Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.27
  • EUR89.48
  • OIL42.15

Приход во всем согласного с Трампом директора ЦРУ на пост главы американской дипломатии обещает авантюристическую внешнюю политику в будущем, считает колумнистка The New Yorker Робин Райт. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Президент Трамп и его следующий госсекретарь Майк Помпео сейчас похожи как две капли воды. Уходящий госсекретарь Рекс Тиллерсон, узнавший о своем увольнении из твиттера Трампа, часто спорил с президентом и продержался на посту всего четырнадцать месяцев, причем в течение последних пяти циркулировали слухи о его отставке. «Помпео — не Тиллерсон, но может им стать, если президент продолжит вмешиваться в работу своего госсекретаря», — сказал бывший посол Ричард Баучер, карьерный дипломат, который служил пресс-секретарем при трех госсекретарях, представлявших и Республиканскую, и Демократическую партии.

Президент и Помпео, нынешний директор ЦРУ, который должен пройти процедуру утверждения в Конгрессе прежде чем занять новый пост, явно подружились. В своей речи на крыльце Белого дома через несколько минут после внезапного увольнения Тиллерсона Трамп многословно восхвалял Помпео. «Я уважаю его интеллект, — заявил он. — Я уважаю тот путь, который мы прошли вместе. У нас очень хорошие отношения — не знаю, по какой причине, химия какая-то, что ли, почему вообще люди ладят друг с другом? Я всегда, с самого начала, с первого дня хорошо ладил с Майком Помпео».

Их отношения сформировались в ходе брифингов, которые глава разведслужбы проводил в Белом доме; это давало Помпео даже больший доступ к президенту, чем был у госсекретаря Тиллерсона. Помпео, бывший конгрессмен от Канзаса, сторонник «Движения чаепития» (Tea Party), учившийся на юрфаке Гарварда и в Военной академии в Вест-Пойнте, настолько пришелся ко двору в Белом доме, что некоторые профессионалы-разведчики из ЦРУ в частных разговорах жаловались, что видят его слишком редко, не так, как предыдущих директоров. У Трампа и Помпео общие «ястребиные» взгляды на роль Америки в мире. С 1986 по 1991 год Помпео служил в армии и был офицером кавалерии <так в современной американской армии называются специализированные части, несущие разведывательно-дозорную службу. — The Insider>. Во время холодной войны он нес патрульную службу у Берлинской стены, а в 1991 году освобождал Кувейт от иракского вторжения.

«Я не знаю, действительно ли это победа „ультраястребов“, но это отражает представления Трампа о мире. Он полагается на генералов, — сказал мне Баучер. — Он ищет людей, в каждой проблеме видящих скорее угрозу, с которой надо справляться военной силой, чем вопрос, который можно решить с помощью дипломатии. Эта администрация совершенно неспособна понять, что дипломатия может сделать для страны и для всего мира».

В своих публичных заявлениях по четырем ключевым вопросам — Ирану, Северной Корее, России и Иерусалиму — Помпео занимал позицию, идентичную президентской, а подчас и более жесткую. В каждом из этих случаев Тиллерсон пытался отговорить Трампа от нерациональных, импульсивных или противоречивых шагов.

Возможно, первым номером в списке споров Трампа с Тиллерсоном были разногласия по поводу договоренности 2015 года об иранской ядерной программе. «У нас были разные взгляды на вещи, — заявил Трамп. — Если посмотреть на сделку с Ираном, я считаю, что это ужасно. А он, думаю, считал, что там все в порядке. Я хотел разорвать эту договоренность или хоть что-то с ней сделать, а он к этому относился несколько иначе. Так что мы не были единомышленниками». Затем он добавил: «С Майком Помпео мы мыслим очень похожим образом. Думаю, это прекрасно сработает».

Когда Помпео был конгрессменом, он постоянно резко критиковал договоренность по ядерной программе, достигнутую администрацией Обамы и пятью другими мировыми державами, как «бессовестную затею, которая увеличивает риск для жителей Канзаса и всех американцев». По его словам, «иранский режим ставит целью уничтожение нашей страны. Почему президент [Обама] этого не понимает — непостижимо».

В 2016 году, в первую годовщину «ядерной сделки», Помпео пошел еще дальше и призвал покончить с теократическим режимом в Тегеране. «Конгресс должен действовать, чтобы изменить поведение Ирана и в конце концов сам иранский режим», — заявил он. После выборов 2016 года, на которых победил Трамп, Помпео написал в твиттере, что «надеется на отмену этой катастрофической сделки». Работая в ЦРУ, он предлагал рассекретить и опубликовать материалы, захваченные в лагере Усамы бен Ладена, в том числе о контактах между Ираном и лидером «Аль-Каиды». Пока администрация Трампа на нескольких брифингах, в которых мне пришлось участвовать, отрицала, что хочет смены режима, и настаивала, что стремится лишь к изменению поведения Ирана.

Прошлым летом на первые полосы газет попали сообщения о речи Помпео на форуме по безопасности в Аспене, штат Колорадо, где он намекнул на поддержку смены режима в Северной Корее. «Опаснее всего та личность, которая контролирует ядерное оружие страны, — сказал он. — С точки зрения администрации, самое важное, что мы могли бы сделать, — это разделить их». Дональд Трамп в течение нескольких месяцев обменивался с Ким Чен Ыном угрозами взаимного уничтожения, но на прошлой неделе принял его предложение о встрече. В воскресенье Помпео заявил в эфире телеканала Fox News, что США не должны идти ни на какие уступки на переговорах с Пхеньяном. «Здесь нельзя сделать ошибку», — сказал он.

Говоря о вмешательстве России в американские выборы, которое подтвердили несколько американских разведслужб, Помпео вторил комментариям президента. «Да, конечно, это правда, — сказал он о российском вмешательстве в выборы 2016 года. И в предыдущие выборы, и в те, что были перед ними. Они чертовски долго занимались этим. И я не думаю, что они собираются прекратить».

Во вторник лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер написал в твиттере, что надеется на то, что Помпео как госсекретарь «откроет новую страницу» и «сделает нашу политику в отношении России и Путина более жесткой».

Помпео явно стремился занять пост главного дипломата Америки. В ЦРУ он формально не имел права давать политические рекомендации, но в публичных выступлениях и интервью нередко был близок к этому. Трамп в приватных разговорах часто интересовался его мнением.

Но стиль Помпео, так же, как и Трампа, основан скорее на конфронтации, чем на диалоге. В Конгрессе он зарекомендовал себя ярым республиканцем и не был похож на фигуру, способную на политический компромисс. Он беспощадно атаковал бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, считая ее виновной в гибели посла Кристофера Стивенса и трех других американцев в дипмиссии США в ливийском городе Бенгази в 2012 году. «Вместо того чтобы действовать, госсекретарь Клинтон и вся администрация крутились на месте, когда дипмиссию уже обстреливали из минометов и американцы умирали», — говорилось в его заявлении (он был членом комиссии Конгресса, расследовавшей нападение). Семья Стивенса публично объявила, что не обвиняет Клинтон в случившемся.

Помпео приходит в Госдеп, имея за плечами больший опыт, чем бывший глава нефтяной компании Тиллерсон. Большую часть жизни он занимался различными аспектами национальной безопасности. Кроме того, говорят, что на посту директора ЦРУ он прислушивался к мнению карьерных профессионалов, чего не делал Тиллерсон в Госдепе.

«В мире нет абсолютно ничего, что не улучшило бы нынешнюю ситуацию в Госдепартаменте, — сказал мне политолог и журналист Роберт Кейган, бывший сотрудник отдела политического планирования Госдепа. — Тиллерсон и его люди так управляли дипкорпусом и департаментом в целом, что это было настоящим бедствием. Помпео добьется большего, если будет сотрудничать с департаментом, а не пытаться его уничтожить».

Проблема, считает Кейган, не столько в личностях, сколько в отсутствии политики. «Политики нет. Есть импульсивные реакции, либо поддерживаемые, либо не поддерживаемые его военным окружением. Вот что это, в сущности».

Но назначение Помпео встречает и критику: это выглядит так, как будто «ястребы» усиливают влияние на Белый дом. «Трамп методично разрушает умеренный лагерь в своей администрации и неуклонно превращается в упертого правого, — сказал мне Джозеф Сиринсионе, президент Ploughshares Fund, неправительственной организации, борющейся за нераспространение ядерного оружия. — Сегодняшнее увольнение и та грубая, оскорбительная манера, в которой это сделано, ослабляют традиционный консервативный лагерь, Госдепартамент и вредят репутации Америки. Это выглядит почти так, как будто кто-то Трампу за это заплатил».

Высокопоставленный дипломат Томас Кантримен, ушедший в прошлом году в отставку, в присланном по электронной почте заявлении пишет: «Тиллерсон был плохим руководителем Госдепартамента, но на уровне кабинета служил препятствием для некоторых худших порывов президента Трампа». Кантримен, служивший помощником госсекретаря по международной безопасности и нераспространению ядерного оружия, добавил: «Если новый госсекретарь будет так же презирать дипломатию, как Трамп, это будет очень плохо для департамента и для всей страны».

В Вашингтоне дипломат из одной из стран Запада рассказал мне, что драматичное увольнение и новое назначение во вторник отражают «тотальную дисфункцию» в администрации, как это видится извне, и он считает, что в будущем ситуация вряд ли изменится к лучшему. Он сравнил окружение Трампа с королевским двором XVII века или с современной ближневосточной монархией. По его словам, четыре месяца назад Джаред Кушнер в приватном разговоре заявил, что хочет «избавиться» от Тиллерсона. «Это странная атмосфера королевского двора, — сказал дипломат, — наполовину комедия, наполовину трагедия».

В Вашингтоне уже ходят различные политические сплетни о том, как долго Помпео продержится на посту. «В конце концов Трамп уволит всех этих парней», — сказал Кейган, имея в виду частые отставки в администрации. После увольнения Тиллерсона еще больше стали говорить о возможной отставке президентского советника по национальной безопасности генерала Герберта Макмастера. На прошлой неделе в Белом доме побывал бывший представитель США в ООН Джон Болтон, известный «ультраястребиными» взглядами на внешнюю политику. Республиканцы, работавшие в прежних администрациях, рассказали мне, что он воспринимается как все более вероятная кандидатура на замену Макмастеру, на чьи многоречивые лекции жаловался Трамп.

Поначалу президент окружил себя представителями истеблишмента — в Госдепе, Пентагоне, Совете национальной безопасности, — которые часто пытались отговорить его от самых радикальных решений, рассказал мне высокопоставленный сотрудник администрации Буша. К примеру, Тиллерсон и министр обороны Джеймс Мэттис уговаривали Трампа не признавать официально Иерусалим столицей Израиля и не переносить туда американское посольство. «Президент смело пошел на это и был прав, — сказал бывший чиновник. — Никаких бунтов от Касабланки до Багдада не случилось, и теперь президент, возможно, считает, что принял правильное решение, а хороших советов ему не давали».

Он добавил: «Может быть, президент решил, что прекрасно в этом разбирается. А это обещает в будущем более „ястребиную“ политику».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari