Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.04
  • EUR90.01
  • OIL41.71

История давней интрижки Дональда Трампа с порнозвездой, которая, казалось бы, заслуживает лишь нескольких скандальных статей в таблоидах, предвещает президенту США большие неприятности, пишет колумнистка The New Yorker Эми Дэвидсон Соркин. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Теперь, когда в деле Стефани Клиффорд, известной под псевдонимом Сторми Дэниэлз, все сказано, сделано и оспорено в суде, возможно, главный вопрос в том, почему президент США не мог просто позволить ей говорить. Клиффорд, звезда и режиссер порнофильмов, подала в суд на Дональда Трампа, требуя признать недействительным то, что в ее иске названо «соглашением о молчании», которое она подписала 28 октября 2016 года. Дело касается интрижки, которая, как она утверждает, у нее была с Трампом десятью годами раньше. Она получила $230 тыс. и молчала на протяжении всей кампании. Но теперь она требует признать, что не связана соглашением, так как Трамп его не подписывал, а его юрист Майкл Коэн говорил об этой истории публично — и при этом лгал.

В иске также говорится, что Трамп применял «тактику запугивания», чтобы заставить Клиффорд хранить молчание. В прошлую пятницу ее адвокат Майкл Авенатти в нескольких интервью заявил, что были некие намеки на насилие, но не сообщил никаких подробностей. Корреспонденту The New Yorker он сказал: «Когда у моего клиента будет возможность говорить открыто, мы уверены, что американский народ поверит ее словам о том, что ей физически угрожали».

Это совершенно дикая история, но вряд ли на фоне хаоса, царившего в Белом доме на прошлой неделе, она заслуживала чего-то большего, чем несколько скандальных публикаций в таблоидах. В прошлый вторник Трамп уволил госсекретаря Рекса Тиллерсона, который узнал об этом из твиттера. В четверг заговорили о том, что на очереди увольнение советника по национальной безопасности Герберта Макмастера и ряда других чиновников кабинета. Но дело Клиффорд не только полностью раскрывает характер президента и его манеру действовать. Это еще и предвестник больших неприятностей.

Эта кризисная ситуация, как и многие другие, в которых оказывался Трамп, во многом создана им самим и связана с его беззастенчивыми попытками все отрицать. В январе, когда The Wall Street Journal впервые написала о деньгах, уплаченных Клиффорд, Коэн заявил, что это была его «личная сделка», деньги были его собственные и ни Trump Organization, ни сам Трамп не имели к этому никакого отношения. Особого смысла в этом не было, так как он работал на Trump Organization. Но даже если история Коэна была правдой, она наводила на более общие вопросы о том, откуда берутся и куда идут деньги в сделках Трампа.

Для человека, построившего карьеру на обмане и запугивании, Трамп применяет эту тактику на удивление топорно

Но никакого судебного иска не было бы, если бы в прошлом месяце компания, созданная Коэном, чтобы заплатить Клиффорд, не добилась от арбитражного судьи вынесения временного запрета, согласно которому Клиффорд должна была хранить молчание под страхом миллионного штрафа. Эти усилия были бесплодны: за несколько недель до этого еженедельник In Touch, публикующий сплетни о знаменитостях, вытащил из своих архивов неопубликованное интервью 2011 года, в котором Клиффорд в подробностях описывала свои отношения с Трампом («Он говорил: „иди сюда“. А я отвечала: „ага, вот так“»). Более того, юристы президента, по-видимому, не подумали о том, каким будет следующий ход Клиффорд — оспаривание решения арбитражного судьи. В результате они создали для нее беспроигрышную ситуацию. После вынесения этого решения Трамп практически неизбежно должен был судиться с Клиффорд (и в пятницу он начал этот процесс), а это означает публичное признание всей всплывшей на поверхность истории.

CNN и The Wall Street Journal сообщили, что одним из юристов, добившихся вынесения решения, была Джилл Мартин, еще одна сотрудница Trump Organization, раньше засветившаяся в деле о мошенничестве с «Университетом Трампа». В заявлении компании говорилось, что Мартин, как и Коэн, имеет к делу Клиффорд отношение только «в качестве частного лица». Создается впечатление, что Trump Organization — это место, где все, что кампании делать не полагается, можно сделать неофициально, на личном уровне, иногда под видом проявлений дружбы или демонстрации лояльности. Это еще один знак того, что требование специального прокурора Роберта Мюллера предоставить ему документацию Trump Organization может привести к очень запутанной ситуации.

Белый дом при Трампе, похоже, действует по такому же принципу, как и Trump Organization, с точки зрения размывания границ. В прошедшие несколько недель стало известно множество случаев, когда члены кабинета обращались с государственными деньгами, как со своими собственными, — $30 тыс. на мебель для столовой в офисе Бена Карсона, $40 тыс. на звуконепроницаемое помещение для телефонных разговоров Скотта Пруитта, миллион на полеты Стивена Мнучина на военных бортах. Когда сыновья президента встречаются с иностранными политиками во время своих поездок по делам бизнеса, когда его дочь играет роль дипломата, встречаясь с лидерами государств, в которых у нее есть коммерческие интересы, а его зятя, похоже, считают человеком, которому можно дать взятку, важно знать, кто кому и за что платит.

Ответ команды Трампа на вызов Клиффорд, скорее всего, определяется тщеславием, темпераментом и личной обидой президента. Все это мы уже видели в тех действиях, которыми он отвечал на расследование Мюллера: от увольнения директора ФБР Джеймса Коми — поступка, который, возможно, позволит обвинить президента в препятствовании правосудию, — до увольнения на прошлой неделе бывшего заместителя Коми Эндрю Маккейба всего за несколько дней до его выхода на пенсию — мелочной попытки ущемить его, чтобы он не получил выплат, положенных за выслугу лет. Для человека, построившего карьеру на обмане и запугивании, Трамп применяет эту тактику на удивление топорно и совершенно не учитывает издержки метода.

В случае с Трампом иногда трудно отличить злую волю от некачественной работы юристов

В конце концов, почему президент не стал подписывать соглашение? Он не собирался это делать с самого начала или просто не побеспокоился об этом? В случае с Трампом иногда трудно отличить злую волю от некачественной работы юристов. Он постоянно требует, чтобы его подчиненные действовали в соответствии с его собственными представлениями о законе, а не с самим законом. Именно поэтому он отчитывал генпрокурора Джеффа Сешнса за то, что тот не смог справиться с проблемами, а на прошлой неделе пришли сообщения, что юристы Трампа пытались помешать запланированному на 25 марта выходу в эфир интервью, которое ведущий Андерсон Купер взял у Клиффорд для программы «60 минут». Для таких требований нет никакого юридического обоснования. Но президент уже не в первый раз демонстрирует, что, по его глубокому убеждению, у него есть или должно быть право заставлять прессу молчать.

И снова, возможно, команда Трампа пытается добиться от Клиффорд выполнения соглашения о молчании не ради этого дела самого по себе, а чтобы дать понять другим подписавшим подобные соглашения, во что обойдется попытка их разорвать. «Мой опыт говорит мне, что у таких людей одна и только одна скорость, — сказал The New Yorker Авенатти. — Они угрожают не одному человеку, а многим».

Слушания по делу назначены на 12 июля в Лос-Анджелесе. Чтобы покрыть судебные издержки, которые могут оказаться значительными, Клиффорд создала в интернете краудфандинговую страницу. И она не единственная, кому придут счета на крупные суммы. В эти дни в Вашингтоне многим людям внезапно оказались нужны хорошие адвокаты — и прежде всего президенту.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari