Расследования
Репортажи
Аналитика
  • 226
Подкасты

«Честно говоря». Писатель Виктор Ерофеев. Как работает пропаганда?

Писатель Виктор Ерофеев и Ксения Ларина поговорили о том, как ненависть и культ насилия стали главными национальными скрепами, о коллективном помешательстве нации и о том, кто заразил общество чумой милитаризма.

Google Подкасты

Яндекс Музыка

Spotify

Ксения Ларина: Добрый вечер, дорогие друзья. Это канал TheInsider, меня зовут Ксения Ларина, и в гостях у нас сегодня в прямом эфире писатель Виктор Ерофеев. Витя, приветствую тебя, здравствуй.

Виктор Ерофеев: Приветствую тебя.

Ксения Ларина: Витя, вот ты все знал. Ты столько написал правды про Россию, про русскую душу и народ — и только получал за это люлей, и в итоге я смеюсь, хотя повод-то совсем не смешной. Но ты знал, что когда-нибудь мы вернемся к войне, русское общество и русский народ. Поскольку мы с тобой не разговаривали после 24 февраля, я имею право на этот вопрос: насколько для тебя это было неожиданно или ожидаемо?

Виктор Ерофеев: Ксюш, ты совершенно права насчет того, что писал я немало и получал люлей не только газетных, но и тащили меня дважды в тюрьму за «Энциклопедию русской души». Она в конце концов вышла во Франции и Германии. Они тоже ввели какую-то цензуру, мол, не надо слишком плохо писать о русских, а тут вдруг два месяца назад она вышла в Германии, хотя ее купили двадцать лет назад.

Я сижу сейчас в издательстве, у меня нет этой книги под рукой. После того как вышла книга на русском, Жорж Нива́, самый лучший специалист по русской литературе и культуре во Франции, со мной разорвал отношения и сказал: всё. Мы с ним не виделись эти самые двадцать лет. Я ехал на юг Франции, заехал к нему и привез книгу на французском, на что он мне сказал: «Я изменил свое отношение и к книге, и к тебе. Она оказалась пророческой». Меня не обрадовало то, что я угадал так. Если мы возьмем газету [неразборчиво], в которую я постоянно писал, в январе 2022 года там была моя статья «Осторожно! Возможна война», где я рассказывал о том, что война будет, так что никакой неожиданности не было. Если страна, и ты это знаешь, выбирает вместо модернизации мобилизацию, то она катится к войне. Она уже прикатилась один раз к войне поменьше, другой, третьей и вот докатилась до этого. Это совершенно логический и закономерный исход того, когда ты выбираешь мобилизацию.

Но я не ожидал такой чудовищной беспощадности и бесчеловечности. Я ожидал хитростей, идеологических ходов, которые тоже были, но вот то, что уничтожили Мариуполь, потом все трупы объявили инсценировкой… Это чуть-чуть есть в «Энциклопедии русской души», но на такую гору я не взошел. Там отдельные случаи, а тут все наверху согласились[с происходящим]. Я думаю, что «Энциклопедия русский души» — это теперь книжка для подросткового возраста, а не для серьезных и глубоких исследований. Конечно, в моей книге бесчеловечности хватает и ее очень много, но я не предполагал, что те, кто выступали против 2014 года, окажутся такими слабаками и нас так возьмут и разбросают в разные стороны. Действительность перешагнула через «Энциклопедию», которая слабо, но показывала путь. Я издал ее в 1999 году…

Ксения Ларина: Ей ровно столько же, сколько Путин у власти.

Виктор Ерофеев: Да. Там есть персонаж Серый, который развивается. Я не знаю, кто мне дал черных или белых лебедей с этой книжкой, но французы и немцы заткнулись и не стали публиковать это двадцать лет, только поляки напечатали сразу, а Тадеуш Конвицкий сказал: «Ну, вот родился новый Чаадаев». Все остальное — это такое трепетание членов. Ну вот и дотрепетались они.

Ксения Ларина: Кто кого все-таки породил — глубинный народ этого Серого гопника, президента Путина, или он себе по своему образу и подобию воспитал за двадцать лет вот такой специальный путинский народ?

Виктор Ерофеев: Это очень хороший вопрос. Я бы сказал, что он из серии — что первичнее, курица или яйцо. Найти решение этой задачи в наше время невозможно, потому что из народа вышел великий гопник, и в «Энциклопедии» это абсолютно очевидно, но вот то, что он приемами черного двора, заднего двора выстроил народ — это тоже очевидно. То есть они сошлись. Он оказался довольно-таки опытным гопником, потому что было слишком много унижений и надо было тренировать свой мозг, чтобы вылезти из кладбища детских комплексов.

Я вчера посмотрел сюжет в «Настоящем времени», где они спрашивали москвичей об отступлении от Херсона, и такой трусости и дрожания мысли я давно не встречал: «генералам виднее», «мы люди маленькие» и так далее. Только один человек едва смог сформулировать. Лучше всего была старая пара — дядька хотел что-то сказать, а ему бабка говорит: «Пошли отсюда, старый дурак». Так что «Энциклопедия русской души» работает, и это очень грустно.

Со мной поссорились не только враги, но и многие либеральные люди, которые прочли книгу и огорчились. Я сам вот сейчас, глядя на то, что до чего-то докопался, думаю, что докопалась другая материя, которая вселилась в меня на тот момент. Но не хочу уходить в метафизику. Это болезнь — то, что я вижу, как они отвечают, как в моей книге, эти физиономии перепуганные. Сказать, что их запугали и поэтому они несут такую чушь, — это неправда. У них там такая каша в голове… В следующей книжке, которая скоро выйдет, есть такая штука, как понятка, которая в голове вместо ума фильтрует. Конечно, здесь тактическая заслуга великого гопника, который просто рассчитал и угадал. Он первый народный лидер за всю историю страны, начиная с Чингисхана. Это поразительно. Но нам нечего радоваться по этому поводу, поскольку мы дожили до такого прекрасного народа. Я не знаю, с какой стороны подойти к решению, потому что мы всегда, и я отчасти, всегда думал, что выборы нечестные, а вот если будут честные, то мы прорвемся. Но теперь сделай хоть сто честных выборов — все захотят еще кого-нибудь генерала покруче, вроде повара или Кадырова. В общем, мы дожили, докатились. Очень грустно, что они выстрелили в правильном направлении.

Ксения Ларина: Насколько велика роль пропаганды в воспитании путинского народа?Я как человек, который много лет вел передачу про телевизор с Ирой Петровской, всегда достаточно скептически относилась к масштабам пропаганды. Мне казалось, что она сильно преувеличена, что влияние телевизора сильно преувеличено, особенно после появления интернета, этого нового самиздата. Кто там смотрит этот телевизор? Какие-то старики и старухи. Оказалось, что это работает, и не только в отношении простого народа, но и в отношении людей вполне себе респектабельных и образованных, которые и историю знают, и в университетах учились. Как это происходит?

Виктор Ерофеев: У нас телевизор не только член семьи, он же беспрестанно работает. Как работало раньше советское радио, которое не надо настраивать, а просто включил в розетку — и оно работало. Во всех домах жужжало. Серьезный психоаналитик сказал бы, что это уже туда запало и не в первом поколении. Это раз. Во-вторых, дело в том, что есть некоторая кастрация, потому что вырезана тема политического анализа, который проводился только в школах КГБ. Нам оставалось только мочу на анализ нести, все остальное делалось без нас. И самое главное — люди уже давно лишены инициативы, и это не с начала истории, потому что у нас были инициативные люди, и крестьяне, и рабочий класс, но тут уже порубили все эти сословия в ХХ веке коммунисты. Остался такой вот беспомощный народ, который при этом, слушая радио и глядя в телевизор, еще занимается конспирологией. Это такая игра, когда нам что-то говорят, а есть еще что-то другое, более страшное, про которое нам не до конца говорят. Получается, душа ищет ада, а здесь такое полуадие — не чистилище, а полуадие. И вот они хотят, чтобы им сказали «всю правду». Это совершенно поразительная черная дыра. Когда я вел программу, меня всегда поражало то, что конспирология была важнее всего. Даже не политическая, а любая, связанная с какой-то реальностью. Конспирология всегда страшная, потому что она всегда черная, от чего ты невольно шарахаешься, когда думаешь, что там в голове. В голове то, к чему мы сегодня пришли.

Ксения Ларина: Обрати внимание, как сегодня любимы и востребованы народом все старые советские методички — от газетных штампов и уток до каких-нибудь планов Даллеса и прочее, чем нас кормили, протоколы сионских мудрецов. Получается, что зря прошли и просвещение, и перестроечное время, и зря открыты архивы, зря белые пятна истории мы открывали для себя, зря запрещенные и открытые вновь для нас писатели и поэты, уничтоженные люди. Это никак не спасает от повторения?

Виктор Ерофеев: Если беззубому человеку дать колоть ртом грецкие орехи, то они не будут колоться. Зубы давно были выбиты, так что удивляться здесь нечему. Если рисовать контуры будущего, то могут быть заминки. Есть страшные и конспирологические идеи про атомную войну, которая действительно возможна, а есть какой-то псевдопереворот, замена на замену. Единственное, что мне кажется реальным, хотя я не могу сказать, что это вызывает аплодисменты, — это что после Сталина приходит Хрущев, который тоже замазан в крови, в частности в украинской, то есть это сценарий прихода серого человека и не народного. Я сказал в «Новой газете», что российская государственность мертва. Спор между реанимацией и моргом, на мой взгляд, закончился победой морга. Огромная тема России как государства — это когда бегают перепуганные муравьи, а самые умные свалили. Есть вопрос в воскрешении, то есть в чуде. У нас было одно такое чудо — Горбачев, но другого выхода я не вижу. Для меня умеренный человек был бы по крайней мере каким-то реалистичным завершением этого этапа, потому что невмоготу на это смотреть, на то, что происходит, — и на военные дела, и на это постоянное чудовищное вранье, которое пропитано «Новичком». Ты прекрасно знаешь, что я по жизни с этими врущими людьми с детских пор знаком, а некоторых хорошо знал и потом. Они мне всегда казались циниками, но я не ожидал, что это будет такая чудовищная компания, что они настолько могут превратиться в ползающих мокриц. Как писателю мне это интересно, но как человеку, который любит Россию, мне страшно.

Рухнуло просвещение. Мы были настроены на другой народ, русская культура нам говорила, что надо освободить народ от царского гнета. Потом Солженицын рассказал, что надо освободить и от советского гнета, правда, Шаламов спрашивал, зачем и кого освобождать. Мы тоже за ними пошли. При этом был великий гопник, который ковал свои кадры, убирал все и оказался властелином. Я его называю царь-пацан, и мне все уши прожужжали про русский язык, но ведь он не говорит по-русски. Этот язык работает, потому что он тот самый, на который откликается масса. Мне рассказывали, что надо было начальнику убрать ракеты с Кубы, а Зюганов воспротивился, начальник сказал матом, и тот понял, что надо убирать. Есть определенные слова, которые действуют на эту понятку. Можешь начать споры, но тебя либо уволят, либо расстреляют, либо на машине подорвут.

Ксения Ларина: У украинцев счастливый день, потому что Херсон освобожден от российских «освободителей». Будем надеяться, что это будет началом конца того самого гопника. Я благодарна Виктору за то, что он в таких условиях нашел возможность выйти в эфир. На этом мы закончим общение с нашим гостем, но потом продолжим разговор с Виктором Ерофеевым. А у вас есть возможность вернуться к той книге, о которой мы вспоминали, — «Энциклопедия русской души», в которой он точно предвидел и предсказал все, что произойдет с нами в 2022 году. Спасибо всем, до встречи в наших эфирах! Пока.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari