Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD88.21
  • EUR94.83
  • OIL83.27
Поддержите нас English
  • 11513
Политика

Наука убивать. Как ХАМАС разрабатывает военные технологии и кто помогает террористам

Вопреки распространенному мнению, ХАМАС — это не только налетчики в шлепанцах со ржавыми калашниковыми и террористы-смертники, обмотанные дешевой взрывчаткой. ХАМАС многие годы был занят своей научной программой, в рамках которой шли работы над созданием оружия массового поражения и средств электронной разведки. Программе активно помогает Иран, но в Газе уже есть немало собственных инженеров, взращенных в местном университете.

Содержание
  • Жертвы среди жителей сектора Газа

  • Рука Ирана

  • Воспитание кадров

  • Борьба Израиля

Read in English

В ноябре 2012 года ХАМАС направил ракеты на Иерусалим и Тель-Авив — города, удаленные примерно на 80 км от сектора Газа, где и оперирует группировка. Для израильтян это стало полной неожиданностью, там никто и не предполагал, что в Газе появилось столь дальнобойное оружие. До этого ХАМАС мог бить вглубь территории Израиля только на 40 км — именно на это расстояние летела поставляемая Ираном ракета «Фаджр-5» первого поколения.

Да и этих иранских ракет у ХАМАС никогда не было в избытке — из-за введенной в 2007 году блокады сектора Газа «Фаджры», как и любое другое оружие, в сектор Газа везли сложным контрабандным путем. В нелегальных поставках так или иначе были задействованы посредники (в том числе и высокопоставленные) из Ливии, Сирии, Чада и целого ряда других государств. Одними из ключевых участников этой сложной схемы являлись бедуины египетского Синая. Именно они отвечали за финальный участок пути ракет, которые по вырытым ХАМАС подземным тоннелям переправлялись из Египта в сектор Газа. Одна ракета «Фаджр-5» весит около тонны, что делает ее подпольную доставку очень непростой. Тем более, что Израиль и присоединившийся к блокаде Газы Египет постоянно отслеживали все возможные контрабандные пути и уничтожали любой найденный груз.

Израильские спецслужбы кинулись выяснять, как же так вышло, что они проморгали поставку новых, куда более дальнобойных ракет. И обнаружили, что ракеты собраны в самой Газе, что контрабандой ХАМАС доставлены лишь небольшие узлы, которые очень сложно или вовсе невозможно собрать в блокированном со всех сторон анклаве. Эта ракета, получившая название M-75, как считали в ХАМАС, станет для них тем, что в английском языке называется gamechanger, — устройством, полностью меняющим правила игры. Ведь теперь благодаря M-75 ХАМАС мог угрожать не только расположенным недалеко от Газы Сдероту, Ашдоду и Ашкелону, но и крупнейшим городам Израиля в самом центре страны.

Хамасовцы были так вдохновлены этим успехом, что поставили своей ракете памятник на одной из площадей Газы.

Жертвы среди жителей сектора Газа

Правда, особого ущерба Израилю пуски M-75 не нанесли. Бо́льшую их часть перехватывала система ПВО «Железный купол», а те, что долетали до израильских городов, падали на пустые дома, жители которых успевали спуститься в убежища. Поэтому можно без преувеличения сказать, что M-75 убила больше палестинцев, чем израильтян. И это не фигура речи — ракетная программа ХАМАС, как, наверное, и всё, связанное с этой организацией, была максимально кровавым предприятием.

Ракета M-75 убила больше палестинцев, чем израильтян

Начать хотя бы с того, что само строительство цехов, в которых собирали ракеты, было занятием очень рискованным. Возводить эти цеха на поверхности ХАМАС благоразумно не решился — израильская разведка, в том числе и космическая, мгновенно обнаружила бы подозрительные объекты, и они были бы уничтожены еще до того, как вступят в строй. Поэтому для ракетной программы были выкопаны огромные бункеры под поверхностью Газы — они стали частью системы разветвленных подземных тоннелей, известных как «метро ХАМАС».

К работам по созданию бункеров и тоннелей активно привлекались школьники, в том числе, и из начальных классов — им было проще, чем взрослым, передвигаться в узких подземных штольнях. По данным на 2012 год (когда произошел первый пуск M-75), по меньшей мере 160 детей погибли при строительстве подземных тоннелей ХАМАС, задохнувшись или оказавшись заваленными грунтом.

К жертвам ракетной программы можно отнести и жителей сектора Газа, умерших в результате эпидемий инфекционных заболеваний. В первую очередь, холеры. Дело в том, что в M-75 и в других ракетах ХАМАС в качестве корпуса используются трубы для водопровода и канализации. Эти трубы официально поставлял в сектор Газа Израиль, но в ограниченном количестве. Израильтяне, зная, для чего могут быть использованы их поставки, тщательно высчитывали, сколько труб необходимо для замены или строительства канализации в том или ином районе сектора, и отправляли именно столько, сколько по их расчетам, было нужно. Если бы эти трубы использовались по назначению, у ХАМАС просто не было бы корпусов для их ракет. Поэтому все или почти все трубы шли на производство вооружений, а водопровод и канализация не ремонтировались десятилетиями. Из-за этого в регионе около 90% всей пресной воды просто непригодно для питья, а эпидемии, в том числе и смертельно опасных заболеваний, возникали едва ли не ежегодно. Сколько именно человек погибло от вызванных загрязненной водой болезней, — неизвестно. Счет, скорее всего, идет на сотни.

Рука Ирана

Но, судя по всему, для ХАМАС все эти смерти были допустимыми потерями. Как и для их иранских партнеров. Иран многие годы был главным защитником и спонсором ХАМАС, перечисляя на нужды организации в среднем по 15 млн долларов ежемесячно. Кроме того, именно из Ирана в сектор Газа приходили стрелковое оружие, взрывчатка, устройства связи и прочие военные грузы. Скорее всего, именно иранские власти пришли к выводу, что проще научить жителей сектора Газа самостоятельно собирать ракеты, чем везти их контрабандой через весь Ближний Восток, рискуя в любой момент остаться без ценного груза.

Известно, что пресловутые M-75 собирались по инструкциям, написанным иранскими специалистами. Они же курировали строительство сборочных цехов и подготовку рабочих, занятых на производстве ракет.

Судя по всему, иранцы помогали и в разработке военной доктрины ХАМАС, которая до октября 2023 года предполагала, в первую очередь, изматывающие противника многодневные ракетные обстрелы его городов, сопровождаемые точечными налетами террористов. Ставка делалась на то, что уставшие от постоянной опасности израильтяне будут требовать от правительства добиться прекращения обстрелов и нападений, пускай и путем некоторых уступок террористам.

Эта же доктрина предписывала необходимость убийства как можно большего числа израильских военнослужащих, даже если для этого необходимо было пожертвовать жизнями боевиков ХАМАС. Всё дело в трепетном отношении израильтян к своим военным, о чем прекрасно известно в секторе Газа. Смерти солдат делали правительство более сговорчивым, что давало ХАМАС возможность добиться временного ослабления блокады и продемонстрировать населению Газы очередную победу над израильтянами, за которую выдавалось каждое перемирие или соглашение о прекращении огня.

В пользу версии, что в разработке этой доктрины принимал непосредственное участие Иран, говорит то, что точно так же действовала в 2006 году во время Второй ливанской войны «Хезболла», которая является фактически филиалом Исламской Республики Иран в Ливане.

Воспитание кадров

Иран принимал участие и в разработке образовательных программ для учебных заведений сектора, включая главный тамошний вуз — Исламский университет Газы. Помимо собственно исламского богословия, там действовали и прикладные факультеты, такие как инженерный, строительный, компьютерных технологий и даже археологии. Объединяло все эти факультеты обязательное преподавание идеологии ХАМАС, благодаря чему в студентах воспитывалось абсолютное неприятие Израиля.

Любопытно, что Исламский университет Газы был создан в конце 1970-х годов с оглядкой на ведущие западные вузы того времени. Одним из ярчайших примеров западного заимствования стало создание выборного студенческого совета, члены которого принимали активное участие в управлении университетом. Университетские выборы долгое время были в секторе Газа едва ли не единственной разрешенной формой политической активности. За ними с интересом наблюдали не только студенты и преподаватели, но и остальные жители региона.

Университетские выборы долго были в секторе Газа едва ли не единственной разрешенной формой политической активности

Автор этих строк несколько лет назад оказался в Газе как раз в дни выборов студенческого совета. С огромным отрывом от конкурентов на них тогда победили ученики, подержанные ХАМАС. И, судя по тому, что митинги в поддержку именно этих кандидатов собирали настоящие толпы сторонников, выборы проходили честно, без очевидных подтасовок и вбросов.

ХАМАС действительно пользовался поддержкой значительной части населения сектора Газа, да и Палестины в целом. Анонимные опросы общественного мнения хотя и фиксировали время от времени падения популярности движения, но цифра его поддержки населением никогда не опускалась ниже 35%. За одного из лидеров ХАМАС, Исмаила Ханию, на президентских выборах, если бы такие состоялись, проголосовали бы не меньше половины палестинцев, имеющих право голоса.

Понятно, что при таком уровне поддержки у ХАМАС не было проблем с вербовкой в свои ряды инженеров, строителей и других необходимых ему специалистов. Тем более, что лишенные из-за блокады сектора Газа возможности найти работу за рубежом, эти специалисты просто вынуждены были работать на ХАМАС — крупнейшего, а в случае, например, с инженерными специальностями едва ли и не единственного работодателя региона.

Вообще ставка ХАМАС на воспитание своих кадров, а не на передачу заданий на аутсорс иностранным инженерам и разработчикам, явно принесла движению пользу. За границей специалисты могли стать легкой мишенью для израильских спецслужб, наемных убийц или просто могли сдать секреты ХАМАС за вознаграждение. Выросшие же в Газе, с детства воспитанные в ненависти к Израилю и не имеющие возможности покинуть регион, местные ученые оказались для ХАМАС находкой.

Осознанно помогая ХАМАС или делая это вынужденно, инженеры и разработчики внесли немалый вклад в деятельность террористов. Так, программисты из Газы создали несколько приложений для мобильных телефонов, собиравших данные об израильтянах, в том числе и военнослужащих, которые могли быть использованы для организации терактов. Самым известным таким приложением была программа для онлайн-знакомств GlanceLove. Прикрываясь фотографиями красивых девушек, хамасовцы выманивали у желающих познакомиться с ними израильских военнослужащих информацию об их воинских частях, вооружении и снабжении.

Программисты из Газы написали приложение для знакомств, через которое ХАМАС выуживал информацию у военных Израиля

Еще одним примером разведывательной работы стало приложение Golden Cup, которое маскировалось под официальную программу Чемпионата мира по футболу 2018 года. ХАМАС в режиме реального времени обновлял статистику матчей, выкладывал турнирные таблицы и свежие фото со стадионов. Параллельно приложение собирало и отправляло в дата-центр ХАМАС данные с мобильников пользователей, которые установили вредоносную программу. Как и в случае с GlanceLove, основной мишенью Golden Cup были солдаты и офицеры израильской армии.

Борьба Израиля

Вероятнее всего, дата-центр, в котором разрабатывали приложения и собирали шпионскую информацию, уже уничтожен израильскими бомбардировками. Как уничтожен и Исламский университет Газы и еще несколько аффилированных с ХАМАС вузов. С большой долей вероятности можно предположить, что вскоре начнется и наземная операция израильской армии в секторе Газа, одной из главных целей которой станет обнаружение и уничтожение подземных тоннелей и бункеров со всем спрятанным там оружием и оборудованием для его производства.

Положит ли это конец ХАМАС? Вряд ли. В начале 1990-х в распоряжении ХАМАС, как признавались позже его лидеры, было всего два десятка автоматов и несколько ручных гранат. Большая часть террористических акций организации в то время сводилась к нападениям на израильтян боевиков, вооруженных лишь ножами. К осени 2023 года организация уже имела в своем распоряжении сотни миллионов долларов, тысячи ракет, десятки тысяч единиц стрелкового оружия и целые подземные НИИ, работавшие на ХАМАС в несколько смен. Даже лишившись всех своих арсеналов и производств, ХАМАС все еще будет обладать своим главным оружием — идеологией ненависти к Израилю.

«Не существует другого решения палестинского вопроса, кроме джихада. Инициативы, предложения и международные конференции — это пустая трата времени и сил», — говорится в основополагающем документе ХАМАС, известном под названием «Завет Исламского движения сопротивления».

И хотя «Завет» переписывался несколько раз, пункт о безальтернативности джихада всегда оставался неизменным.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari