Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.46
Поддержите нас English
  • 932
Новости

Падение рынка акций в Китае связано с общим замедлением экономики страны — китаист Леонид Ковачич

Рынок акций в Китае откатился до уровня доковидных времен. В целом же в 2023 году индекс CSI 300, в который входят крупнейшие китайские компании, снизился на 15% в долларовом выражении. Китаист Леонид Ковачич рассказал The Insider о том, что это связано в целом с замедлением роста экономики КНР, которое обусловлено тремя основными причинами: кризисом на рынке недвижимости, жесткими антиковидными мерами и нехваткой денег в региональных бюджетах.

Китайская экономика сейчас находится на стадии замедления темпов роста. Она не сокращается, но расти так быстро, как раньше, не будет. С этим связано множество проблем, потому что стабильность развития всего Китая и китайского социума, а также политическая стабильность были завязаны именно на темпах быстрого экономического роста. Был определенный консенсус между властями Китая и китайским населением: «Мы позволяем вам богатеть, а вы не вмешиваетесь в политику».

Рынок ценных бумаг в Китае никогда напрямую не был индикатором состояния рыночной экономики, потому что работал на сочетании как рыночных, так и административных методов управления. Однако в целом настроение его участников он отражает — они крайне пессимистичные.

Как у любой катастрофы, у происходящего нет одной причины. Это всегда целый ряд факторов. С середины 90-х, когда была проведена масштабная финансовая реформа, четко разделили бюджеты центра и бюджеты местных правительств (а подавляющее большинство всех социальных обязательств несут именно региональные бюджеты). Проблема заключается в том, что, с одной стороны, центр всегда требовал от местных правительств темпов роста экономики и красивых показателей KPI, а с другой стороны, ресурсов на это выделялось недостаточно.

Первая причина: кризис на рынке недвижимости

В какой-то момент была придумана отличная модель. Местные власти обладали правом распоряжаться землей, продавать ее (хотя с юридической точки зрения это не совсем точный термин, потому что вся земля в Китае государственная и не может быть продана, а может быть передана в долгосрочную аренду, — но для простоты назовем это продажей) девелоперам под различные жилищные проекты, под коммерческую недвижимость, под инфраструктурные проекты. Те же в свою очередь развивали активное строительство, опираясь на заемные средства, кредитные ресурсы.

Эта модель устраивала всех. Местные власти получали в бюджет средства от продажи земель, что стало основной статьей дохода бюджетов местных властей. Девелоперы в свою очередь зарабатывали на новых проектах. Хотя тут важно понимать, что каждый новый проект на самом деле осуществлялся тоже с привлечением кредитного финансирования, так что объем задолженности экономики накапливался как снежный ком. Однако в моменте это устраивало и бизнес, и центр, потому что давало рабочие места и быстрые темпы экономического роста.

Со временем возникла ситуация перенасыщения рынка. Жилья было построено столько, что, как недавно сказал один китайский чиновник, «если каждому китайцу раздать по квартире, они все равно не смогут заселить все жилье, которое было понастроено за эти годы». Было создано огромное количество ненужной инфраструктуры. Это крупные международные аэропорты в маленьких городах, соседствующих друг с другом, дороги и развязки, ведущие в никуда, и так далее. В итоге эта инфраструктура не окупалась, а жилье не продавалось. Тут-то и возникла угроза кризиса банковской системы в связи с тем, что долги нужно возвращать, но никто не знал, как это делать.

Чтобы ситуация с долгами не усугублялась, власти Китая пошли на достаточно жесткие меры регулирования рынка недвижимости, особенно для девелоперов. У них появились серьезные ограничения по возможностям привлечения кредитного финансирования и рефинансирования старой задолженности.

Как это ни странно, кризис на рынке недвижимости начался, потому что даже бизнес-модель крупнейших девелоперов в Китае, вроде Evergrande, Country Garden и других, оказалась нежизнеспособной без привлечения нового кредитного финансирования. Они стали объявлять дефолты по своим финансовым обязательствам, а объем их долга был огромный. Только у Evergrande он составлял $300 млрд.

Вторая причина: пандемия ковида

Пандемия ковида стала отрицательно влиять на деловую активность. Тотальные локдауны приводили к закрытию производств, разорению бизнесов, сокращению рабочих мест. И бизнес, и домохозяйства стали менее уверены в завтрашнем дне, их покупательная способность стала снижаться, что повлияло на потребление.

Китайцы стали потреблять гораздо меньше и после отмены локдаунов и сокращения ковидной политики. Ничего не изменилось, хотя на это очень надеялись. Люди поняли, что буквально по щелчку пальцев всех можно запереть дома, поэтому стали вести себя по-другому — больше сберегать на черный день, и, как следствие, рынок потребительских услуг стал расти не так быстро, как ожидалось.

Можно было использовать в качестве нормы сбережения рынок недвижимости, как и раньше, но здесь проблема состояла в том, что рынок недвижимости столкнулся с большими проблемами. Девелоперы, чтобы как-то спасти себя и рассчитаться с долгами, стали продавать свои объекты по дешевке. Власти, правда, быстро вмешались и установили минимальные пороги цен на жилье в каждом регионе и городе. Делалось это для того, чтобы не допустить обвала рынка недвижимости, в результате которого люди потеряли бы свои сбережения, что чревато социальными взрывами.

С другой стороны, граждане тоже все понимают. Они знают, что рынок недвижимости находится в глубоком кризисе, потому что девелоперы начинают банкротиться и уходят с него. Многие даже не завершают проекты, в которые люди уже вложились. Другие не получили квартиры или получили их в ненадлежащем виде. Все это быстро расходится, и люди понимают, что рынок недвижимости не так надежен, как раньше, а значит, вкладываться в него не надо.

Третья причина: нехватка денег в региональных бюджетах

Третья проблема в том, что девелоперы перестали покупать землю у местных властей под новые проекты, а это значит, что региональные бюджеты потеряли основной источник дохода. Локальная проблема девелоперов вкупе с проблемами ковида и структурными проблемами китайской экономики привели к тому, что внутри накопилось немало проблем, а очевидных решений пока нет.

Что делать

На данный момент и в экспертном китайском сообществе, и, вероятно, в высших эшелонах власти идут оживленные дискуссии о том, что делать раньше. Стоит ли отпустить все, ввести рыночные механизмы регулирования, отменив лимиты на цены на рынке жилья и допустив обвал цен? Да, это будет больно, шоковая терапия, но в конце концов рынок все урегулирует.

Второй подход предполагает какие-то постепенные методы решения проблем. Можно попытаться точечно ослаблять кое-какие ограничения для рефинансирования задолженностей, поэтапно снижать процентные ставки, ослаблять ограничения на покупку недвижимости, особенно в городах первой линии. С помощью этого рынок будет подпитываться, что, по идее, должно обеспечить его мягкую посадку.

В теории такой подход кажется очевидным выбором — сбалансированный, мягкий, прогнозируемый, но по факту реакции на него могут быть совершенно разными. Когда в одном китайском городе ослабили ограничения на сделки с недвижимостью, это подстегнуло не покупательский спрос, а ее продажи. Люди просто решили захеджировать свои риски или минимизировать свой убыток, пока все не обвалилось еще сильнее.

От того, какими методами в конце концов воспользуются китайские власти, будет зависеть исход ситуации, но сейчас его крайне сложно прогнозировать. Если провести аналогии с политикой нулевой терпимости к ковиду, то Китай одним из последних отменил эти ограничения. Когда все другие страны существовали нормально, все локдауны были отменены, Китай был закрыт от внешнего мира, там по-прежнему действовал строгий антиковидный режим в отношении местного населения.

Трудно было предположить, что Китай в одночасье возьмет и снимет все ограничения с учетом того, что популяционный иммунитет был на тот момент на очень низком уровне. Тем не менее это произошло, Китай отменил все ковидные ограничения. Это вызвало безумную волну заболеваемости ковидом. По разным оценкам, миллионы людей погибли, но власти Китая просто перестали упоминать ковид, будто его и не было никогда. Вместо ковида стали говорить про острую респираторную вирусную инфекцию. И вот так через пень-колоду это все было сделано. Поэтому прогнозировать что-то относительно выхода китайской экономики из кризисной ситуации я не берусь.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari