Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.46
Поддержите нас English
  • 3093
Новости

«Все за неделю знают хотя бы одного-двух погибших». Жители сектора Газа рассказывают о происходящем в эксклаве

В секторе Газа, как говорится в заявлении пресс-секретаря UNICEF Сары аль-Хаттаб, погибли по крайней мере 2215 палестинцев, из них более 700 — дети. Ранены почти 8714 человек, из них около 2500 детей.

Военная операция Армии обороны Израиля против группировки ХАМАС в секторе Газа началась 7 октября после нападения боевиков этой организации на территорию еврейского государства. В результате нее погибли 1300 израильтян, около 3300 были ранены. Боевики врывались в дома мирных жителей, убивая их, был расстрелян проходивший у границы сектора Газа фестиваль Supernova — террористы убили более 260 его посетителей.

В рамках операции «Железные мечи», целью которой является прекращение контроля ХАМАС над территорией сектора Газа, ЦАХАЛ наносит ракетно-бомбовые удары по региону, в основном по северной его части. Израильские военные говорят о том, что бомбят инфраструктуру боевиков — прежде всего тоннели группировки, проходящим под жилыми зданиями, по которым наносятся удары. Израильский военный эксперт Давид Шарп рассказывал The Insider, что с помощью этих тоннелей боевики могут маневрировать и уходить от средств визуальной разведки Израиля.

Армия обороны Израиля также заявляла, что разбомбила район Рафах, где находится КПП на границе сектора Газа и Египта, поскольку тот использовался для контрабанды оружия и оборудования.

В пятницу 13 октября ЦАХАЛ дал населению северной части сектора Газа сутки на эвакуацию в южные районы — вероятно, в скором времени израильская армия начнет наземную операцию против боевиков. В субботу израильская армия дважды продлевала это время, а представитель ЦАХАЛ говорил, что наземная операция начнется лишь после оценки ситуации с гражданскими, которыми прикрывается ХАМАС. The Insider поговорил с двумя жителями сектора Газа — из южной и северной его частей — о том, что происходит в регионе и как мирное население воспринимает сложившуюся ситуацию.

Инна, живет с мужем и детьми на юге сектора Газа:

Что происходит на юге сектора Газа

Мы находимся в южном районе, и сейчас все с севера двинулись сюда. В первые дни у нас было относительно безопасно. Бомбили где-то рядом, несколько домов разнесли, банк, — так скажем, бомбили относительно приграничные районы. Сегодня разбомбили жилой дом в 700 метрах от нас. Рядом находится школа — а все, кто бегут с юга, сейчас в школах сидят.

Наш район был относительно безопасным, в каждую войну в основном страдали те, кто находились ближе к границе. Сейчас сказали, что север теперь будут «чистить», и все пошли на юг.

Муж сейчас ходил за хлебом, говорит, что люди лежат на матрасах. Просто берут матрасы, одеяла и ложатся на улицах. Вещи оставляют в школах. В первое время там останавливались семьями, но сейчас там только женщины и дети. Мужчины спят снаружи.

Многие идут прямо к границе с Египтом, но сегодня была информация, что там уже тоже бомбят. Сначала проход работал, а потом, когда мы пытались выехать, оказалось, что надо выезжать по спискам. Некоторые пробовали выехать просто так — может, думали, пропустят. Не пропускают.

Мы ждем эвакуацию, о которой никак не могут договориться, потому что не дают зеленый коридор. Не знаю, кто — Египет, Израиль, — не знаю, какие у них там планы, но никто не дает выйти. Мы на связи с белорусскими и с российскими консулами. В прошлую войну российский борт вывозил и белорусов, и украинцев, и казахстанцев.

Несколько русскоязычных с севера уже остались без домов и вещей — семей, наверное, десять. Некоторые просто вышли на улицу хлеба купить, и им сказали: не возвращайтесь, будут бомбить. И вот они в чем были, в том и направились в южные районы.

Ситуация с обеспечением

Мы живем в многоэтажном доме, у нас есть свой «мотор», мы запаслись топливом. Его включают, чтобы подзарядить телефоны, узнать новости. Если топливо закончится, конечно, будет совсем плохо.

В некоторых районах уже вообще нет воды. Мы пока понемножку качаем — есть система накопления ее в больших цистернах. Опять же воду привозят на машинах и закачивают ее наверх, в цистерну. Сегодня утром в кране не было воды. Запустили «моторы», набрали немножко — вот, уже появилась. Питьевой водой, продуктами запаслись когда все началось, — это так в каждую войну. В магазинах питьевой воды уже почти нет.

Многие магазины уже закрываются, потому что нечего продавать. Ну и, конечно, людям в них ходить небезопасно. На машинах тоже стараются не ездить. Было время, когда вообще движения на улице не было. Сейчас ехали люди с севера, но обычно улицы пусты.

Что бомбят

Бомбят все. На одной улице были жилые дома, офисы, банки, университет — все разбомбили, всю инфраструктуру, которая была, жилые дома. Раньше израильтяне могли позвонить, сказать, мол, через пять минут будем бомбить. Сейчас такого нет.

У одной знакомой погибла семья ее мужа — они были в семейном доме, и там находились все родственники, которые пришли туда с севера. 65 человек в одном доме погибли. Здесь люди живут не отдельно, семейными домами. Кто-то женится — к дому пристраивают этаж. И эти семейные дома теперь бомбят без предупреждения.

В первые дни мы старались своим детям ничего не рассказывать и не показывать. Они уже все понимают, но мы просто разрешили им делать все, что хочется — в телефонах сидеть, скажем. Чтобы они не обращали внимание на происходящее вокруг.

Что происходит в больницах

Мой муж — медик, получает зарплату от движения ФАТХ, которое находится у власти на Западном берегу. К ХАМАС он не имеет никакого отношения.

<В разговор включается муж Инны, Тарик — пластический хирург — The Insider>.

Ни один квадратный метр не безопасен. Мы не боимся за свою жизнь, мы боимся за своих детей. Я врач. 90% погибших — я вижу, что это мирные люди.

В больницах мужчины, женщины, дети — мирные. Их некуда класть, негде оперировать. Даже нет средств для обработки ран. Даже с животными, которых ведут на убой, так не поступают. Не знаю, это как-то не по-человечески <повторяет эту фразу несколько раз — The Insider>.

Раньше, если умер человек, то собирались его родственники и сразу хоронили его. Сейчас мы просто не знаем, где их семьи, живы они или погибли. Холодильники полны трупами.

Мохаммед, журналист, живет на севере сектора Газа:

Что происходит на севере сектора Газа

C утра сегодня было сообщение от израильской армии для жителей северной части покинуть свои дома и отправиться в южную часть сектора Газа. Речь идет о более 1 млн и 100 тысячах человек. Сначала люди не поверили, а потом начали двигаться. Это было как судный день, они отправились на своих машинах, на общественном транспорте, пешком. Большинство людей шли пешком, более 15-20 км они шли, чтобы пересечь линию, назначенную израильской армией.

Но очень многие из людей остались в своих домах. Им в южной части некуда идти — непонятно, сколько это продлится, не могут же они потом остаться на улице. Медики остались в больницах, которые располагаются в северной части эксклава, при ООН.

Те же, кто ушли, сейчас находятся либо у друзей, либо у родственников, либо на улице. Часть переместились в школы, в какие-то организации, в которых они могут чувствовать себя в безопасности.

Сколько людей погибли и пострадали

Конечно, есть пострадавшие. Были авиаудары, и люди были погребены под обломками домов. Вечером пятницы, по данным Минздрава, было известно более чем 1800 человек, более 7000 ранены. Наверняка погибших больше, потому что многие находятся под завалами, и не хватает техники, чтобы их вытаскивать.

В северной части сектора Газа пострадало много зданий. По последнему неофициальному сообщению, более 200 домов были полностью сровнены с землей, более тысячи квартир, еще более семи тысяч — частично. Это произошло еще до призыва израильской армии к жителям сектора Газа покидать свои дома. После же него ситуация складывается просто катастрофическая.

Отключено электричество, подача воды. Конечно, есть те, кто говорят, что можно запустить генераторы, но их не будет хватать.

Пока людям помогают только муниципальные комитеты. Кроме них есть еще международные организации, в том числе ООН, которые якобы оказывают помощь. Продукты и медикаменты никто из них не раздавал.

Среди знакомых соседей есть погибшие. Сосед работал на скорой помощи, было попадание в машину — погиб. У меня есть знакомые, в дом которых попала ракета, и почти 15 человек погибли одновременно. Сектор Газа — небольшое место. Хотя тут два миллиона населения, но все уже за неделю знают хотя бы одного-двух погибших.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari