Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.02
  • EUR95.74
  • OIL82.62
Поддержите нас English
  • 1611
Антифейк

Тонкости перевода: как РИА «Новости» придумало пророссийский поворот в политике Макрона

РИА «Новости» посвятило внешнеполитическим высказываниям президента Франции статью, озаглавленную «Макрон призвал уважать Россию: что заставляет Париж менять политику». Статья проиллюстрирована фотографией Макрона, выступающего на Генассамблее ООН, но сама его речь там не упоминается — видимо, ничего соответствующего их взглядам пропагандисты из РИА в ней не нашли. Зато их внимание привлекло интервью, которое Макрон дал телеканалу CNN накануне выступления на Генассамблее.

Автор статьи Игорь Гашков заявляет: «По сравнению с США и Германией курс Франции может оказаться более гибким по отношению к Москве. Глава Пятой республики Эммануэль Макрон, жестко отзывавшийся о Кремле в ходе предвыборной кампании, меняет свою риторику». Свое утверждение он подкрепляет такой цитатой: «Нам следует работать с Россией, невозможно разрешить сирийский кризис без России, крайне сложно сделать то же самое без ее помощи в Северной Корее, и, кроме того, следует уважать Россию, держа в уме ее место, ее историю и наши с ней отношения».

Чтобы понять контекст этого заявления, приведем несколько более обширную цитату из интервью, которое Макрон дал ведущей CNN Кристиан Аманпур на английском языке.

— Давайте поговорим о России, потому что это, как говорится, большой слон в комнате. Перед выборами вы очень ясно сказали: «я не российский кандидат».

— Да, я это подтверждаю.

— Вы это сказали.

— Я французский кандидат.

— Да, именно так. Создавалось впечатление, что Марин Ле Пен у России в кармане. Вы приняли вызов, открыто противостояли им, когда они пытались вмешаться в ваши выборы, пытались запятнать вашу репутацию. Почему вы решились занять эту позицию, когда вы уже видели, что случилось здесь, в Соединенных Штатах? Никто не встал и не заявил открыто о том, что делает Россия, хотя перед выборами это было уже, в сущности, ясно. И как иметь дело с реваншистом Владимиром Путиным?

— Я думаю, Россия вмешивалась во многие кампании. Почему? Потому что это ее стратегия — способствовать продвижению антилиберальных сил во многих демократических странах. Это правда. Это хорошо известно. Но я предпочитаю высказываться очень ясно, и во время кампании громко и открыто об этом заявил. У меня был прямой разговор с Владимиром Путиным по этому вопросу. Я четко объяснил ситуацию некоторым российским пропагандистам. И журналистам, которые занимаются пропагандой, что совсем не то же самое.

Но при всем этом Россия — партнер. Нам приходится работать с Россией. Невозможно исправить ситуацию в Сирии без России. Очень трудно исправить ситуацию в Северной Корее без России.

И тут мы подходим к ключевой для РИА «Новости» фразе: об уважении к России. В оригинале она выглядит так: And Russia has to be respected given its place, its history  and our relationship.

Английский глагол to respect может быть переведен разными способами: уважать, почитать, соблюдать, признавать, учитывать. И в данном случае контекст вряд ли располагает к почтительно-уважительной трактовке, если учесть то, что Макрон непосредственно перед этим говорил о вмешательстве в выборы и поддержке антилиберальных сил. Так что Макрон говорит о том, что с Россией приходится считаться, учитывая ее место в мире, историю и сложившиеся отношения.

Кстати, перевод другой фразы у РИА тоже неточен: «Нам следует работать с Россией». Макрон сказал: We have to work with Russia. У этого выражения есть оттенок вынужденности, так что более точно было бы перевести как «нам приходится работать с Россией».

Когда Макрон рассуждает об урегулировании ситуации в Сирии, российский переводчик совсем уж откровенно его «поправляет». РИА передает мысль президента так: «Ведь если вы посмотрите на реальную ситуацию, то переговоры в Астане единственные доказали свою эффективность. Но за столом этих переговоров нет ни США, ни ЕС. И это большое поражение для нас». В действительности же Макрон сказал: today, when you look at the Syrian situation, the unique, active process is the Astana process — «сегодня, если взглянуть на ситуацию в Сирии, единственный активный процесс — это астанинский». То есть Макрон вовсе не оценивает эффективность переговоров в Астане, он лишь сожалеет, что не ведутся другие — с участием США и Евросоюза.

На основании этого тенденциозного перевода автор статьи выстраивает целую политическую концепцию, попутно вспоминая более раннее заявление президента Франции: «Путь, выбранный Макроном, не противоречит российским интересам: так, французский президент <...> не считает более отставку Башара Асада предварительным условием урегулирования в Сирии».

Но на самом деле взгляд Макрона на сирийское урегулирование ясно выражен в фрагменте интервью CNN, который РИА «Новости» предпочло не заметить:

«Наш главный приоритет в Сирии — победа над джихадистами и террористами; я верю, что с коалицией под руководством США мы победим. Это очень важно. И это моя первая цель в Сирии. Вторая цель — сохранить единство страны, чтобы в ней было правительство, Сирии нужно инклюзивное политическое решение. Я не верю, что Башар — это решение. Башар должен уйти. Башар — преступник, мы это знаем. И он должен ответить за свои преступления в международных судах».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari