Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.79
Поддержите нас English
  • 2249
Новости

На границе Кыргызстана и Казахстана скопились сотни фур, которые не пропускают казахские пограничники

В Казахстане и Кыргызстане — пограничный кризис: на таможенных переходах между двумя государствами скопились сотни грузовых фур. Как утверждают представители Кыргызстана, казахские пограничники резко ограничили пропуск автомобилей на свою территорию и бывает так, что одну машину досматривают по несколько часов. Казахские чиновники говорят, что причина такой ситуации — в антинаркотической операции, а местные эксперты уверены, что Казахстан сознательно препятствует перемещению грузов, чтобы помешать параллельному импорту из Китая в Россию.

Очереди перед контрольно-пропускными пунктами на кыргызско-казахской границе начали образовываться примерно 20 августа. Первым об этом журналистам сообщил заместитель председателя Ассоциации международных грузоперевозчиков Кыргызстана Игорь Голубев. По его словам, на КПП «Ак-Тилек» казахские пограничники начали пропускать по одной машине в час, тогда как расчетная пропускная способность перехода — 20 машин в час:

«Такая же ситуация наблюдается и на остальных пунктах пропуска. Казахская сторона никак не объясняет причины задержки. Считаю, что казахская сторона такими действиями нарушает принцип Евразийского экономического союза о свободном перемещении грузов».

Его слова подтверждали сами водители фур, которые посчитали, что за сутки границу прошли только 12 автомобилей. По данным Управления информации и коммуникаций Пограничной службы ГКНБ Кыргызстана, казахская сторона с 9 утра до 18 вечера 21 августа пропустила всего три машины. Утром 22 августа перед казахской границей было уже 430 машин, 23 августа — более 600. В середине недели Кыргызстан был вынужден развернуть перед границей палаточные пункты помощи, где водителям предоставляли горячее питание и при необходимости медицинскую помощь.

Пограничники Казахстана всё это время отрицали какие бы то ни было проблемы со своей стороны. 23 августа пресс-служба опубликовала комментарий, в котором заявила:

«Каких-либо ограничительных мер не вводилось, пункты пропуска работают в штатном режиме, регламентные нормативы по времени досмотра строго соблюдаются. Показатели пропуска автотранспортных средств находятся в пределах ежесуточных значений, характерных для данного сезона, в том числе на казахстанско-киргизском участке границы».

Днем раньше глава Минфина Казахстана Ерулан Жамаубаев предположил, что возможная причина задержки фур на казахстанско-ккыргызской границе — «операция по задержанию наркотических средств». По его словам, «ни в коем случае не было никаких установок относительно [задержки] коммерческих грузов».

Некоторые эксперты называют возможной причиной действий казахской стороны ответ на прекращение подачи воды Казахстану. В начале августа Кыргызстан прекратил подачу поливной воды в южную Жамбылскую область Казахстана, в результате чего в регионе создалась угроза посевам сельскохозяйственных культур. Минэкологии и природных ресурсов Казахстана утверждает:

«По реке Талас в августе, по графику 2022 года, потребность Казахстана [в воде] составляет 45 кубометра в секунду, фактически вода не подается — 0 кубометров в секунду. Дефицит поливной воды ощущает ряд районов южного региона Казахстана, и из-за недопоставки воды из Кировского водохранилища находятся под угрозой около 4 тысяч гектаров лука и сахарной свеклы».

Коллег из Казахстана упрекнул директор Кыргызского научно-исследовательского института ирригации Министерства сельского хозяйства Улан Чортонбаев:

«Воды нет. Что мы можем дать вам, если нет воды? Вы не пропускаете наши машины через таможенные посты и заставляете их стоять в длинных очередях на ваших пограничных постах. Вы объясняете это тем, что мы перестали подавать вам воду. С весны мы непрерывно подавали воду из Кировского и Орто-Токойского водохранилищ. Даже если у нас не оставалось воды, мы полностью исполнили наши обязательства в рамках соглашений и протоколов между двумя странами. Воды нет. Что мы можем дать вам, если нет воды? Не думайте, что мы намеренно не даем воду, имея ее. Давайте продолжим нашу работу в духе братских отношений, не чиня друг другу препятствий. Не закрывайте границы, а наоборот, почаще пропускайте наши машины. Завтра снова настанет время, когда понадобится вода. Где есть согласие, там есть и благополучие».

Ассоциация развития агропромышленного комплекса Кыргызстана уже попросила вмешаться в конфликт страны — партнеры Кыргызстана и Казахстана по ЕАЭС:

«Казахстан приостановил въезд на свою территорию, ограничив пропуск грузовых транспортных средств из КР. К сожалению, фактически ежегодно нам приходится наблюдать подобную картину, в результате чего фермеры и сельскохозяйственные производители Кыргызстана терпят огромные материальные и моральные убытки. Кыргызстан и Казахстан входят в Таможенный союз, который предполагает, что между государствами отсутствуют какие-либо экономические ограничения. При этом основным принципом функционирования Таможенного союза […] является „осуществление свободного перемещения товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля“. Однако со стороны соседней республики мы наблюдаем нарушения установленных принципов в ущерб интересам кыргызских предпринимателей».

Несколько месяцев назад, когда ситуация на границе была аналогичной, представители Кыргызстана уже прямо обвиняли соседнюю страну в «торговой войне». «Это в чистом виде торговая война между Кыргызстаном и Казахстаном. И казахи, пользуясь своей территорией, тем, что дорога по ней проходит, создают для наших водителей и поставщиков торговые барьеры. Из этого они делают коммерческую выгоду. Или даже не коммерческую — коррупционную. Вот такая неравная борьба», — говорил в интервью журналистам глава Ассоциации грузоперевозчиков Кыргызстана Темирбек Шабданалиев. По словам Шабданалиева, Казахстан проводит подобную политику, чтобы снизить поток товаров из Китая через Кыргызстан:

«Казахстан сам хочет контролировать этот поток. Первый, основной, из Китая, уходит в Россию контейнерами и вагонами. Второй, не менее объемный, — в Казахстан. И маленький поток — через Кыргызстан. И вот этот маленький поток они перекрывают. Дербанят наших водителей, грузоотправителей. С каждым разом из Китая через нас становится всё меньше и меньше отправлений товаров».

Казахстанский политолог Димаш Альжанов объяснил в беседе с The Insider, что ситуация на границе Казахстана и Кыргызстана действительно связана с нехваткой поливной воды, из-за чего Кыргызстан и был вынужден перекрыть ее подачу, а правительство Казахстана в ответ закрыло границу для грузового транспорта, чтобы оказать давление на Кыргызстан:

«То, что мы наблюдаем сейчас, может быть первым звонком целой цепочки кризисных ситуаций в будущем. Не только в отношениях с Кыргызстаном, но и другими странами, включая Россию (обмеление реки Урал). Для Казахстана вопрос нехватки поливной и пресной воды стоит крайне остро, страна не контролирует ни одну из важных водных артерий. Более того, в силу свой авторитарной и коррумпированной природы, казахский режим не способен сформировать долгосрочную стратегию по поиску решений.
Поэтому неудивительно, что вместо открытого и содержательного диалога с Кыргызстаном относительно этой проблемы в ход идет таможенный шантаж. Этот модус операнди показывает, что мы стоим на пороге серьезных экологических и экономических вызовов, а автократии Центральной Азии не обладают политической зрелостью для их решения».

Кыргызстанский политаналитик Турат Акимов рассказал The Insider, что местная пресса сообщает о требовании Казахстана пересмотреть соглашения по воде, подписанные когда-то Акаевым и Назарбаевым:

«Всё это происходит на фоне передачи Садыром Жапаровым водохранилища ”Кемпирабадское” и четырех пансионатов на Иссык-Куле (якобы) в аренду Узбекистану на 49 лет. Хотя, возможно, они уже ушли под полную юрисдикцию Ташкента как анклавы.
Сегодня вода становится большим яблоком раздора в центральноазиатском регионе, и Казахстан так же, как и Узбекистан, хочет пересмотреть процент раздела воды.
Плюс к этому в 2011–2012 годах экс-премьер-министр Республики Кыргызстан Омурбек Бабанов намеревался передать Кировское водохранилище в Таласе в аренду Казахстану на 49 лет, но тогда переговоры сорвались, поскольку Бабанов был смещен с поста.
Казахи, видимо, выражают обеспокоенность по поводу планов развития энергетики в Кыргызстане и ищут любые неточности, запятые и иные лазейки в двухсторонних соглашениях и иных бумагах. На этом пути возможны любые блокады, давление и принуждение. Но есть и версия, что накануне визита в США К-Ж. Токаев демонстрирует лояльность Вашингтону, стремясь ограничить санкционный импорт в Россию через Кыргызстан».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari