Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD88.02
  • EUR96.04
  • OIL84.85
Поддержите нас English
  • 3593
Новости

Проблемы в экономике подталкивают китайцев к политическому протесту — китаист Чигадаев

Китайские инвесторы, вложившие свои деньги в акции строительных компаний, которые пострадали при январском обвале фондовых рынков, превратили в «стену плача» аккаунт соцсети Weibo посольства КНР в США. В то время как в китайском сегменте интернета работает жесткая цензура, в рамках которой сообщения о проблемах китайской экономики блокируются или пессимизируются, оказалось, что под постом посольства, посвященного жирафам, об этом можно писать свободно.

Китаист Алексей Чигадаев подчеркнул в беседе с The Insider, что в Китае созрели условия для политического недовольства:

«Политическое недовольство действительно нужно где-то выплеснуть. Как говорится, водичка дырочку найдет — и ее нашли в аккаунте китайского посольства в США на Weibo. Когда мы говорим об экологических протестах, о протестах в плане защиты прав потребителей или прав рабочего класса, вообще работников в широком смысле слова, или о спорах по поводу земли, — то они есть, они идут. Для этого не нужно выходить в соцсети — выходишь на площадь и протестуешь. Это очень эффективный способ, и он работает.
А здесь, пожалуй, сложилась уникальная ситуация, когда накопился протест против политического класса, который сейчас управляет. И ему действительно негде выплеснуться».

В то же время, как говорит Чигадаев, государственная пропаганда действует топорно, как в случае со статьей в государственном издании «Женьминь Жибао», которое на днях выпустило статью «Вся страна пышет оптимизмом» в рамках попыток государства внушить инвесторам и бизнесу, что в Китае все хорошо:

«Здесь действительно существуют недоработки китайской пропаганды, потому что ей необходимо построить эффективный имидж вовне. Это получается в странах, с которыми ты работаешь с позиции „большого брата”. Получается ли у Китая создать позитивный образ большого доброго заботливого брата в странах Африки? Не везде, с переменным успехом, но получается.
Если же говорить о „проклятых” инвесторах из США и из стран Запада в целом — их уже гораздо сложнее обмануть. Им нужны понятные показатели, понятные KPI, понятные цифры, которые свидетельствовали бы о том, что экономический рост есть и страна пышет оптимизмом. Если этого нет, то никакая статья в духе „сделаем пятилетку за три года” не поможет.
Но, увы, китайцы просто по-другому не умеют. Это машина пропаганды, которая работает в нерыночных условиях. Она не конкурирует во внутреннем китайском рынке с другими идеями. Поэтому здесь, когда ты можешь транслировать все что угодно, а альтернативы этому не будет (а если будет альтернатива, то эту альтернативу посадят в тюрьму), то, что мы видим, — совершенно неудивительно».

То, что люди в такой ситуации идут жаловаться на государство в комментарии к посту в государственном аккаунте, по словам Чигадаева, неудивительно:

«Складывается некий парадокс. Если мы говорим о Китае, то делаем это не в терминах рыночной экономики, а в терминах плановой, государственной. Поэтому справедливо говорить, что если в экономике что-то идет не так, то виновато государство.
Китайское правительство в последнее время пытается нащупать вот эту долю ответственности, которую можно переложить на частные компании: „Это не мы виноваты, это Alibaba виновата. Это не мы виноваты, это Alipay виноват”. И в целом это абсолютно правильно: государственное вмешательство в финансовые институты должно быть, потому что мы не знаем, чем бы закончилась история с микрокредитами, которые, как известно, развивал Alipay. Сейчас Китай пытается как-то внушить населению мысль, что государство действительно создает правила, но если вы куда-то не туда вложили свои деньги, то это вы персонально виноваты и государство вас спасать не должно.
Тогда возникает справедливый вопрос: если государство нам ничего не должно, то, наверное, нужно дать людям больше политического участия, больше прав? И таким образом возникает патовая ситуация, когда власти пытаются говорить: „Это не мы, это частный бизнес”, а условный народ говорит ему: „Подожди, но ты же все контролируешь. Ты создаешь образ сильного государства, которому все подчиняется“. Поэтому народ идет и жалуется государству. И если что-то идет не так, то виноваты не банки, не микрокредитные организации, не Америка, а виновато именно государство».

В целом же подобное положение в китайской экономике, как полагает Чигадаев, сложилось из-за нескольких причин:

«Мы наблюдаем в целом замедление китайской экономики. Она растет нормальными здоровыми темпами, даже с небольшим превышением того плана, который был заявлен год назад. Но тем не менее торговая война с США продолжается и инвестиции из Китая утекают. Это, пожалуй, вообще первый год в истории, когда зафиксирован такой мощный отток иностранных инвестиций из КНР.
Есть еще кризис девелоперской группы Evergrande. Он повлиял в меньшей степени, но тем не менее китайская недвижимость и вообще недвижимость — это один из столпов китайской экономики, на котором держатся и строительство в целом, и недвижимость.
Плюс мы наблюдаем уменьшение экспорта и импорта вообще. Если мы посмотрим на товарооборот за прошлый год, то с очень многими странами у Китая он снизился. Он растет с Россией, но та, конечно же, не восполняет тех убытков, к которым Китай приводит уменьшение торговли с ЕС, Соединенными Штатами и Латинской Америкой».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari