Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.59
  • EUR84.95
  • OIL75.14
English
  • 2331
Антифейк

МИД РФ назвал раздел Польши между Сталиным и Гитлером «освободительным походом, встреченным с ликованием»

Юрий Бершидский

МИД РФ отметил годовщину вторжения советских войск в Польшу в 1939 году публикацией в своем официальном аккаунте в Twitter. В твите сказано:

«17 сентября 1939 г. Красная Армия начала освободительный поход на территории Польши. Советские войска вышли на линию Керзона, не позволив вермахту подойти к Минску. Народы Западной Белоруссии и Западной Украины встретили советских солдат с ликованием».

За этим следует нарезка фотографий, снабженная таким текстом:

«17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной Армии на территорию Польши. В ходе операции были освобождены Западная Белоруссия и Западная Украина, оккупированные Польшей с 1920–1921 гг. Попытки ученых и СМИ стран Запада представить эту операцию как акт агрессии СССР разбиваются о реальные факты.
1 сентября 1939 года немцы вошли в Польшу. Берлин настойчиво призвал Москву присоединиться к военным действиям. Советское руководство, однако, призывы игнорировало и отказывалось вступать в конфликт до последней возможности. Когда же выяснилось, что части вермахта способны выйти к Минску, было принято решение ввести войска.
Ранее СССР не раз предлагал Польше заключить соглашение о взаимной помощи в отражении германской агрессии. Польское руководство, однако, отказалось от совместных действий с Красной Армией в противостоянии вермахту. Варшава демонстрировала поддержку агрессивной политики нацистов, которая отвечала и ее экспансионистским планам.
„Польша с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословакии” (У. Черчилль)
Спустя две недели с начала вторжения в Польшу гитлеровцы вплотную приблизились к ее восточным районам. К 17 сентября польская военно-политическая верхушка сбежала на территорию Румынии. Польша фактически перестала существовать как государство.
„Трагедия Польши — целиком на совести тогдашнего польского руководства, которое <…> подставило свой народ под каток гитлеровской машины уничтожения” (В.В. Путин)
Москва не могла допустить, чтобы Гитлер захватил всю Польшу — это ухудшило бы позиции СССР на западном направлении. Кроме того, Советский Союз был заинтересован в обеспечении безопасности украинского и белорусского населения в Польше.
Почти не встречая сопротивления, Красная Армия за 12 дней продвинулась на запад на 250–350 км и вышла к линии Керзона. Как свидетельствуют документы, украинское и белорусское население встречало РККА как подлинных освободителей.
„Передовые части забрасываются цветами” (заместитель армейского комиссара 1-го ранга Л.З. Мехлис),
Впоследствии именно советские войска избавили Польшу от фашистских захватчиков. Земли к востоку от Вислы в августе 1944 года освободили войска советского маршала, этнического поляка К.К. Рокоссовского. Территории к западу от Вислы были в основном очищены от фашизма зимой 1945 года в ходе висло-Одерской операции. В боях на одном только варшавском направлении погибли около 200 тысяч советских солдат».

Кое-что в этом тексте правда, например, цитата из Черчилля, хотя и переведена она несколько вольно. В «Военных мемуарах» Черчилль писал:

«И теперь Великобритания выступает вперед и ведет за собой Францию, чтобы гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая с аппетитом гиены всего шесть месяцев назад присоединилась к грабежу и разрушению чехословацкого государства».

В истории польского государства был позорный эпизод, когда она, воспользовавшись слабостью Чехословакии, аннексировала небольшую Тешинскую область, где компактно проживали этнические поляки. Позже президент Польши Лех Качиньский, принося извинения чешскому народу, назвал это грехом, после которого «вряд ли можно рассчитывать на прощение».

Впрочем, в предвоенные годы мало кто из тогдашних европейских лидеров вел себя безупречно. Западные державы согласились с германской аннексией Судетской области Чехословакии, называя это «политикой умиротворения». Цитируя Черчилля, МИД почему-то не обращает внимания на подзаголовок главы, из которой взята эта характеристика Польши:

«Умиротворение исчерпывает свой несчастный срок... Чемберлен дает Польше слово Великобритании... Сталин жмет руку Гитлеру... и пушки Второй мировой войны начинают стрелять».

Все остальное в тексте МИДа далеко от исторической истины. Ни слова не говорится о том, что за неделю с небольшим до нападения Германии на Польшу, 23 августа 1939 года, состоялось подписание советско-германского договора о ненападении, известного также как пакт Молотова — Риббентропа. Частью договора был секретный дополнительный протокол, определявший границы «сфер интересов» Германии и СССР в Восточной Европе.

1/2

Россия признала подлинность этого протокола, проложившего дорогу к гитлеровскому нападению на Польшу, и осудила его. Об этом говорил и Владимир Путин в интервью ТАСС в марте 2020 года:

«Секретные протоколы Молотова и Риббентропа мы осудили, Россия сделала это».

Но МИД почему-то предпочитает не обращать на это внимания, даже не пытаясь объяснить, почему вдруг гитлеровская Германия стала предлагать сталинскому СССР присоединиться к военным действиям против Польши.

Действительно, с 1 по 17 сентября советские войска не спешили вторгаться в Польшу, хотя Германия подталкивала партнера по договору к таким действиям — видимо, надеясь, что в этом случае Великобритания и Франция признают СССР агрессором и объявят ему войну. 10 сентября посол Германии в СССР Вернер фон Шуленбург докладывал в Берлин:

«На вчерашней встрече у меня сложилось впечатление, что Молотов обещал несколько больше, чем от Красной армии можно ожидать».

17 сентября Сталин все же решился присоединиться к практическому разделу Польши и «окончательному выяснению вопроса», как говорилось в секретном протоколе, о судьбе польского государства. К этому моменту Германия уже успела захватить часть польской территории, которая по секретному протоколу была в советской «сфере интересов». После начала советского «освободительного похода» немецкие войска не только перестали продвигаться вперед, но и передали СССР захваченный ими город Брест. В Бресте состоялся совместный германо-советский военный парад, который принимали немецкий генерал, будущий генерал-инспектор танковых войск Хайнц Гудериан и советский комбриг Семен Кривошеин. Последний, правда, в своих мемуарах утверждал, что это был не парад, а всего лишь торжественный марш, хотя Гудериан и настаивал на проведении парада, но это мало что меняет: с тем фактом, что советские и германские войска провели совместную торжественную церемонию в захваченном польском городе, спорить невозможно.

Большая часть захваченной Германией территории к востоку от линии, установленной секретным протоколом, осталась под немецкой оккупацией; взамен по новому советско-германскому договору о дружбе и границе, подписанному 28 сентября 1939 года, СССР получил Литву. Что же касается вопроса о независимости Польши, то 25 сентября фон Шуленбург передавал в Берлин:

«Сталин считает ошибочным оставлять независимое польское государство».

К тому времени существовал и действовал советско-польский договор о ненападении, подписанный в 1932 году. По этому договору СССР подтверждал признание границы, установленной Рижским договором 1921 года, то есть принадлежность Польше территорий, в 1939 году включенных в состав Белорусской и Украинской ССР, — тех самых, которые МИД теперь называет «оккупированными Польшей». 17 сентября 1939 года СССР объявил этот договор утратившим силу — на том основании, что «польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать», как было сказано в ноте наркома иностранных дел Вячеслава Молотова послу Польши Вацлаву Гжибовскому.

Но Польша на тот момент, хотя и понесла тяжелые потери, еще не была уничтожена как государство. Оборона Варшавы от гитлеровских войск продолжалась до 28 сентября, хотя Красная Армия уже захватила восток страны и защитники столицы фактически были в окружении. Руководство Польши находилось в не оккупированной немцами части страны; резиденция президента Игнация Мосцицкого была перенесена в город Олыка (ныне Волынская область Украины). 17 сентября, когда КраснаяАрмия уже вторглась в Польшу, президент, премьер-министр Фелициан Складковский и верховный главнокомандующий Эдвард Рыдз-Смиглы провели в городе Куты (ныне Ивано-Франковская область Украины) совещание, на котором приняли решение об эвакуации правительства в Румынию. Мосцицкий перешел границу с Румынией 17 сентября в 21:45.

Встречи советских захватчиков с цветами, скорее всего, были: украинское население подвергалось в довоенной Польше дискриминации, часть его вполне могла приветствовать изгнание поляков и вхождение в состав Украинской ССР. Да и прокоммунистические настроения в предвоенной Европе были достаточно распространены, хотя советско-германские договоры существенно испортили репутацию СССР в глазах европейских антифашистов. Но это вовсе не означает, что Красная Армия продвигалась по Польше триумфальным маршем, не встречая сопротивления. Так, город Гродно сопротивлялся с 20 по 22 сентября.

Для чего МИД рассказывает об освобождении Польши советскими войсками в конце войны и о польском происхождении Рокоссовского, понять трудно. События, происходившие после нападения Германии на СССР, сложно назвать прямым следствием «освободительного похода», как его вслед за официальной советской историографией называет МИД.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari