Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD72.88
  • EUR85.49
  • OIL76.03
English
  • 9706

Министр иностранных дел Сергей Лавров опубликовал в «Коммерсанте» статью под заголовком «О праве, правах и правилах», в которой резко критикует Запад за нежелание считаться с «особым путем», которым идет нынешнее российское государство. The Insider нашел в статье министра не меньше десятка утверждений, расходящихся с действительностью.

1. Об историческом значении встречи Байдена и Путина

«Ощущение таково, что хор в поддержку солиста готовился заранее и именно этой подготовке была посвящена состоявшаяся непосредственно перед российско-американскими переговорами серия западных мероприятий на высшем уровне: саммиты «группы семи» в британском Корнуолле и Североатлантического альянса в Брюсселе».

Лавров пытается создать впечатление, будто встреча Байдена и Путина настолько важна, что западные лидеры приурочивают к ней другие международные саммиты. Что же, «хор в поддержку солиста», под которым подразумевается президент Байден, действительно готовился заранее. Настолько заранее, что в то время еще не было и речи о встрече с российским президентом. Байден объявил, что собирается встретиться с Путиным, 10 мая. К этому моменту подготовка к саммиту G7 в Корнуолле велась в полном объеме. Достаточно отметить, что еще 22 марта президент ЮАР Сирил Рамафоса получил приглашение на саммит в качестве гостя. Саммиты НАТО планируются настолько задолго, что уже сейчас известно: в июне 2022 года очередная встреча пройдет в Мадриде, а в июне 2023 года — в Вильнюсе.

2. О миропорядке, основанном на правилах, и принципах международного права

«Запад хотел, чтобы всем было ясно: он как никогда един и будет делать на международное арене только то, что считает правильным, а других — прежде всего Россию и Китай — заставлять следовать заданному им курсу. В документах Корнуолла и Брюсселя закреплено продвижение концепции „миропорядка, основанного на правилах” в противовес универсальным принципам международного права, закрепленным прежде всего в Уставе ООН».

Понятие «миропорядок, основанный на правилах» не имеет четкой дефиниции, но следование принципам и нормам международного права в него, безусловно, входит. Политологи Дэвид Дьюдни и Джон Айкенберри в работе «Природа и источники либерального международного порядка» указывают на пять основных его составляющих: совместное обеспечение безопасности, при котором ведущие державы демонстрируют сдержанность, доминирование взаимных международных отношений при особой роли США как гаранта безопасности, существование самоограничивающихся в военном плане государств, таких как Германия и Япония, взаимные выгоды благодаря политическим основам взаимной открытости, роль западной гражданской идентичности. Лаврова может не устраивать особая роль США, но ничего противоречащего документам ООН в концепции миропорядка, основанного на правилах, нет; система взаимных самоограничений лишь дополняет принципы международного права. Более того, в либеральном миропорядке роль ООН и других международных организаций очень велика.

3. О НАТО как о «единственно легитимном центре принятия решений»

«Новая [Атлантическая] хартия не содержит упоминаний ООН или ОБСЕ, жестко фиксируя приверженность коллективного Запада обязательствам в рамках НАТО в качестве, по сути, „единственно легитимного центра принятия решений” (именно так еще в 2014 году бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен охарактеризовал значение Североатлантического альянса)».

Тезис о «единственно легитимном центре», конечно, эффектный. Но Фог Расмуссен ничего подобного не говорил. Скорее всего, Лавров имеет в виду его речь в Брукингском институте в марте 2014 года, в которой генсек НАТО заявил:

«НАТО вносит уникальный вклад в нашу безопасность. Потому что только НАТО объединяет самые развитые демократии мира в постоянную интегрированную политическую и военную структуру. И только НАТО обеспечивает политическую легитимность и военную мощь, которые не может обеспечить ни одна страна или временная коалиция в одиночку».

Ничего похожего на «единственный центр принятия решений» здесь нет.

4. Об обвинениях России в агрессивной внешней политике

«Россию обвиняют в «агрессивной политике» в ряде регионов, фактически выдавая за таковую линию Москвы на противодействие ультрарадикальным и неонацистским тенденциям в политике соседних стран, которые подавляют права русских, как и других национальных меньшинств, выкорчевывают русский язык, образование, культуру. Не нравится и то, что Москва вступается за страны, которые стали жертвой западных авантюр и подверглись нападению международного терроризма с угрозой утраты государственности, как это происходило в Сирии».

Очевидно, «противодействием неонацистcким тенденциям» Лавров называет агрессию против Украины и аннексию Крыма, осужденную резолюцией Генеральной ассамблеи ООН, а «жертвой западных авантюр» — режим Башара Асада, применявший против населения своей страны химическое оружие.

5. О западном подходе к правам человека

И все же главный пафос анонсированных подходов Запада сконцентрирован на внутреннем устройстве „недемократических” стран и на решимости менять их по своим лекалам, добиваясь таких перемен в организации жизни общества, которые соответствовали бы продвигаемому Вашингтоном и Брюсселем видению демократии. Отсюда требования к Москве и Пекину (да и всем остальным) следовать западным рецептам по вопросам прав человека, гражданского общества, оппозиции, средств массовой информации, функционирования государственных структур, взаимодействия между ветвями власти.

«Западные рецепты» — это, видимо, требования соблюдать принципы Всеобщей декларации прав человека и обязательства в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Эти документы признаны не только Западом, но и Россией, в 1998 году ратифицировавшей Европейскую конвенцию. Конвенция гарантирует в том числе и запрет дискриминации по признаку политических убеждений, и свободу распространения информации, идей и мнений. Претензии Запада к России по вопросам политической оппозиции и СМИ заключаются именно в несоблюдении этих положений Конвенции.

6. О невмешательстве во внутренние дела

«Формирование многополярного мира — это реальность. Попытки ее игнорировать, самоутверждаясь в качестве „единственно легитимного центра принятия решений”, не приблизят урегулирования не выдуманных, а настоящих проблем, для преодоления которых требуется взаимоуважительный диалог с участием ведущих стран и с учетом интересов всех остальных членов мирового сообщества. Это предполагает безусловную опору на общепризнанные нормы и принципы международного права: уважение суверенного равенства государств, невмешательство в их внутренние дела, мирное урегулирование споров, признание права народов самим определять свою судьбу».

«Единственно легитимный центр», как мы уже знаем, позаимствован из выдуманного Лавровым тезиса, который он приписал экс-генсеку НАТО. А говоря о невмешательстве во внутренние дела, он старательно обходит фундаментальный принцип: права человека не могут быть внутренним делом какого-либо государства. В Астанинской юбилейной декларации ОБСЕ, подписанной в том числе и Россией, сказано:

«Мы категорически и окончательно подтверждаем, что обязательства, принятые в области человеческого измерения, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников и не относятся исключительно к внутренним делам соответствующего государства».

Говоря о праве народов решать свою судьбу, Лавров явно имеет в виду русскоязычных жителей Крыма, значительная часть которых поддержала аннексию. Но принцип самоопределения народов не абсолютен, так как может входить в противоречие с другим фундаментальным принципом международного права — территориальной целостности. В Декларации о принципах международного права сказано:

«Ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов».

7. О расширении НАТО на восток

«Уместно вспомнить, как Запад оправдывает безоглядное расширение НАТО на восток к российским границам. Когда мы напоминаем о дававшихся Советскому Союзу заверениях, что этого не произойдет, нам отвечают: ну, ведь это были просто устные обещания, документов никто не подписывал. Не приживется на Западе древний российский обычай, когда ударили по рукам — без всяких документов — и свято держат свое слово».

Непонятно, почему Лавров считает древний обычай при сделках ударять по рукам и обходиться без подписания документов чисто российским и противопоставляет это западному подходу. Это древнейшая форма договоров, бытовавшая до широкого распространения грамотности. Русский юрист XIX века Николай Калачов в работе «Архив историко-юридических сведений, относящихся до России» писал:

«Первый способ всякого приобретения и владения состоял в вещественном схватывании рукою, <…> отчего и немецкое Handlung (действие) прямое начало свое имеет от Hand (рука). Чуть ли не общечеловеческий обычай при условии или договоре протягивать руку в знак обещания и клятвы, откуда и наша поговорка: ударить по рукам».

Видимо, Лаврова чем-то не устраивает пришедшая на смену этой архаической практике система письменно закрепленных обязательств. Что же касается собственно обещания о нерасширении НАТО на восток, то оно прозвучало в феврале 1990 года в беседе тогдашнего госсекретаря США Джеймса Бейкера с президентом СССР Михаилом Горбачевым. Обсуждали вопрос об объединении Германии; в то время еще существовала Организация Варшавского договора, ГДР входила в нее, а ФРГ — в НАТО. Смысл обещания заключался в том, что войска союзников по НАТО не будут размещены на территории бывшей ГДР.

Обещание соблюдается и поныне: в Германии есть четыре военные базы США, и все находятся в западных землях — Баварии, Рейнланд-Пфальце и Северном Рейне-Вестфалии. О том, что другие члены ОВД могут выйти из нее и вступить в НАТО, Бейкер и Горбачев не разговаривали. То, что обещание не было зафиксировано в каком-либо официальном договоре, уже показывает, что речь могла идти, скорее всего, только о ближайших событиях (объединение Германии состоялось в том же году). К тому же, к 1999 году, когда в НАТО вступили первые три страны из бывшей ОВД — Венгрия, Польша и Чехия, — весь международный контекст самым радикальным образом изменился: СССР, которому было дано обещание, и самой системы двух противостоящих друг другу военно-политических блоков уже не существовало.

8. О бывших колониальных владениях Великобритании и Франции

«Когда выгодно — абсолютным «правилом» признается право народов на самоопределение. В этом ряду — Мальвины за 12 тыс. км от Великобритании, сохраняющиеся у Парижа и Лондона вопреки многим решениям ООН и Международного суда отдаленные бывшие колониальные владения, которые никто не собирается освобождать».

Резолюция 2065 Генассамблеи ООН от 1965 года призывала Аргентину и Великобританию решить вопрос о принадлежности Фолклендских (Мальвинских) островов путем переговоров. Как известно, этого добиться не удалось; в 1982 году Аргентина попыталась захватить острова силовым путем. Единственным решением ООН после этих событий стала резолюция Совбеза 502, требовавшая немедленного прекращения военных действий и вывода аргентинских вооруженных сил с островов. За резолюцию в Совбезе голосовали Великобритания, США, Франция, Гайана, Ирландия, Иордания, Заир, Того, Уганда и Япония. СССР, Китай, Испания и Польша воздержались. Панама проголосовала против.

В 2019 году генсек ООН Антониу Гутерриш отметил, что в мире существует 17 бывших колоний, лишенных самоуправления. Среди них есть такие, которые не имеет смысла «освобождать»: так, на принадлежащих Великобритании островах Питкэрн живет всего 46 человек. А во французской Новой Каледонии при поддержке ООН прошли уже два референдума, на которых большинство ее жителей высказалось против «освобождения», то есть за вхождение в состав Франции.

9. О «расколе мирового православия»

«США возглавили откровенное государственное вмешательство в дела церкви, в открытую добиваясь раскола мирового православия, в ценностях которого усматривается мощное духовное препятствие на пути либеральной концепции безграничной вседозволенности».

Лавров, очевидно, имеет в виду предоставление автокефалии Православной церкви Украины. США всего лишь приветствовали уже состоявшееся решение Вселенского патриарха об автокефалии, а до того американский посол по особым поручениям объявил, что его государство собирается поддержать решение, если оно будет. Но еще интереснее то, что никакого «раскола мирового православия» нет и быть не может. В организационном плане единой православной церкви, в отличие от католической, не существует. Все автокефальные православные церкви полностью независимы; патриарший томос — предоставление автокефалии — может привести к расколу только в одной стране, но не в православии в целом. А на уровне церковных догматов ничего похожего на раскол, случившийся в католической церкви во времена Реформации, в православии не просматривается.

10. О «бисексуальности» Иисуса Христа

«Концепция „правил” проявляется и в покушении не только на международное право, но и на саму природу человека. В школах ряда западных стран детей в рамках учебных программ убеждают, что Иисус Христос был бисексуалом».

Разумеется, в действительности ни в каких школах этому не учат, а источником информации оказался шуточный видеоролик австралийской пользовательницы TikTok, где показан разговор мамы с ребенком — судя по голосу, младшим школьником. Ребенок, которого в кадре нет, утверждает, что его в школе учили, что Иисус был геем и небинарной, то есть не принадлежащей ни к одному полу, персоной. Мама не верит, что в школе может быть такое, и тогда ребенок приводит два аргумента: во-первых, Иисус любит всех, а во-вторых, он мужчина, но носит платье. Ролик, по-видимому, постановочный — рассуждения ребенка больше всего напоминают придуманную взрослым шутку.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari