Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL41.89
Антифейк

«Никто не хочет делать из Белоруссии новую Украину»: российские СМИ превратили предупреждения лидеров ЕС России в антиукраинские заявления

Юрий Бершидский

РИА «Новости» опубликовало материал под заголовком «В ЕС заявили, что не собираются делать из Белоруссии „новую Украину”». В нем говорится:

«Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель не считает, что Евросоюз и Россия противостоят друг другу в Белоруссии.

„Никто не заинтересован в том, чтобы сделать из Белоруссии новую Украину. В этом конфликте не Европа и Россия противостоят друг другу, а белорусский народ противостоит своим руководителям”, — написал Боррель в своей авторской статье, опубликованной в издании Le Journal du Dimanche. Глава европейской дипломатии отметил, что протестующие против результатов выборов в Белоруссии используют не флаги ЕС, а старые белорусские флаги.

Глава дипломатии ЕС считает, что решение кризиса в Белоруссии должно быть под эгидой ОБСЕ. „Учитывая протесты в Белоруссии, лучшим решением было бы ‘переиграть матч’ под контролем ОБСЕ”, — полагает Боррель.

При этом он подтвердил, что в ЕС не намерены „ограничиваться выражением озабоченности” по ситуации в Белоруссии. „Необходимо вводить санкции против ответственных, если ЕС хочет соответствовать своим принципам”, — написал глава европейской дипломатии».

Смысл написанного Боррелем в передаче РИА изменился до неузнаваемости. Он как раз видит в событиях вокруг оспариваемых выборов президента Белоруссии противостояние ЕС и России — не на уровне конкретных политических решений, а в том, что касается базовых принципов международной политики.

Статья Борреля не посвящена одной лишь ситуации в Белоруссии. Она называется «Перед лицом Европы Россия, Китай и Турция хотят изменить правила игры». Ключевой тезис статьи в том, что эти три государства — носители политической философии суверенизма:

«Россия, Китай и Турция имеют три общие черты: они суверенны внешне и авторитарны внутри, они хотят, чтобы все признавали их зоны влияния, которые должны быть скрыты от взгляда извне, они хотят, наконец, изменить сами правила глобальной игры, потому что распределение власти в современном мире не совпадает с распределением власти в том мире, в котором родились их политики. <…>

В отличие от принципа суверенитета, основанного на воле народа, суверенизм выдвигает на первый план исключительно государственный суверенитет, а это совсем другое дело. Таким образом, суверенистские государства все чаще выступают против соблюдения основных прав человека. Они стремятся блокировать любую международную поддержку гражданских обществ, когда те требуют больше свобод, как в Беларуси, и не стесняются ущемлять свободы своих собственных граждан в нарушение своих международных обязательств, как Китай показал в Гонконге или Синьцзяне. Суверенисты видят международное сообщество как совокупность мешающих друг другу бильярдных шаров, а мы, европейцы, видим мир как динамику взаимозависимых текучих сред, регулируемую нормами.

В течение тридцати лет европейское видение, казалось, набирало силу, но теперь суверенистское видение берет верх в этих новых империях. Москва считает, что имеет право контролировать Белоруссию, и намерена помешать европейцам оказывать поддержку гражданскому обществу, восставшему против фальсифицированных президентских выборов. Никто не заинтересован в превращении Белоруссии в новую Украину. Более того, это конфликт не между Европой и Россией, а между белорусским народом и его лидерами. Протестующие, оспаривающие результаты выборов, несут не европейские флаги, а старый флаг страны. А поскольку есть разногласия, лучшим решением было бы переиграть матч под контролем ОБСЕ. В то же время мы не можем просто выразить нашу озабоченность. Мы должны наказать виновных, если ЕС хочет последовательно следовать своим принципам».

Любопытно, что РИА не скрывает последнего тезиса Борреля — о наказании виновных, — но стыдливо не указывает, в чем те виновны, хотя из контекста его статьи это очевидно: имеется в виду фальсификация выборов, результаты которых Россия признает.

Что же касается слов главы европейской дипломатии о «новой Украине», то контекст опять же ясен: он рассматривает не внутренние проблемы отдельных государств, а столкновение внешнеполитических принципов ЕС и «новых империй», в данном случае России. Смысл в том, что нельзя допустить, чтобы Белоруссия подверглась российской агрессии, как это произошло с Украиной.

Но российские пропагандисты стремятся представить всякие негативные упоминания Украины европейскими лидерами в контексте белорусских событий как признание неудачи идеи украинской евроинтеграции. Так, Сергей Пархоменко обратил внимание на любопытное заявление международного обозревателя «Коммерсанта» Максима Юсина в стриме RT:

«Они накололись на Украине, они же этого не скрывают. Макрон заявил открытым текстом, и после этого украинцы пришли в ужас: „Как же так? Может, он это думает? Не надо говорить вот так вот”. Он сказал: „Мы не хотим, чтобы в Белоруссии было как на Украине”. Ого! Макрон на самом деле признает то, о чем все думают. И если они не хотят, чтобы было как на Украине, то не надо бежать, спешить признавать...»

Ту же мысль он обнаружил и в Telegram-канале Маргариты Симоньян, которая цитирует сообщение RT — «Макрон: Евросоюз не хотел бы, чтобы в Белоруссии повторился украинский сценарий» — и комментирует его так:

«Пропустила, когда именно Евросоюзу разонравился украинский сценарий».

Пархоменко объясняет, что же именно говорил о Белоруссии и Украине Макрон:

«На самом же деле Макрон на совместной пресс-конференции с Меркель 20 августа сказал дословно следующее:

„Мы — госпожа канцлер, я, президент (Европейского совета) Шарль Мишель — имели несколько обменов мнениями с президентом (Владимиром) Путиным по Беларуси, мы прежде всего ожидаем откровенного диалога, потому что мы убеждены, что стабильность и возможность отношений между ЕС и Россией также напрямую зависит от этой темы.

Мы не хотим видеть здесь повторение того, что мы имели в предыдущие годы, особенно в Украине. Мы были очень откровенны с г-ном Путиным по этому вопросу... И мы ждем, что Россия сделает свой вклад в то, чтобы избежать любой эскалации и прежде всего абсолютно исключить всякое дополнительное насилие в белорусской ситуации…”

То есть нет ни малейших сомнений в том, что именно Макрон имел в виду, когда говорил об „украинском сценарии”, повторения которого он хочет избежать: это военное вторжение России на украинскую территорию. И речь идет о том „сценарии”, за который несет ответственность Путин, и который был создан его волей. Вот этот сценарий европейскому союзу „разонравился” просто потому, что он ему не нравился никогда. <…>

Более того, позавчера Макрон, встречаясь журналистами из „Ассоциации президентской прессы” (это, собственно „президентский пул” на французский манер) еще и добавил прямыми словами:

„Любое внешнее вмешательство в Беларусь (...) приведет к интернационализации этого вопроса... Самое худшее — это российская интервенция…”

Что тут осталось непонятного?»

Так что Евросоюз действительно не хочет повторения в Белоруссии украинских событий, то есть российской интервенции. Все эти заявления европейских политиков сделаны после того, как Владимир Путин объявил о создании «резерва из сотрудников правоохранительных органов для помощи Белоруссии», и представляют собой недвусмысленные предупреждения российским властям о недопустимости силовой поддержки режима Лукашенко. Но пропагандисты пытаются сделать вид, будто таким образом Запад признает, что разочаровался в украинской Революции достоинства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari