Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.65
Поддержите нас English
  • 1502
Антифейк

Фейк Марии Захаровой: Немецкие СМИ распространили фальшивку о продажности пророссийского вице-канцлера Австрии Штрахе

РИА «Новости» сообщает об очередном заявлении официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, сделанного ей, по обыкновению, в Facebook.

https://www.facebook.com/maria.zakharova.167/posts/10219682781089740

Утверждение о том, что «постановочный» характер видео был заранее известен Spiegel и Süddeutsche Zeitung, ни на чем не основано. Редакции заявили только о том, что им известен источник, предложивший видео; правила журналистской этики не позволяют этот источник раскрывать. По неподтвержденным сведениям, источник купил видео у его авторов за 600 тысяч евро.

Впрочем, важнее то, что Захарова, говоря о постановочном материале и фальшивке, беззастенчиво подменяет понятия. Конечно, собеседница австрийского вице-канцлера — не россиянка и не племянница российского олигарха, и все ее предложения о покупке крупнейшей австрийской газеты и помощи политической кампании Партии свободы были фейком. Но Штрахе об этом явно не догадывался и к предложениям отнесся всерьез.

Штрахе, очевидно, прав, когда заявляет, что его подставили. Но это не отменяет того факта, что он предложил «родственнице российского олигарха» госзаказы в обмен на медийную поддержку его партии и заявил о намерении «зачистить» информационное пространство так, как это сделало правительство Виктора Орбана в Венгрии. Можно говорить, что видео получено этически сомнительным провокационным методом, но нельзя отрицать, что Штрахе выразил готовность участвовать в коррупционной схеме и ограничить свободу австрийской прессы. «Подставить» и «поставить» — два разных, пусть и однокоренных, глагола, и Штрахе участником постановки не был.

Уже после публикаций в Spiegel и Süddeutsche Zeitung австрийский юрист Рамин Мирфахрай заявил, что съемку видео организовал он. Но, по всей видимости, не он сам передал видео немецким изданиям, которые вряд ли могли что-то знать о происхождении материала и о том, что собеседница Штрахе — всего лишь участница розыгрыша. А когда выяснилось, что она вовсе не россиянка и не родственница олигарха, Süddeutsche Zeitung тут же об этом сообщила. Так что совершенно непонятно, какие у Захаровой претензии к двум изданиям и какой «дезой» они, по ее мнению, дополнили видео.

Главный редактор Süddeutsche Zeitung Вольфганг Крах так объяснял решение газеты опубликовать скандальное видео:

«В отличие от других компаний, ежедневные газеты, политические журналы и многие онлайн-СМИ ориентированы не только на экономические интересы их владельцев, но и на общество. Их задача — сообщать о том, что происходит в мире, и публиковать информацию о том, где что-то скрывают. Так как этот контроль очень важен, свобода прессы гарантирована как основное право. Эта свобода сопровождается обязательством: не злоупотреблять ей.

Неделю назад Süddeutsche Zeitung и Spiegel опубликовали тайно записанное видео. Оно доказывает, что в июле 2017 года, за три месяца до выборов, бывший лидер Партии свободы Австрии, а затем вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе согласился принять сомнительные пожертвования из России и предложил взамен политическую компенсацию.

Штрахе и компания считают позорным то, что газета выложила видео в сеть. Они требуют, чтобы мы раскрыли его источник. Другие жалуются, что газету использовали в грязной политической игре. Третьи говорят о недопустимом нарушении конфиденциальности Штрахе.

Понятно, что мотивы информаторов совсем не возвышенные. Часто речь идет о зависти или мести. Но самое главное для журналистов: насколько точна информация? И представляет ли она общественный интерес?

Так как видео было записано без ведома Штрахе и его доверенного лица Йоханна Гуденуса, оно нарушает их конфиденциальность. И все же это было не только можно, но и необходимо опубликовать. Политики беседуют с предполагаемой племянницей олигарха не только о личных делах, но и о политически значимых.

Информация об этом представляет огромный интерес для общественности. А в таком случае, как установил в 1984 году Федеральный конституционный суд [Германии], публикация первоначально незаконно полученной информации является допустимой, как, по выражению юристов, разрешенный «плод запретного древа». Для австрийского канцлера это оказалось настолько важно, что правительство распалось.

Что касается даты публикации, Süddeutsche Zeitung и Spiegel не выбирали ее по политическому календарю. Мы получили видео около двух недель назад, рассмотрели его как можно скорее, а затем выпустили. Возможно, информатор преднамеренно передал нам видео незадолго до выборов. Но если бы мы ждали до окончания выборов, нас справедливо обвинили бы в сокрытии информации.

Без журналистов правда о Штрахе и компании не раскрылась бы — по крайней мере, сейчас. Везде, где три ветви власти не могут или не желают контролировать политиков, СМИ принимают на себя в роль “четвертой власти”. Это необходимое исправление в демократической системе.

То, что журналисты играют эту роль, не позорно. Позорно, что в демократическом государстве есть министры, которые презирают демократию».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari