Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.89
  • EUR60.90
  • OIL112.84
Поддержите нас English
  • 44748
Новости

«В госпитале 200 человек, на крейсере — больше 500. Где остальные?» Мать пропавшего срочника о том, как скрывают правду об экипаже «Москвы»

Мать матроса-срочника Егора Шкребца, служившего на крейсере «Москва» и пропавшего без вести, рассказала The Insider, что они с мужем были в госпитале в Скалистой бухте, куда привезли раненых с крейсера. Там, по ее словам, было около 200 пострадавших моряков. Всего, как утверждает мать Шкребца, на корабле было больше 500 человек.

«Мы каждого обожженного ребенка смотрели. Не могу передать, как это тяжело, но я своего не нашла. Там было всего лишь двести человек, а на крейсере было больше пятисот. Где остальные? И Краснодар подняли, и все остальное, все обзвонили, но не можем найти», - сказала Ирина Шкребец.

Егор Шкребец служил поваром на крейсере «Москва», проходил там срочную службу. «Они были на боевом посту, готовили кушать. С присяги, которая была 14 августа, он был на корабле». Первый раз после начала войны он позвонил родителям и рассказал, что они взяли остров Змеиный. Последний раз, по словам матери, сын связывался с ней через мессенджер Viber 9 апреля: сказал, что не будет на связи, писал с «левого» номера.

После того, как стало известно о том, что крейсер затонул, родители Егора и других срочников начали искать информацию о выживших и погибших. По словам Ирины Шкребец, их никуда не пускали. «Мы поехали в часть, в части вышел командир, руками развел и говорит: «Ничего вам не скажу». Я говорю: «Где мой сын?», а он: «Ну, в море где-то». Муж начал возмущаться: «Что значит в море? А ты где был?» — «А я вообще был не там». Эти командиры не были на корабле. Как рассказала Шкребец, одного из них зовут Павел Борисович Вакула (заместитель командира корабля, капитан 3-го ранга), другого – Роман Дмитриевич, фамилия и звание неизвестны.

Родители, по словам Ирины, пытались обратиться в том числе и в ФСБ. «Мы приехали в ФСБ в Севастополе, там даже человек не вышел — они стояли за забором, муж кричал: «Выйди и вызови полицию. Давай я тебе морду набью». Он даже не вышел, за решеткой показал руки крест на крест, до свидания, и все. Вот такая служба военно-морского флота и ФСБ Севастополя», – рассказала Ирина. По ее словам, они хотели ознакомиться со списком погибших и пропавших без вести, но списки им не предоставило ни одно ведомство.

С Ириной также связался командир, который был на корабле: «Я говорю: «Вы мне хоть скажите как сын мой умер?», а он говорит: «Я ничего не знаю, они были на посту снабжения. У нас по всему крейсеру были ракеты». Он не мог сказать и как-то отходил от ответа о том, что попала ракета».

Информацию о Егоре Шкребце опубликовал во «Вконтакте» его отец Дмитрий Шкребец. Он рассказал, что в списке погибших и раненых его сын не числится. «Мой сын срочник, как мне сообщили непосредственные командиры крейсера «Москва», среди погибших и раненых не числится и внесён в список пропавших без вести. Срочник, который не должен был принимать участие в боевых действиях, числится пропавшим без вести. Ребята, пропал без вести в открытом море?!!!», – пишет Шкребец.

В своем посте отец срочника также упоминает, что пытался связаться с командиром крейсера и его заместителем, однако после попыток Шкребца уточнить данные о происшествии, они перестали выходить на связь. «Я спросил прямо, почему вы, офицеры живы, а мой сын, солдат срочной службы погиб?», – говорится в посте.

Издание «Агентство» сообщило ранее еще об одном пропавшем без вести солдате-срочнике, который служил на крейсере «Москва». В заметке говорится, что пользователь «Вконтакте» Ульяна Тарасова сообщила, что ее сын Марк пропал без вести после крушения крейсера. Журналисты издания также нашли инстаграм Марка, где он опубликовал фотографию в форме матроса-срочника.

«Новая газета. Европа» поговорила с матерью матроса-срочника, который служил на крейсере «Москва». По ее словам, на нем «погибло порядка сорока человек, несколько человек пропали без вести, очень много раненых». Собеседница издания рассказала также, что «крейсер был подбит с суши, с украинской стороны». «Раненые, в основном, с оторванными конечностями, потому что были такие взрывы — и то, что сдетонировало, и то, что попали ракеты», - сказала она. Мать срочника предполагает, что российские власти замалчивают информацию о погибших «потому что Министерство обороны не хочет признавать поражение со стороны Украины. Не хочет признавать, что такой крейсер потерпел крушение».

16 апреля Минобороны РФ показало видео встречи экипажа затонувшего крейсера «Москва» с главнокомандующим ВМФ адмиралом Николаем Евменовым. На видео — около 100 моряков. Рядом с Евменовым (на фото — в центре) капитан «Москвы» Антон Куприн, украинские СМИ писали, что он погиб. Командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Осипова нет на этой встрече, украинская разведка сообщала, что его арестовали сразу после гибели крейсера. Официально число спасенных членов экипажа Минобороны не объявляло. Советник главы офиса президента Украины Алексей Арестович говорил, что на корабле могло быть 510 моряков. СМИ приводили разные данные о численности экипажа - от 500 до более чем 700 человек.

Вечером 13 апреля власти Украины заявили, что по российскому крейсеру «Москва» ударили ракетами «Нептун». На корабле, находившемся в Черном море к югу от Одессы, начался пожар. Вечером 14 апреля в Минобороны заявили, что крейсер затонул во время буксировки в порт «из-за повреждений корпуса, полученных в ходе пожара от детонации боезапаса». Сообщалось, что экипаж был эвакуирован на находившиеся в районе корабли Черноморского флота.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari