Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.86
  • EUR89.77
  • OIL68.11
  • 1353

Один из сюжетов программы «60 минут» в понедельник рассказывал, как доблестные белорусские спецслужбы раскрыли заговор с целью убийства Александра Лукашенко. В сюжете показали, как арестованные «заговорщики» ровным безжизненным голосом заявляют о своей виновности, но помимо этих признаний зрителю продемонстрировали лишь одно доказательство — фрагмент записи видеоконференции, где бывший пресс-секретарь Лукашенко Александр Федута говорит:

«Была удачная трансформация — не режима, но по крайней мере ротация — в Египте. Я имею в виду случай с Анваром Садатом. Это, по-моему, единственный сценарий, который можно будет реализовать».

Президент Египта Анвар Садат, как известно, 6 октября 1981 года во время военного парада в Каире был убит исламистами, недовольными тем, что в 1978 году он подписал мирное соглашение с Израилем. На этом основании зрителю предлагают поверить, что «заговорщики» готовили политическое убийство. О подробностях коварного плана рассказывает сам Лукашенко: по одному сценарию его готовились застрелить на военном параде 9 мая, по другим — обстрелять кортеж главы государства из гранатометов и напасть на его загородную резиденцию.

Но в действительности приведенный в программе фрагмент видеоконференции свидетельствует как раз о том, что как минимум у одного из заговорщиков — Федуты — террористических намерений не было. Дело в том, что трансформация египетского государства, последовавшая за убийством Садата, оказалась удачной для многих египтян, но только не для исламистов, организовавших убийство.

В последние годы жизни Садата его режим становился все более репрессивным. В сентябре 1981 года были арестованы около 1500 видных деятелей оппозиции, причем среди них были и исламские фундаменталисты, и коптские христианские священники, и левые политики, последователи предшественника Садата — президента Гамаля Абдель Насера.

Вице-президент Хосни Мубарак, после убийства Садата возглавивший государство, ввел чрезвычайное положение, действовавшее около 20 лет, но несмотря на это режим заметно смягчился. Прекратились репрессии против коптов, помещенному Садатом под домашний арест патриарху коптской церкви Шенуде III позволили вернуться к служению. Новые власти не отказались от Кемп-Дэвидского соглашения, подписанного Садатом с Израилем, но зато отдали под суд коррумпированных родственников и приближенных убитого президента. По отношению же к исламистам позиция режима Мубарака была самой жесткой, их группировки, загнанные в подполье, не имели никаких шансов легализоваться. Непосредственных участников убийства Садата из группировки «Египетский исламский джихад» казнили. Позже группировка присоединилась к «Аль-Каиде».

Таким образом, убийство Садата не принесло его организаторам ничего, кроме жесткого преследования и смертной казни. Страна нисколько не стала ближе к их цели — исламскому государству. Очевидно, что Федута, говоря о трансформации египетского режима как о позитивном примере, не мог отождествлять себя с убийцами президента. По-видимому, смысл его реплики — предложение сделать ставку на некие относительно здоровые силы в окружении Лукашенко, которые после его смерти или ухода с поста (а в ноябре 2020 года он пообещал уйти после принятия новой конституции) пойдут на либерализацию режима.

Обо всех остальных подробностях «заговора» зритель «60 минут» узнает только от самого Лукашенко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari