Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD88.44
  • EUR96.24
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 5982
Политика

В поиске слабого звена. Кремль не дождался от Запада «усталости от Украины», но ряд стран всё же дали слабину

Расчет Путина на то, что Запад со временем устанет от украинской темы и ослабит интенсивность помощи по прошествии полутора лет с начала войны, не оправдывается: Украина получает всё более серьезные западные вооружения, а поддержка населения западных стран пусть и не настолько высока, как в первые месяцы войны, но всё же массовая: две трети европейцев считают необходимым продолжить военное содействие Украине. Но есть и слабые звенья в этой цепи солидарности, среди которых Венгрия, Греция, Болгария, Кипр и Словакия. А самое опасное звено — США: хотя большинство граждан поддерживает Украину, возвращение лояльного Кремлю Трампа остается реалистичной перспективой.

Содержание
  • Перепады настроений

  • «Проблемные» страны

  • Неприятие Запада: Болгария и Словакия

  • Южные евроскептики: Греция и Кипр

  • Предвыборная поляризация в США

Read in English

Перепады настроений

Кремль связывал свои надежды на ослабление западной поддержки Украины с экономическими проблемами, которые начнутся в Европе после перебоев с поставками энергоресурсов — эти ожидания без стеснения озвучивали кремлевские «политтехнологи» на российских госканалах. Особенно большие надежды связывали с прошлой зимой, когда возрос спрос на энергоресурсы. Но ожидания Кремля оправдались лишь отчасти.

Экономические проблемы в Европе и США действительно возникли. Война и целый ряд связанных с ней последствий вызвали на Западе всплеск «путинфляции» — роста цен на все товары и особенно на газ и электричество. В 2022 году инфляция в Евросоюзе утроилась по сравнению с довоенным 2021-м годом и составила 9,2% (правда, уже по итогам 2023 года она всё же может снизиться до 6% при прогнозе 3% на 2024 год). Из-за сокращения поставок энергоносителей из России счета за электроэнергию и газ достигли во второй половине 2022 года рекордных цифр. По оценкам Евростата, по сравнению с 2021 годом электричество подорожало в среднем на 20% , а газ — на 46%.

О том, насколько серьезно война ударила по благосостоянию европейцев, можно узнать и из регулярных соцопросов. Так, по данным исследовательского института Bruegel (базируется в Брюсселе), более трети граждан ЕС пришлось воспользоваться своими сбережениями, а 70% — изменить свои домашние привычки в целях экономии электроэнергии. Наконец, если в прошлом году главной угрозой, связанной с конфликтом в Украине, европейцы единодушно называли возможное применение ядерного оружия, то этой весной респонденты из Германии, Франции и Италии (стран с самой большой численностью населения в ЕС) поставили на первое место растущую стоимость жизни.

Но насколько эти экономические потрясения сказались на поддержке Украины? Явно не в той мере, в какой на это надеялись в Кремле.

Согласно замерам общественного мнения европейских социологических служб, спустя полтора года полномасштабного вторжения поддержка Украины просела по всем показателям, но очень незначительно — от полностью единодушной до преобладающей. Так, по данным Евробарометра, санкции против России теперь одобряют 72% респондентов против 80% в апреле 2022 года, меры финансовой и гуманитарной помощи Киеву — 75% и 88% против 80% и 93% соответственно. Заметное снижение поддержки наблюдается в Австрии, Эстонии, Испании и Италии.

Поддержка Украины просела по всем показателям, но очень незначительно

Отдельное внимание социологи (как и кремлевские политтехнологи) уделяют отношению европейцев к украинским беженцам. В марте прошлого года Совет ЕС активировал для вынужденных переселенцев из Украины Директиву о временной защите — она была принята еще в 2001 году после югославских войн, но за двадцать лет ни разу не применялась. В рамках этой программы беженцам предоставляется временный вид на жительство, помощь с размещением, доступ к рынку труда, системам здравоохранения и образования. На сегодняшний день под временной защитой в Евросоюзе находится более 4 млн жителей Украины. Почти половину из них приняли Германия и Польша, а больше всего человек в процентах от общего населения зарегистрировано в Чехии, странах Балтии, Польше и Болгарии.

В мае 2023 года бывший спецсоветник Европейской комиссии по Украине Лодевейк Ашер представил доклад, посвященный интеграции украинских беженцев в ЕС. Отчитавшись об успехах программы временной защиты, он отметил, что в некоторых принимающих странах чувствуется «усталость от солидарности» с украинцами. Инфляция больно ударила по европейским семьям с низким и средним доходом, а миграционный кризис усугубил многие социальные проблемы, увеличил нагрузку на соцслужбы, привел к нехватке доступного жилья и мест в детских образовательных учреждениях. Как показывает исследование словацкого аналитического центра Globsec, 53% жителей Центральной и Восточной Европы считают, что из-за наплыва украинцев необходимое внимание и помощь недополучают социально незащищенные граждане. Такие настроения разделяют и более половины опрошенных в Польше — стране, которая считается ближайшим союзником Украины и приняла у себя около 1,6 млн беженцев. Примечательно, что польская праворадикальная партия «Конфедерация», критикующая власти за излишнюю заботу об украинских беженцах, с начала года вдвое нарастила свою электоральную базу и к намеченным на октябрь парламентским выборам будет третьей по популярности в стране.

Тем не менее, даже несмотря на серьезные социально-экономические издержки и общую усталость от войны, уровень общественной поддержки и солидарности с украинцами в странах ЕС остается довольно высоким. Так, согласно июльским данным Евробарометра, принимать в своих странах людей, спасающихся от войны, по-прежнему готовы 86% европейских граждан (в той же Польше таких 81%); оказывать Украине гуманитарную помощь считают нужным 88%; финансовую помощь — 75%; экономические санкции против России поддерживают 72% опрошенных. Более того, финансировать закупки и поставлять вооружения Киеву всё еще находят правильным 64% жителей ЕС. Наибольший энтузиазм в этом вопросе демонстрируют шведы (93%), португальцы (90%), финны и датчане (по 89%). В целом же более половины респондентов удовлетворены мерами, принятыми в ответ на российскую агрессию как на национальном уровне, так и Евросоюзом в целом. Это позволяет европейским политикам продолжать демонстрировать солидарность с Киевом и на словах, и на деле. «Устойчивая общественная поддержка в масштабах всего ЕС говорит о том, что европейские граждане понимают: исход войны имеет решающее значение для их собственного будущего», — утверждается в отчете Bruegel.

При этом, если посмотреть на результаты общеевропейских опросов более пристально, окажется, что в некоторых странах к политике помощи Украине относятся заметно менее благосклонно, чем в целом по ЕС. Из общего строя выбиваются Болгария, Словакия, Венгрия, Кипр и Греция. Как отмечает в беседе с The Insider Доминика Хайду, директор направления «Демократия и устойчивость» в Globsec, Центральная и Восточная Европа в этом смысле парадоксальны, поскольку в этих регионах находятся как «аутсайдеры», так и страны, стабильно демонстрирующие высокий уровень солидарности с Киевом, — Польша и Литва.

«Проблемные» страны

По последним данным Евробарометра, в Греции и Венгрии за военные поставки Украине выступает менее 50% населения, а в Болгарии, Словакии и на Кипре не набирается и 40%. При этом, согласно исследованию Globsec (проведено в восьми странах Центральной и Восточной Европы), Словакия и Болгария лидируют по числу тех, кто считает, что, оказывая Украине военную помощь, их власти провоцируют Россию и приближают войну к своим границам. Другой важный показатель — отношение к НАТО и принципу коллективной обороны. Только 58% словаков и болгар поддерживают членство своих стран в альянсе (для сравнения: в Польше «за» выступают 94% граждан, в Латвии — 79%), причем в Болгарии всего 44% респондентов считают, что их страна должна прийти на помощь союзникам по НАТО в случае нападения. В то же время в Греции зафиксирован самый низкий уровень доверия к Североатлантическому альянсу — всего 24% (ниже — 16% — только на Кипре, но он в НАТО не входит).

Любопытно и то, как в этих странах относятся к России и санкциям против нее. Четверть населения Венгрии, Словакии и Болгарии воспринимает Россию как стратегического партнера. Объясняя социологам свою позицию, венгры и словаки ссылались прежде всего на зависимость от российских энергоносителей, тогда как болгары чаще указывали на общую историю и культурную близость. Более того, в этом году в Болгарии и Словакии сократилась доля тех, кто считает, что Россия несет главную ответственность за войну. Теперь с этим согласны лишь 44% опрошенных болгар (против 50% в 2022 году) и 40% словаков (против 51% в 2022 году), при этом свыше трети жителей обеих стран винят коллективный Запад в провоцировании Кремля. Для сравнения: даже в Венгрии, несмотря на антиукраинскую риторику премьер-министра Виктора Орбана, тезис об ответственности России поддерживает более половины респондентов (54%), в Польше же этот показатель составляет 85%. Что касается антироссийских санкций, самый низкий уровень одобрения этой меры снова зафиксирован в Словакии (51%), Болгарии (46%) и на Кипре (35%).

Опрошенные The Insider аналитики отмечают, что, вопреки популярному мнению, экономические потери из-за войны не единственная, а иногда и не основная причина пророссийских настроений. Почти везде в Центральной и Восточной Европе, включая Польшу и страны Балтии, инфляция в прошлом году измерялась двузначными цифрами. Однако равномерного снижения поддержки Украины за этим не последовало, обращает внимание Доминика Хайду из Globsec. Гораздо более сильным фактором в этом регионе эксперт считает долгосрочный эффект пророссийской пропаганды, распространяемой и поддерживаемой местными СМИ, соцсетями и политиками-популистами.

Присутствие в списке «проблемных» стран Венгрии вполне ожидаемо: страна давно имеет репутацию главного «анфан террибль» Евросоюза и верного сторонника России в противостоянии «либеральному Западу». С начала войны Будапешт регулярно препятствует принятию на общеевропейском уровне решений в пользу украинской стороны. Только в последние месяцы венгерские власти заблокировали совместное заявление ЕС о выдаче международного ордера на арест Владимира Путина и выделение Украине транша в 500 млн евро на покупку вооружений. The Insider подробно рассказывал, на чем строится дружба Будапешта и Москвы и как через почти тотальный контроль над СМИ Виктор Орбан манипулирует венгерским общественным мнением.

Неприятие Запада: Болгария и Словакия

Мем о «восхищенных болгарах» возник не на пустом месте — эта страна давно была подвержена влиянию кремлевской пропаганды, и по крайней мере треть населения Болгарии традиционно придерживается пророссийских взглядов, уверен внештатный старший научный сотрудник Атлантического совета и специалист по политике Центральной и Восточной Европы Димитар Бечев. Объясняется это, во-первых, распространенным у людей старшего поколения представлением об исторических связях Болгарии с Россией. А во-вторых — неприятием Запада, свойственным не только пожилым сторонникам коммунистов, но и молодежи, которая «винит ЕС в социальных и экономических проблемах» страны. Поэтому и в нынешнем конфликте многие болгары на стороне своего «большого славянского брата», а не стремящейся в Европу Украины. Это находит отражение и в рейтинге одобрения Путина: даже сегодня в Болгарии положительно относятся к российскому лидеру 32% респондентов (для сравнения: в Венгрии — 21%, в Польше — 2%). На фоне политической нестабильности — за последние два года в стране пять раз проводились выборы в парламент — подобные настроения только растут. Прежде маргинальная националистическая партия «Возрождение», выступающая против членства Болгарии в ЕС и НАТО и организующая протесты против военных поставок Украине, теперь третья по числу мест в Народном собрании.

Важную роль играет и позиция президента Румена Радева, известного своими откровенно пророссийскими заявлениями (например, он назвал Крым частью России). Радев продвигает тезис о том, что предоставление Украине вооружений означает вовлечение Болгарии в конфликт, и призывает к его дипломатическому урегулированию. В конце 2022 года он назвал «поджигателями войны» болгарских парламентариев, проголосовавших за оказание Киеву военной поддержки. В феврале этого года Радев заявил, что помогать Украине оружием — всё равно что пытаться потушить пожар бензином, а недавно высказался еще жестче, обвинив украинские власти в затягивании конфликта, расплачиваться за который приходится всей Европе. Однако, несмотря на риторику главы государства, в первые месяцы войны Болгария тайно, через третьи страны, снабжала ВСУ боеприпасами и дизельным топливом. А в минувшем июле парламент одобрил предложение недавно сформированного правительства поставить Украине бронетехнику — около 100 БТР советского производства. Это первый с начала вторжения пакет военной помощи, который болгарская сторона отправит публично и без посредников. Против данного решения проголосовали только близкие Радеву социалисты и депутаты от «Возрождения».

Болгария тайно, через третьи страны, снабжала ВСУ боеприпасами и дизельным топливом

От других стран Восточной Европы Болгария отстает и по числу тех, кто согласен и дальше принимать в ЕС бегущих от войны украинцев, — 64% против 86% в целом по ЕС.

Как объяснила The Insider эксперт по медийному праву и профессор Софийского университета Нелли Огнянова, в определенной части общества действительно популярна точка зрения, что «украинцы здесь отдыхают, ездят на дорогих автомобилях, живут в отелях и получают финансовую поддержку от государства в ущерб социально незащищенным болгарским гражданам». При том что болгары радушно приняли у себя более 160 тысяч украинских беженцев.

Эти настроения подпитываются популистскими заявлениями политиков. Так, председатель партии «Возрождение» Костадин Костадинов утверждает, что «на содержание украинских туристов» из госбюджета был выделен почти 1 млрд левов (510 млн евро; в действительности эта сумма в разы меньше), и обещает в случае прихода к власти выслать беженцев из страны.

Уязвимость болгар перед пропагандой и дезинформацией Нелли Огнянова объясняет не только симпатиями к России, но и низким уровнем медиаграмотности — по этому показателю страна занимает последнее место в ЕС. Примерно две трети населения получают информацию из социальных сетей, и только одна треть доверяет СМИ. Кроме того, добавляет эксперт, в болгарском обществе до сих пор ведутся дебаты о необходимости санкций против прокремлевских СМИ. Об отсутствии консенсуса по этому вопросу говорят и данные Евробаромета: за запрет вещания в Евросоюзе Sputnik и RT выступает лишь 37% жителей Болгарии (меньше только на Кипре — 28%).

Отчасти похожая картина наблюдается в Словакии, где исторические связи с Москвой и ностальгия по советской эпохе также служат источником пророссийских и антизападных настроений. По словам Матея Кандрика, директора словацкого аналитического центра Adapt Institute, «многие и сегодня вспоминают социалистический период как время бурной модернизации, когда Словакия превратилась из аграрной страны в индустриальную, когда резко выросли и средняя продолжительность жизни, и уровень жизни в целом». Среди других причин Кандрик называет подверженность значительной части общества влиянию дезинформации и различных теорий заговора, а также недовольство прозападной правящей коалицией, которая «проявила некомпетентность» в борьбе сначала с пандемией COVID, а теперь — с инфляцией и энергетическим кризисом:

«Виня правительство во всех своих бедах, люди склонны больше прислушиваться к оппозиционным партиям, которые продвигают антизападные нарративы и выступают за сохранение хороших отношений с Россией. Так что можно сказать, что такие взгляды уже перестают быть маргинальными».

Подтверждение этому — обескураживающие результаты опросов общественного мнения: лишь 18% словаков доверяют собственному правительству, около 30% не поддерживают членство страны в Евросоюзе, а 50% считают, что США представляют угрозу безопасности Словакии, поскольку «втягивают» ее в войну с Россией.

Пакет военной помощи, которую Словакия обязалась предоставить Украине, оценивается в 0,7 млрд евро и включает среди прочего 13 истребителей МиГ-29. В конце сентября в Словакии пройдут внеочередные парламентские выборы, по итогам которых к власти могут вернуться левые популисты из партии «Курс — социальная демократия» (SMER). Лидер SMER экс-премьер Роберт Фицо призывает к прекращению поставок оружия Киеву, обещает наложить вето на дополнительные санкции против Москвы, а также утверждает, что вступление Украины в НАТО приведет к Третьей мировой войне. Если Фицо в случае победы удастся договориться с другими партиями и собрать коалицию, в Словакии может быть сформировано дружественное Кремлю правительство — и тогда ее политика в отношении Украины «будет полностью пересмотрена», с сожалением констатирует Кандрик.

Южные евроскептики: Греция и Кипр

Относительно низкий уровень общественной поддержки Украины с самого начала войны наблюдается также в Греции и на Кипре. Достаточно сказать, что, по результатам опросов весны 2022 года, Кипр оказался единственным государством — членом ЕС, где большинство респондентов (51%) не согласилось возложить главную ответственность за происходящее на российские власти. В Греции доля таких также оказалась немаленькой — 45% (тогда как в среднем по ЕС «несогласных»набралось всего 17%). Эксперты Европейского совета по международным отношениям (ECFR) относят эти две страны к наиболее скептически настроенным по поводу евроинтеграции — и наиболее подверженным российскому влиянию. И действительно, более 50% киприотов и греков не доверяют Евросоюзу как институту и недовольны мерами, принятыми в ответ на российское вторжение.

В случае Греции причины симпатий к России всё те же: исторически тесные связи и коммунистическое наследие. «Здесь всегда было сравнительно небольшое, но очень громкое и заметное политическое меньшинство, в которое входила греческая Компартия и которое было настроено против США и Запада и поддерживало сначала Советский Союз, а потом и Россию», — объясняет эксперт в области мировой политики, профессор Борнмутского университета Роман Геродимос. Постаралось и предыдущее правительство во главе с лидером леворадикальной коалиции «Сириза» Алексисом Ципрасом. Он проводил политику сближения с Россией и еще в 2015 году критиковал антироссийские санкции как контрпродуктивные, а некоторые его топовые чиновники «были связаны с людьми вроде Александра Дугина», добавляет Геродимос. В прошлом году находящийся теперь в оппозиции Ципрас осудил российское вторжение, но выступил резко против поставок оружия Украине, обвинив действующего премьера Кириакоса Мицотакиса в безрассудстве и втягивании Греции в войну (а также назвал батальон «Азов» неонацистским формированием).

Причины симпатий Греции к России — исторически тесные связи и коммунистическое наследие

Несмотря на критическое отношение общества к ЕС, правительство Мицотакиса пока не отклоняется от общеевропейского курса. Греция одной из первых направила украинцам военную помощь — в марте 2022 года несогласие с этим решением властей выразило 67% граждан. В минувшем апреле на встрече с министром обороны Украины Алексеем Резниковым его греческий коллега Никос Панайотопулос заверил, что Афины будут поддерживать Киев «столько, сколько потребуется».

Что касается Кипра, здесь расположение к России обеспечивали в первую очередь деловые и финансовые отношения последних лет, а точнее — зависимость острова от «русских» денег, будь то доходы от туризма, инвестиции или олигархический капитал. Десять лет назад до 40% от всех вкладов в местных банках имели российское происхождение. До пандемии Россия была для Кипра вторым после Великобритании «поставщиком» туристов — от их общего числа россияне составляли 20%. В 2020-м на Россию пришлось около четверти (свыше 100 млрд евро) всех иностранных инвестиций в кипрскую экономику. Почти 3 тысячи россиян стали обладателями «золотых паспортов», воспользовавшись серой схемой получения кипрского гражданства в обмен на инвестиции. Среди них есть и фигуранты западных санкционных списков. Для множества местных бизнесов россияне годами были важными, если не основными клиентами.

Расположение Кипра к России обеспечивается зависимостью острова от «русских» денег

Теперь республика пытается избавиться от имиджа российской «прачечной» и показать, что она солидарна с европейским сообществом и находится, по выражению президента Никоса Христодулидиса, «на правильной стороне истории». Кипр отказывает украинцам в военной помощи, заботясь о собственной обороноспособности. Тем не менее, выступая в июне этого года перед Европарламентом, Христодулидис призвал и дальше поддерживать Киев. «Это дело принципа — позаботиться, чтобы закон джунглей не восторжествовал», — сказал он и добавил, что высокая цена решений по противодействию российской агрессии оправданна, поскольку «необходимо защищать мир в Европе». Однако, судя по опросам общественного мнения, большинство киприотов считает по-другому.

Предвыборная поляризация в США

В Соединенных Штатах ситуация в целом похожа на европейскую: уровень солидарности с Украиной и поддержки проукраинского курса снизился по сравнению с прошлым годом, но остается высоким. Важно другое: по мере приближения президентской кампании – 2024 общественные настроения всё отчетливее коррелируют с партийной принадлежностью. Хотя формально обе партии выступают за солидарность с Украиной, опросы показывают, что электорат Республиканской партии начинает терять терпение быстрее.

США — главный донор Украины. Общий объем военной, финансовой и гуманитарной помощи, полученной Киевом от Вашингтона за последние полтора года, превышает 75 млрд долларов. Согласно последним данным Pew Research Center, около половины (47%) взрослого населения страны называет текущие расходы оптимальными или даже недостаточными, а около трети (28%) считает их чрезмерными. При этом число республиканцев, полагающих, что США слишком много помогают Украине, за прошедший год выросло в 2,5 раза, до 44%. В то же время, как выяснили в апреле исследователи из Университета Мэриленда, 46% американских избирателей считают возможным поддерживать Украину еще один-два года и лишь 38% согласны делать это столько, сколько потребуется. Большая часть консерваторов ожидаемо предпочла менее долгосрочные обязательства. В целом 57% сторонников Республиканской партии не одобряют решения, принятые администрацией Байдена в ответ на российское вторжение.

Если до октября 2022 года около 60% американцев выражали готовность расплачиваться за поддержку Украины более высокими ценами на энергоносители и ростом инфляции, то весной 2023-го опросы зафиксировали падение по этим пунктам на 9–15%. Меняется и отношение американского общества к российской угрозе. В первые месяцы вторжения половина жителей страны считала происходящее серьезной угрозой американским интересам, тогда как сегодня с этим соглашается лишь треть опрошенных — и столько же называют российскую агрессию незначительной угрозой. При этом 64% американцев воспринимают Россию как врага — тут демократы и республиканцы сошлись в оценках. Сильных разногласий нет между ними и по вопросу о целях Вашингтона в этом конфликте. 26% видят главную цель в возвращении к статус-кво до 24 февраля прошлого года. Следующие по популярности ответы — освобождение всех оккупированных РФ территорий и недопущение дальнейшего продвижения российских войск. На ослабление или поражение России в войне настроены лишь 8% опрошенных.

В ближайшее время на американское общественное мнение будут влиять два ключевых фактора, комментирует внештатный старший научный сотрудник Института Брукингса, профессор Университета Мэриленда Шибли Телами. Во-первых, оценка ситуации на фронте: чем больше американское общество уверено в неудачах российской армии и успехах украинской, тем охотнее оно поддерживает текущий курс в отношении Украины. В этом смысле следующие несколько месяцев могут стать довольно важными, учитывая высокие ожидания от контрнаступления ВСУ.

Второй фактор — грядущая избирательная кампания: понятно, что конфликт в Украине и участие в нем США будут частью предвыборной повестки кандидатов. При этом единой позиции на этот счет нет ни у одной из партий. Большинство членов Демократической партии одобряют политику президента Байдена, однако некоторые его шаги могут быть встречены в штыки — так было, например, с решением отправить Украине кассетные боеприпасы. Нет консенсуса и в стане консерваторов. В то время как Дональд Трамп и губернатор Флориды Рон Десантис — два главных претендента на номинацию от Республиканской партии — критикуют действующую администрацию и сомневаются, что защита Украины отвечает национальным интересам США, бывший вице-президент Майк Пенс (также участвующий в гонке) настроен к Украине более благосклонно. Так или иначе, в случае победы республиканцев на выборах 2024 года американская помощь Киеву может быть ограничена, а то и вовсе прекращена. А любое изменение в политике Вашингтона может подорвать и европейское единство, ведь Джо Байден сделал для сплочения европейцев почти столько же, сколько Путин, отмечают в ECFR.

В случае победы республиканцев в 2024 году помощь США Киеву может быть ограничена, а то и вовсе прекращена

Отдавая дань беспрецедентной солидарности западного сообщества с Украиной, эксперты призывают не принимать ее как должное и допускают, что в ближайшие месяцы настроения могут измениться. Если новости с фронта будут указывать на то, что конфликт становится затяжным и ни одна из сторон не в состоянии одержать военную победу, это может подорвать общественную поддержку и в США, и в странах ЕС, говорится в отчете аналитического центра Bruegel.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari