Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.07
  • EUR95.15
  • OIL82.67
Поддержите нас English
  • 2420
Новости

«Мы не сможем просчитать риск ядерного удара, если конфликт Индии и Пакистана зайдет далеко» — директор ядерной программы ПИР-Центра

Индия заявила, что ей не нужен посредник в переговорах с Пакистаном о деэскалации конфликта. Как заявил посол Индии в России, две страны способны вести переговоры друг с другом, не прибегая к услугам какой либо третьей стороны. Ранее свою помощь в урегулировании ситуации предложила Россия, и Исламабад заявил о готовности принять помощь Москвы. Между тем воздушное пространство над регионом продолжает оставаться частично закрытым, а обе обладающие ядерным оружием страны держат стратегическое вооружение в боевой готовности.

Директор программы «Россия и ядерное нераспространение» ПИР-Центра Адлан Маргоев рассказал The Insider о рисках ядерной войны и роли, которую в этом конфликте должна сыграть Россия.

Рассуждая о ядерном паритете между Индией и Пакистаном, надо учитывать, что мы не знаем точное количество боеголовок, которыми обладают страны, они официально не публикуют эту информацию. Нам доступны только оценочные данные, и если опираться на них, то ядерный паритет между странами примерно есть. Разумеется, ни одна из этих стран не подписывала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и не является официально признанной ядерной державой.

ДНЯО появился в 1968 году, но он позволяет проводить атомные взрывы в мирных целях, хотя нет особой разницы, какие цели преследует взрыв — это то же устройство, которое можно использовать и в немирных целях. Тем не менее, такой пункт в договоре есть, и когда в 1974 году Индия провела первое испытание атомной боеголовки, он позволил Индии сказать «мы мирно развиваем свою атомную энергетику».

Испытание Индией ядерного оружия вынудило Пакистан разработать свое. Пакистанский ученый-ядерщик Абдул Кадыр Хан основал национальную ядерную программу и поддерживал транснациональный «черный» рынок технологий двойного назначения. И Индия, и Пакистан приложили максимум усилий для того, чтобы под видом мирной ядерной энергетики развивать военный атом. В мае 1998 года уже обе страны провели ядерные испытания. Учитывая, что они враждуют между собой с момента основания, то они стремятся достичь паритета по ядерным вооружениям.

При этом с Индией развивается международное сотрудничество в сфере мирного атома – специально для нее были введены юридические изъятия из режима экспортного контроля. По этому направлению с ней активно взаимодействуют США и Россия, но при строгом выполнении условия, что технологии, которые Индия получает, не могут быть использованы в военном атоме.

Учитывая, что обе страны обладают атомным вооружением, но не являются членами ДНЯО, международное сообщество разделено во взглядах на проблему их ядерного потенциала. С одной стороны, все хотели бы, чтобы договор был подписан всеми странами без исключения, и только пять стран — постоянные члены Совбеза ООН — сохраняли ядерный потенциал – и то, для его дальнейшего сокращения. С другой стороны,нынешняя ситуация так или иначе устраивает мировые державы. Никто не в состоянии принудить какую-либо из четырех обладающих ядерным потенциалом стран – Индию, Пакистан, Израиль или Северную Корею – к разоружению, но на дипломатическом уровне будут призывать их к вступлению в ДНЯО. Между КНДР, против которой применены санкции, и Индией или Пакистаном есть большая разница — по мнению США они представляют меньшую угрозу, чем Северная Корея. А в случае с Израилем вопрос о ядерном разоружении американцамивообще не поднимается.

Проблема с недавним инцидентом между Индией и Пакистаном в том, что мы никогда не можем знать наперед, какой конфликт окажется локальным, а какой глобальным. Эскалация конфликтов всегда происходит непреднамеренно. Даже Первая мировая война не планировалась как глобальный конфликт, она разгорелась из сравнительно небольшого события. И каждый раз, когда назревает конфликт между странами с ядерным потенциалом, есть риск, что он перерастет в крупномасштабный, даже с применением ядерного оружия. Этот риск мы не можем просчитать. Поэтому нужно стремиться к деэскалации ситуации на раннем этапе любого вооруженного инцидента между странами, у которых есть ядерный потенциал. Вот, например, премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил, что если этот конфликт не будет вовремя заморожен и если с обеих сторон не будет преобладать холодный разум, то ни Нарендра Моди, ни он сам не смогут остановить его на более поздних стадиях.

Купировать образовавшуюся угрозу должны помочь внешние игроки. Россия, безусловно, тот посредник, который с этой ролью бы справился. И Индия, и Пакистан с недавних пор входят с Шанхайскую организацию сотрудничества. Некоторые считали включение двух противоборствующих держав в ШОС спорным решением, но организация пошла на этот шаг, а значит, создана площадка, которая поможетобеспечивать безопасность между, как минимум, членами этой организации. Для того, чтобы сыграть роль посредника, у России есть и дипломатический потенциал, и необходимый опыт, и взаимоотношения с обеими странами. Сегодня США находятся в таком состоянии, когда активные дипломатические конструктивные усилия представляют для этой страны большую сложность, как минимум, из-за того, что дезорганизованы межведомственные процессы и внешнеполитическая элита страны в целом. При запросе со стороны Индии и Пакистана, Россия как гарант международной безопасности сможет выступить эффективным посредником.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari