, какими раньше были такие харизматики, как Вазген Манукян, а сегодня - годящийся ему в сыновья Никол Пашинян. И тот, и другой пережили тюрьмы, жесткое столкновение с властями, блистательные победы и тяжелые поражения.

Оба они брали власть, подбирая ее «на улице», легитимизировали ее на выборах. И спустя 30 лет после обретения независимости отцы и дети столкнулись на площадях в прямом противостоянии. Да еще в условиях, когда дети готовы обвинять отцов в покушении на государственные устои, а отцы называют детей «предателями национальных интересов». Как такое могло случиться? Да запросто! Можно вспомнить, как расправлялись в годы «Большого террора» в 1930-е со старыми большевиками, чтобы освободить место новому поколению власти, верному вождю народов, как избивалась старая когорта коммунистов в ходе «культурной революции» в Китае.

Более свежий пример - как в соседней Грузии 10-15 лет назад поколение сторонников Михаила Саакашвили, сражаясь с коррупцией, сносило со всех позиций представителей прежней власти… Это стоило ему утраты электоральной поддержки, поскольку в Грузии к тому времени, благодаря усилиям самого Саакашвили, как бы это ни парадоксально звучало, уже работали демократические процедуры.

Одним из триггеров, ставшим причиной поражения молодых правящих элит, стало поражение в краткосрочной войне 08.08.08, как ее принято называть, - августа 2008 года с Россией, - итогом которой стали самопровозглашенные республики Абхазия и Южная Осетия. В результате к власти в Грузии пришла контрэлита, ориентирующаяся на Москву, во главе с российским олигархом грузинского происхождения Бидзиной Иванишвили и победившей на выборах созданной им партией «Грузинская мечта».

У Никола Пашиняна за спиной тоже тяжеленная ноша - поражение в войне. А также старая элита, ныне выглядящая контрэлитой, стремящейся к власти. Это те самые так называемые «карабахские» кланы во главе со вторым и третьим президентами Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном, снесенные бархатной революцией 2018 года, знаменем которой были борьба с коррупцией и преступным олигархатом. Лидер и мотор «бархата» Никол Пашинян отдает себе отчет, что за спиной этих кланов маячат Москва и Путин, личным другом которого является Кочарян. Сдаться им на милость он не хочет и не может, ему не позволит этого та самая «улица», что вознесла его к власти, пусть сегодня и отчетливо поредевшая и усталая, - сказывается апатия, умноженная на фрустрацию от тягчайшего поражения в войне.

И снова премьер-министр, бенефициар того «бархата» - он постоянно на площади упоминает это слово, будто заклиная им толпу, - вынужден искать поддержки стихии митинга, но она уже не столь мощна, как прежде. Здесь нужны транквилизаторы, способные поднять ее на старый уровень, таким становится «образ врага», который лепится из экс-премьера Манукяна. И это выглядит тактическим промахом Пашиняна, Манукян не запятнан грязью, к нему ничего не липнет, ну какой из него предатель…

Пашинян пытается слепить из Манукяна врага, но к нему ничего не липнет — какой из него предатель

И вся Армения понимает, что во врагах у Пашиняна другие противники, экс-президенты, что укрылись за спиной ветерана сражений независимость и Карабах, а ныне лидера оппозиции. Именно Сержа Саргсяна троллил Пашинян ставшей теперь знаменитой фразой про российские «Искандеры», которые то ли не взрываются, то ли взрываются лишь на 10%. Это был намек, что негодное вооружение покупалось еще в бытность Саргсяна президентом, и в подоплеке той сделки коррупционная составляющая, иначе с чего бы Армении честь быть единственной страной, которой продали красу и гордость российского ВПК.

И тут еще один промах армянского премьера. Вместо того, чтобы пропустить мимо ушей или как-то смикшировать (пресс-служба может сказать, что его фразу вырвали из контекста, и мало ли других способов выйти из положения) действительно обидную для него и ставшую публичной ответную усмешку замглавы армянского Генштаба, Пашинян отправляет его в отставку. За генерала вступается практически весь генералитет во главе с начальником Генштаба Оником Гаспаряном, требуя отставки уже самого премьер-министра. Военные поддерживают генералов. Генералы подтверждают свое мнение о профнепригодности политического руководства

Пашинян, ничтоже сумняшеся, называет происходящее попыткой военного переворота. Город и мир встают на уши, в Ереван «на горяченькое» срочно съезжается мировая пресса, но никаких признаков появления на улицах столицы военных на БТРах или даже на велосипедах не видно. Однако армянский лидер, не отказываясь от своих слов, играет на повышение градуса конфликта. И это уже действительно полномасштабный скандал, за которым следует политический кризис - попытка Пашиняна уволить главу Генштаба приводит к фиаско. Президент страны, пусть и в статусе царствующей, но не правящей королевы, отказывается подписать указ премьера. Вопрос зависает и отправляется на рассмотрение Конституционного суда.

В правящей пашиняновской партии говорят о возникших основаниях возбуждения импичмента в отношении президента Саргсяна. Хотя никаких конституционных оснований для столь беспрецедентной процедуры не просматривается. Видны, однако, контуры столкновения неких «большевистских» мотивов, которыми движимы часть соратников премьера, с ограничивающими их демократическими процедурами. На какой-то момент последние побеждают. Пашинян в поисках компромисса направляется на встречу к слегка приболевшему президенту. Одним словом, мышь родила гору, а не как обычно бывает…

Казалось бы, все уже за несколько дней призабыли, с чего все начиналось. Напоминает сам виновник этой невероятной военно-политической экзальтации, - Никол Пашинян публично извиняется, в том числе, и перед Москвой за невольную дискредитацию «лучшего в мире российского вооружения» и объясняет это тем, что его дезинформировали. Это извинение Пашиняна в итоге прозвучало как результат его телефонного разговора с Путиным. Другими словами, премьер-министр Армении признал, что российским источникам он доверяет больше, чем отечественным… Непатриотично получилось.

Извинение Пашиняна прозвучало как результат его телефонного разговора с Путиным

А дальше и вовсе история стала развиваться захватывающе. После встречи с президентом Саргсяном, а может быть, и после ряда других консультаций, Никол Пашинян предложил армянскому народу и оппозиции путь к решению политического кризиса в стране, одновременно подразумевающий свое сохранение у власти. Это проведение референдума, призванного одобрить поправки в конституцию, переводящего форму правления в Армении из парламентской в полупрезидентскую.

Иначе говоря, Никол Пашинян признает, что он не справляется с политической системой сдержек и противовесов, а искусство поиска компромиссов между различными стратами общества, которым и определяет по существу парламентская форма правления, ему не по плечу. Политические противники нынешнего армянского лидера и вовсе теперь могут усмотреть в этих его предложениях стремление равняться на уже реализованные или готовящиеся к реализации конституционно-референдумные новации по узурпации власти в России, Беларуси и даже в Кыргызстане. В нынешние малоромантические времена и нежно-южный революционный «бархат» делается жестким и холодно-стальным.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari