Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD78.87
  • EUR92.60
  • OIL38.16

Российские СМИ обрушились с резкой критикой на принятый в пятницу в первом чтении закон Украины о реинтеграции Донбасса (официальное название «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»). Авторов закона обвиняют в том, что документ противоречит Минским соглашениям, подписанным Украиной в 2014 и 2015 годах, и тем самым открывает путь к новому обострению вооруженного конфликта.

Так, в вышедшем накануне принятия закона сюжете программы «Время» говорится: «Формально он посвящен так называемой реинтеграции Донбасса. Однако фактически, как говорят в Донецке и Луганске, ставит крест на Минских соглашениях. Такого же мнения придерживается и полномочный представитель президента России в Контактной группе по Украине Борис Грызлов». Любопытно, что личное мнение представителя России в контактной группе по урегулированию ситуации в Донбассе в сюжете не представлено, сказано лишь, что он присоединился к позиции самопровозглашенных государственных образований.

ТАСС приводит мнение эксперта —  Олега Бондаренко, называющего себя «директором Фонда прогрессивной политики». Он обращает внимание на то, что из текста законопроекта изъято упоминание о Минских соглашениях, и делает из этого вывод: «Это означает то, что Украина уже формально выходит из «Минска», прекращает работу Контактная группа и нормандский формат. Что им обсуждать, если это единственная основа, а принятый Киевом законопроект фактически ее отменяет?»

РИА «Новости» ссылается на украинского политолога Михаила Погребинского, известного прокремлевскими взглядами, по мнению которого «законопроект по многим пунктам противоречит Минским соглашениям». Что это за пункты, не объясняется.

Рассмотрим текст принятого в первом чтении закона. В преамбуле констатируется факт вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины, а неподконтрольные Киеву территории объявляются временно оккупированными. Разумеется, это положение вызывает резкую критику в России, которая не признает своего непосредственного участия в конфликте, однако тексту Минских соглашений это не противоречит — в них вообще не говорится о природе и источниках конфликта.

Статья 1 устанавливает, какие территории признаются временно оккупированными. Согласно статье 2, правовой статус оккупированных территорий определяется данным законом и принципами международного права, оккупация объявляется нелегитимной. Гарантируются права собственности на имущество, в том числе недвижимое, приобретенное в соответствии с законами Украины. Статья 3 утверждает, что политика по обеспечению суверенитета Украины над оккупированными территориями базируется на нормах международного права и законодательстве Украины. Все это также не противоречит ни одному пункту Минских соглашений.

Согласно статье 4, цели государственной политики по обеспечению суверенитета Украины — освобождение оккупированных территорий, восстановление конституционного строя, защита прав, свобод и законных интересов граждан, укрепление независимости, обеспечение единства и территориальной целостности Украины. Статья 5 устанавливает, что государственные органы Украины с соблюдением международных обязательств страны и принципов международного права осуществляют политико-дипломатические и иные меры по восстановлению территориальной целостности, обеспечению национальной безопасности и обороны, сдерживанию российской агрессии. Статья 6 говорит о защите прав и свобод граждан, о порядке совершения сделок, о режиме въезда и выезда, о мониторинге соблюдения прав и свобод. Устанавливается, что Украина не несет ответственности за действия государства-агрессора, его вооруженных сил, других военных формирований и оккупационной администрации. И здесь тоже нет никаких противоречий Минским соглашениям.

В первоначальном варианте законопроекта, внесенном в Верховную Раду президентом Петром Порошенко, статья 7 содержала положение о приоритетности Минских соглашений 2014 и 2015 годов. После обсуждения в профильных комитетах это положение было удалено и заменено ссылкой на резолюцию Совета безопасности ООН. Как объяснял депутат Верховной Рады, член фракции «Блок Петра Порошенко» Мустафа Найем, были претензии к этому пункту, так как он легализовал Минские договоренности в рамках правового поля Украины. «Минские договоренности не могут считаться источником права, в том числе международного, поскольку они не подписывались субъектами международного права. Их подписывали в том числе террористы», — писал депутат. Тем не менее здесь ничто не противоречит конкретным практическим мерам, о которых идет речь в соглашениях. На возможность выхода из соглашений ничто не указывает.

Статья 8 говорит о привлечении Вооруженных сил и других военных формирований Украины на основании национального законодательства и статьи 51 Устава ООН (право на самооборону). Согласно статье 9, руководство силовыми структурами в зоне конфликта возлагается на Объединенный оперативный штаб ВС. Таким образом, руководство переходит от Национальной гвардии к Вооруженным силам. Это главное практическое изменение действующего порядка АТО (сам термин АТО в законе не упоминается). Никакого противоречия Минским соглашениям, никак не регламентирующим участие Вооруженных сил, в этом нет.

Наконец, статья 10 конкретизирует порядок въезда и выезда через контрольные пункты и устанавливает ответственность за нарушение этого порядка. Статья 11 (последняя) содержит заключительные и переходные положения, вносит поправки в ряд других законов, чтобы они согласовывались с новым законом. Таким образом, ни одного положения, противоречащего Минским соглашениям, в законе не обнаружено.

Напомним, что Минские соглашения состоят из Протокола по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы (сентябрь 2014 года) и Комплекса мер по выполнению Минских соглашений (февраль 2015 года). Соглашения подписаны представителями членов Трехсторонней контактной группы — ОБСЕ (Хайди Тальявини), Украины (Леонид Кучма) и России (Михаил Зурабов), — а также Александром Захарченко (ДНР) и Игорем Плотницким (ЛНР) как частными лицами, без указания их должностей.

Первое соглашение состоит из 12 пунктов: обеспечить прекращение применения оружия, обеспечить мониторинг со стороны ОБСЕ, провести децентрализацию власти (принять закон об особом статусе отдельных районов), обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской границе со стороны ОБСЕ, освободить заложников и незаконно удерживаемых лиц, принять закон о недопущении преследования и наказания участников конфликта, продолжить инклюзивный национальный диалог, принять меру по улучшению гуманитарной ситуации, провести досрочные местные выборы в соответствии с законом об особом статусе, вывести с территории Украины незаконные вооруженные формирования, принять программу экономического возрождения Донбасса, гарантировать личную безопасность участникам консультаций. Кроме того, подписан меморандум, конкретизирующий его положения.

Второе соглашение состоит из 13 пунктов: незамедлительное прекращение огня, отвод тяжелых вооружений, мониторинг со стороны ОБСЕ, начало диалога о проведении местных выборов в соответствии с украинским законодательством, помилование и амнистия, освобождение всех заложников и незаконно удерживаемых лиц, доставка и распределение гуманитарной помощи, определение модальностей восстановления социально-экономических связей, восстановление полного контроля Украины над государственной границей (в первый день после местных выборов), вывод иностранных вооруженных формирований, конституционная реформа, предусматривающая децентрализацию, согласование проведения выборов с представителями отдельных районов при мониторинге со стороны ОБСЕ, интенсификация деятельности Трехсторонней контактной группы.

Не все положения Минских договоренностей выполняются на практике, но принятие нового закона, никак с ними не пересекающегося, в этом отношении ничего не меняет.

Действие закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», принятого в 2014 году в соответствии с Минскими соглашениями, Верховная Рада продлила еще на год в тот же день, когда был принят закон о реинтеграции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari