Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD79.33
  • EUR92.63
  • OIL37.74
Политика

Сербия без Путина. Укрепление позиций Вучича и косовское урегулирование лишают Кремль былого влияния

В это воскресенье правящая партия президента Александра Вучича получила абсолютное большинство на парламентских выборах, прокремлевские силы не получили ни одного мандата. Тем самым Вучич укрепил свои позиции в преддверии важнейших переговоров, которые определят позицию Сербии по Косово. Урегулирование косовского вопроса лишит Кремль остатков влияния в Сербии. И хотя Белград на словах продолжает оставаться лояльным России, де-факто страна уже вышла из кремлевской орбиты.

На воскресных парламентских выборах в Сербии с большим отрывом, как и ожидалось, победила Сербская прогрессивная партия президента Александра Вучича. Ее результат — 61% или 189 мандатов из 250. На втором месте коалиционный партнер правящей партии — Социалистическая партия во главе с Ивицей Дачичем (10% или 32 места). Остальные мандаты достались блоку СПАС главы муниципалитета Нови-Београд Александра Шапича и нацменьшинствам, которые получают места вне зависимости от способности преодолеть 3-процентный барьер.

Часть оппозиции (на которую, по разным оценкам, приходится 6–7% голосов избирателей) во главе с бывшим мэром Белграда и экс-лидером Демократической партии Драганом Джиласом бойкотировала выборы. Джилас — один из основателей оппозиционного «Союза за Сербию» и организатор массовых протестов 2018–2020 годов — сослался на отсутствие условий для честного голосования и угрозу здоровью граждан из-за эпидемии. Среди участников бойкота и пророссийское движение «Двери» Бошко Обрадовича, который выступает против европейской интеграции и сотрудничества с НАТО, а также, в отличие от сербского правительства, признает Крым частью России.

По выражению сторонников президента, Вучич окончательно отправил на пенсию многих политиков, а противники упрекают его в том, что он полностью уничтожил политическую структуру страны. Главный вопрос в том, как сербский лидер распорядится своим успехом на фоне обвинений в нелегитимности и усиливающегося давления западных стран, которые требуют прогресса на переговорах с Косово. Впереди возможные перестановки в сербском правительстве и активизация на внешнеполитическом направлении. В среду Вучич приедет в Москву в качестве одного из нескольких иностранных гостей Владимира Путина, приглашенных на парад. Тут ему попытаются дать наставления перед визитом в Вашингтон, где 27 июня после длительной паузы перезапускается диалог об окончательном урегулировании отношений Белграда с Приштиной.

Сербские выборы всегда дают повод поспорить об устойчивости «особых отношений» с Москвой и попытках влияния России на местную политическую сцену и курс страны. За три дня до голосования в Белграде побывал Сергей Лавров, прервавший международный карантин, чтобы призвать сербов «не спешить» с принятием окончательных решений по Косову. Судя по акцентам Москвы (диалог следует вести без искусственных сроков, а любое решение должен одобрить Совбез ООН, где у России право вето) в Кремле нервничают, опасаясь, что администрация Дональда Трампа предложит российскому «стратегическому» партнеру сделку, от которой Вучич не сможет отказаться.

В Кремле опасаются, что Трамп предложит Сербии сделку, от которой Вучич не сможет отказаться

Косовское урегулирование не из простых: дипломатический процесс с паузой на бомбардировки НАТО насчитывает уже более 20 лет. И хотя многим наблюдателям понятно, что итогом «косовской битвы» Белграда станет отказ от блокирования косовской независимости, произойдет это не сразу и только в тесной увязке с евроинтеграцией, на которую влияют многочисленные факторы.

В любом случае стремление Белграда закрыть косовский вопрос, обозначенное Вучичем еще два года назад, — неприятный сигнал для Москвы. Блокирование косовской государственности — одна из главных российских услуг Белграду, которая постепенно утрачивает ценность. В то же время Москве все труднее наполнять содержанием «стратегическое партнерство», особенно после 2014 года. «Красные линии» прорисовываются достаточно четко, когда речь идет о вопросах политики и безопасности. Среди таких чувствительных тем — нежелание Белграда предоставить дипломатический статус сотрудникам Российско-сербского гуманитарного центра в Нише. Под прикрытием этого центра работала бы российская агентура (что в целом характерно для «культурных центров» Россотрудничества в разных странах), а это бы осложнило жизнь не только Сербии, но и странам Запада, с которыми Белград ссорится не хочет.

Противостояние Кремля с Западом доставляет Белграду немало головной боли. Вучичу все труднее балансировать, при этом Сербия нуждается в финансовой поддержке и инвестициях, а также гарантиях безопасности для сербов в Косове. Решение этих вопросов зависит в основном от Вашингтона, НАТО и Евросоюза.

Путин и Вучич в последние месяцы встречаются уже третий раз. Они виделись 8 января в Стамбуле, на церемонии запуска «Турецкого потока», а до этого, 4 декабря в Сочи. Впрочем, сочинские переговоры оказались несколько смазаны из-за утечки видеозаписи вербовки сербского должностного лица. Многих удивила скорость, с которой Белград подтвердил подлинность видеоматериала, способного навредить российскому имиджу в Сербии, да еще накануне встречи с Путиным. Это второй за последние годы случай неаккуратной работы российских структур в Сербии, ставший достоянием гласности и поводом для публичных оценок со стороны Вучича. До этого сербский лидер помог черногорским властям выявить «иностранный след» в деле о попытке силового захвата власти в Черногории 2016 году, что обернулось заочными приговорами для двоих сотрудников российских спецслужб Владимира Попова (Моисеева) и Эдуарда Широкова (Шишмакова).

Подготовка к новому визиту в Россию проходит без скандалов, но в тени московских торжеств по случаю 75-летия Победы предстоит непростой разговор на косовскую тему. Россия потеряла после провозглашения косовской независимости в 2008 году роль посредника на переговорах, но все еще сохраняет влияние на ход событий, блокируя интеграцию Косова в международные организации и постоянно дискредитируя местную политическую элиту. Окончательное урегулирование в этой части Балкан не входит в планы Москвы, поскольку открывает путь (пусть и в отдаленной перспективе) интеграции Сербии и Косова в Евросоюз и НАТО, что ослабляет влияние Кремля в регионе.

И хотя Вучича порой называют «надежным партнером российского правительства в подрыве европейского влияния в регионе», он вполне самостоятельный политик, извлекающий дивиденды из сотрудничества со всеми значимыми игроками — Евросоюзом, США, Россией и Китаем. И уж тем более его нельзя заподозрить в попытках замены европейской перспективы на евразийскую, которая не предполагает равноценных возможностей, инвестиций, товаров и технологий (на ЕС приходится две трети внешнеторговых связей Сербии).

В сравнении с другими странами региона сербская политика действительно выглядит более пророссийской, но курс Вучича уже во многом согласован с Евросоюзом и США. Своим западным партнерам он не забывает напоминать, что его политика не является прокремлевской. Так, после подписания соглашения с ЕАЭС сербский лидер сообщил, что при вступлении в Евросоюз оно утратит силу. Схожим образом заявления Вучича о «необходимости одобрения Москвой окончательных решений по Косову» не означают его готовности следовать указаниям Кремля, а тем более отворачиваться от западных партнеров, бомбивших (как любят напоминать в Москве) Сербию.

Вучич открыто проявляет симпатию к российским властям и даже готов для российской аудитории подчеркнуть превосходство Путина над другими мировыми лидерами. Это приносит ему очки, учитывая высокие симпатии в сербском обществе к России и ее лидеру. Он, конечно, продолжит покупать российский газ, называя его лучшим, и проводить совместные военные учения с Москвой, сетуя, что у него нет денег на С-400, но никогда не признает Крым и не прекратит сближение с НАТО. Постоянный шум со стороны прокремлевских структур для него не помеха. Используя пророссийскую риторику, Вучич очень далек от игры по правилам «русского мира», предполагающих переориентацию на Москву и отказ от евроинтеграции.

Вучич продолжит хвалить Путина и российский газ, но никогда не признает Крым и не прекратит сближение с НАТО

Условные «пророссийские силы», представленные в Сербии мелкими партиями и организациями, оставлены за бортом большой политики. На этих выборах не получили ни одного мандата такие партнеры российской дипломатии и партии «Единая Россия», как «Заветники» и радикалы Воислава Шешеля, выступающие по совместительству экспертами в российских государственных СМИ и гостями аннексированного Крыма.

Провалилась и попытка провести в парламент «Русскую партию» Слободана Николича, считающего, что «Сербия может выполнять для России роль форпоста на Балканах, наподобие той, какую Израиль выполняет для США на Ближнем Востоке». «Сербские русские» не сумели убедить центризбирком в том, что являются партией национального меньшинства. А надежды на такой сценарий в Москве, похоже, возлагались, судя по тому, что в момент образования в 2013 году эта партия получила информационную поддержку со стороны СМИ и российского посольства. Весь этот прокремлевский хор, включая, конечно, «балканских казаков» и «ночных волков» с их антиамериканской и православно-патриотической аргументацией, пригодится Кремлю уже в самое ближайшее время, коль скоро тема Косова возвращается в повестку дня.

Бытует мнение, что закрытие косовского вопроса, иными словами признание (в том или ином виде) косовской независимости, поставит крест на политической карьере Вучича. Другое мнение состоит в том, что влияние косовского фактора на политическую ситуацию в Сербии преувеличено. Вучич, несмотря на обвинения в авторитарных замашках и давлении на СМИ, продолжает пользоваться поддержкой ключевых западных стран, полагающих, что он способен поставить точку в многолетнем конфликте. А результаты выборов таковы, что сербский лидер может менять законы без поддержки со стороны оппозиции.

Все бывшие патроны Вучича (обласканные в разное время Москвой) по сути сошли с политической сцены, — это и Воислав Шешель, которого он покинул в 2008 году, и Томислав Николич, с которым он создавал Сербскую прогрессивную партию. Вучич прошел свой путь от министра информации в правительстве Слободана Милошевича во время бомбардировок НАТО до «европейца», умеющего быть «на короткой ноге» с Германией, Россией и Китаем и находить взаимопонимание с США и НАТО. Разрушит ли Косово политическую карьеру Вучича — вопрос спорный. Во всяком случае, до сих пор ему удавалось привлекать в союзники самые разнообразные силы — от пророссийской Сербской народной партии Ненада Поповича до стремящегося в НАТО Вука Драшковича из «Сербского движения обновления».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari