Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD78.78
  • EUR92.43
  • OIL40.85

«Вести» в материале под заголовком «Навальный мог сам довести себя до комы» сообщают:

«Еще за несколько дней до госпитализации у блогера Алексея Навального были проблемы с питанием и пищеварением. Об этом заявил главный токсиколог Омской области и Сибирского федерального округа Александр Сабаев в интервью телеканалу «Россия 24».

„Проблемы с пищеварением были, проблемы с питанием были. Пациент использовал в своей практике еще и какие-то диеты”, — добавил Сабаев, говоря о том, что Навальный старался похудеть и сбросить вес.

Эти данные медики получили от сопровождавших блогера лиц. При этом главный токсиколог Омской области отметил, что нарушение обмена веществ — не редкий случай в практике, он не был уникален в клиническом плане. Изменения в обмене веществ Навального, отметил Сабаев, стали формироваться за 5-7 дней до приступа. Врачи просто оценили глубину изменений и нарушения метаболического статуса. За двое суток, которые Навальный в коме провел в омской больнице скорой помощи №1 медики смогли нормализовать углеводный обмен в организме блогера.

„Сам формат нарушения метаболического статуса превалировал над углеводным обменом, — пояснил медик. — Это высокий уровень сахара в крови, высокий уровень диастазы в моче, высокий уровень амилазы в сыворотке крови, высокий уровень молочной кислоты”».

В публикации на сайте «Вестей» есть ссылка на интервью с Сабаевым, где он заявляет:

«Клиническая картина не соответствовала отравлению фосфорорганическими соединениями, а укладывалась в тяжелый метаболический синдром, где манифестировали явления гипергликемии. То есть, повышенный уровень сахара в крови».

Откуда у омского токсиколога информация о проблемах со здоровьем у Навального за несколько дней до госпитализации, «Вести» не объясняют.

21 августа Telegram-канал Baza опубликовал результаты первых анализов, сделанных сразу после госпитализации Навального. Уровень сахара в крови составлял 10,8 ммоль/л. Это действительно высокий уровень, но недостаточный для того, чтобы больной впал в кому. Такое содержание сахара в крови рассматривают как гипергликемию средней тяжести. Прекоматозное состояние развивается при концентрации сахара выше 16,5 ммоль/л.

В программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» завкафедры токсикологии Северо-Западного медицинского университета имени Мечникова Виктор Шилов заявлял:

«После поступления в стационар больного с отравлением медики часто стараются исключить четыре диагноза: инфаркт, гипогликемическая кома, закрытая черепно-мозговая травма и менингит. Врачи в Омске, видимо, также отрабатывали эти диагнозы и остановились на гипогликемической коме. <…>

Судя по тому, что они приглашали московских нейрофизиологов, там, видимо, пытались прозондировать и глубину этой комы. Подход был очень тщательный, и у меня абсолютно нет оснований не доверять рабочему диагнозу, который был выставлен омскими врачами».

Таким образом,получается, что один специалист настаивает на гипергликемической коме, другой — на гипогликемической. Мало того, что оба «диагноза» не соответствуют давно опубликованному к тому времени результату анализа крови, эти состояния имеют совершенно разные симптомы. Для гипогликемии характерно крайне обильное потоотделение, для гипергликемии — сухая кожа, трещины на губах.

Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш, летевшая вместе с ним из Томска, сразу после госпитализации рассказывала «Эху Москвы»:

«Он сказал, что он плохо себя чувствует. Попросил у меня салфетку. У него была испарина. Попросил с ним поговорить, потому что ему хочется сконцентрироваться на звуке голоса. Я с ним разговаривала. После чего к нам подъехала тележка с водой. Я спросила, поможет ли ему вода. Он сказал, что нет, наверное, все-таки ему нужно отойти. Отошел в туалет и после этого потерял сознание».

Испарина, которую заметила Ярмыш, бывает при гипогликемии, но содержание сахара в крови оказалось повышенным. Перед тем как потерять сознание, Навальный отказался от воды, а при гипергликемии больные чувствуют сильную жажду и много пьют. Гипергликемическая кома развивается постепенно, больной сначала становится сонливым и вялым, а самочувствие Навального в самолете резко ухудшилось, он громко кричал от боли. Тот же Telegram-канал Baza опубликовал фотографию Навального, сделанную в автобусе томского аэропорта непосредственно перед посадкой в самолет. Никаких признаков приближающейся комы не видно.

Наконец, при гипергликемической коме изо рта больного пахнет ацетоном. То, что омские врачи предполагали гипогликемическую кому, свидетельствует о том, что этого характерного симптома не было. Да и вообще профессиональный врач вряд ли может перепутать эти два состояния. Одним из первых предположений, высказанных омскими врачами, было отравление психодислептиками. Известно, что сразу после приземления в Омске Навальному ввели атропин, который нет смысла назначать как при гипергликемической, так и при гипогликемической коме, но при отравлениях фосфорорганическими веществами он служит антидотом. Госпитализировали его в Омске в отделение острых отравлений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari