Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.89
  • EUR60.90
  • OIL112.91
Поддержите нас English
  • 2181
Антифейк

Польский дезертир придумал историю о массовых расстрелах беженцев на границе. Но куда делись трупы, придумать не успел

Юрий Бершидский

На сайте RT опубликовано интервью, взятое корреспондентом Константином Придыбайло у польского дезертира Эмиля Чечко, перебежавшего в Белоруссию. Дезертир с легкостью признается в массовых убийствах, якобы совершенных им по приказу командиров:

— Когда ты пришел в армию, какие у тебя были обязанности? У нас есть, например, танкисты, артиллеристы... Кто ты?
— Был артиллеристом. <…>
— Вот тот первый день, когда тебе сказали, что ты едешь на спецзадание на границу, какой он был?
— Нам не говорили, что это будут какие-то особые задания. Просто делали так, чтобы мы постепенно привыкали к пребыванию на границе.
— Я своими глазами видел, как беженцы застряли между двумя польскими заборами. Насколько жестким было указание этих беженцев не пускать на территорию Польши?
— Запретили даже бросать им воду и еду.
— Какая задача стояла: вытолкать их обратно, или не пустить, или просто чтобы этих людей не существовало?
— Сначала говорили только, чтобы мы не пускали. А потом мы стали ездить, как это определяло наше начальство, патрулировать вместе с пограничниками. <…>
— Если я не ошибаюсь, ты в интервью сказал такую фразу: стреляли в лоб. Некоторые СМИ, в том числе и польские, сказали, что «стрельнуть в лоб» это на диалекте означает «щелбан». Это «щелбан» или это «стрелять»?
— Нет, здесь дело было не в том, чтобы щелкнуть по лбу. А в том, что пограничники сказали, что убьют нас, если мы не будем делать то, что они нам велят.
— То есть пограничники заставляли вас, и тебя лично, убивать?
— Да, под страхом смерти.
— А почему? Почему убивали?
— Они особенно не объясняли, просто велели нам это делать. Они говорили, что им, в общем-то, не хочется с ними возиться.
— Ты ответил на мой следующий вопрос. Я хотел спросить, почему не проще было вытолкать на территорию Белоруссии... Либо в миграционный центр...
— Вероятно, это проще. Но они так не поступали.
— Это звучит, возможно, очень жестоко. Но это были одиночные выстрелы или расстрелы групп?
— Они были групповые…
— Мы примерно одного возраста… Прямо расстрел, фашистский расстрел... Ты понимаешь, что такое «фашистский»?
— Да, когда в кино показывают, как немцы расстреливают людей. Вот так это более-менее выглядело. <…>
— Сколько человек ты убил?
— Мне сложно сказать. Но наверняка можно считать десятками. <…>
— А много таких, как ты?
— Тех, кто сбежал, или кто делал то же, что и я?
— Кто делал...
— Наверное, много. Наверняка много. Потому что это были не отдельные машины пограничной охраны, а приезжало пять-шесть машин пограничников.

В этой страшной истории концы с концами не сходятся буквально на каждом шагу. Если изверги из польской пограничной службы решили убивать беженцев, просто чтобы с ними «не возиться», то непонятно, зачем им понадобилось привлекать к этому еще и солдат, причем из артиллерийской части. По версии, изложенной в интервью, получается, что пограничники заставляли польских солдат стрелять в мигрантов, а сами выступали в роли заградотряда, угрожая солдатам смертью. Совершенно непонятно, на что они рассчитывали, если у любого солдата служба когда-то закончится и вряд ли что-то сможет помешать ему рассказать, через что он прошел. Даже если их заставят дать подписку о неразглашении, скрыть преступление в стране ЕС с неохраняемыми границами внутри Шенгенской зоны будет практически невозможно.

Если количество убитых одним только Чечко измеряется десятками, а таких, как он, «было много», то выходит, что от пуль польских солдат погибли сотни мигрантов. Каким образом пограничники, которым «не хотелось возиться» с мигрантами, избавились от их тел, Чечко не объясняет, а Придыбайло не интересуется.

И наконец, совершенно невозможно объяснить, почему белорусские пограничники, которые не могли не услышать стрельбу, не видели ни самой расправы на границе, ни ее следов. А также непонятно, почему об этом не рассказывают иракские мигранты, которые сотнями возвращаются домой после неудачной попытки попасть в Польшу.

В одном из предыдущих интервью Чечко рассказывал, что силовики убили и двух польских волонтеров, помогавших мигрантам. Это абсолютно невозможно: в случае исчезновения жителя Польши его близкие и коллеги подняли бы тревогу в тот же день. Но ни о каких исчезновениях волонтеров вблизи польско-белорусской границы сообщений не было.

Как выяснили польские журналисты, дезертир Эмиль Чечко, до того как пошел служить в армию, избивал свою мать; после увольнения с военной службы его ожидал суд. У него были проблемы с наркотиками, он лечился от алкогольной зависимости.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari