Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD87.96
  • EUR94.26
  • OIL85.04
Поддержите нас English
  • 1780

Приемы дезинформации, которые Россия применяла в ходе вмешательства в американские выборы 2016 года, не новы — еще советская разведка успешно распространяла антиамериканские фальшивки, пишет в The New York Times Линда Цю. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Этот фальшивый сюжет встревожил американцев. Он распространялся со скоростью лесного пожара, факты искажались и превращались в нечто невероятное, и этому не мешало даже то, что все исходило из сомнительных источников. Воспламенилось политическое сообщество, где и без того уже было достаточно распрей, но в конечном счете американская администрация пришла к выводу — возможно, с большим опозданием, — что это была российская пропагандистская кампания.

«Мы относимся к любой подобной дезинформации очень серьезно», — сказала журналистам на брифинге в понедельник пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс.

Сандерс отвечала на вопрос о том, как администрация Трампа относится к «дезинформационной кампании иностранного государства» — в частности, сфабрикованным сенсационным новостям, которые Москва распространяла перед президентскими выборами 2016 года. Но президенты десятилетиями имели дело с феноменом распространяемых Россией фальшивых новостей, пусть и под другим названием.

Корни этого — в интриге времен холодной войны, связанной с происхождением СПИДа. Этот заговор был разоблачен администрацией Рональда Рейгана и теперь служит хрестоматийным примером российской дезинформации в глобальном масштабе, касающейся важных вопросов.

«Сейчас отпечатки пальцев российских дезинформаторов можно найти по обе стороны Атлантики, — заявил на слушаниях в Конгрессе в ноябре бывший советник Пентагона, профессор Джорджтаунского университета Марк Р. Джейкобсон.

«Чего бы это ни касалось — Brexit или американских выборов, — российская пропаганда продолжает поражать американские соцсети, — сказал Джейкобсон. — И мы видим пропаганду, раскалывающую общество, такую же, как во времена холодной войны».

Такие «активные мероприятия» могут приносить тактический успех, но в стратегическом плане они проваливаются.

Дезинформационная кампания 1980-х годов, которой восточногерманская разведка присвоила название «Операция „Инфекция”», заключалась в распространении конспирологической теории о том, что вирус, вызывающий СПИД, появился в результате экспериментов с биологическим оружием, проводившихся США. В те времена болезнь поражала преимущественно мужчин-геев, и из-за медленной реакции администрации Рейгана в гей-сообществе росли подозрения, что за происхождение вируса ответственны американские власти.

«КГБ ухватился за это и добавил новый поворот, указав конкретное место создания вируса: Форт-Детрик, штат Мэриленд (исследовательский центр, где ученые в погонах в 1950‒60-х годах экспериментировали с биологическим оружием)», — рассказал Даглас Селведж, директор проекта в берлинском офисе федерального комиссара по архивам «Штази».

Кампания КГБ началась с анонимного письма, напечатанного в небольшой газете Patriot, выходившей в Нью-Дели; позже выяснилось, что газета получала советское финансирование. Письмо было опубликовано в июле 1983 года под заголовком «СПИД может захватить Индию: таинственная болезнь, вызванная американскими экспериментами». Там утверждалось, что вирус происходит из Форт-Детрика.

Выбор газеты Patriot был обдуманным, считает историк, специалист по военным ведомствам и разведке Томас Богардт, проследивший пути развертывания кампании: «Газета не была открыто связана с СССР, и это было англоязычное издание, легко доступное для глобальной аудитории».

Статья в газете Patriot

«В СССР интуитивно понимали, как работает человеческая психология», — сказал Богардт. По его словам, сценарий был простой, но эффективный: найти в западном обществе внутренний раздор, указать на несоответствия и двусмысленности в новостях, наполнить их смыслом — и «повторять, повторять, повторять».

Направление кампании было определено в служебной записке, направленной «Штази» болгарской разведке в сентябре 1985 года. По формулировке восточногерманских разведчиков, целью было «создать в других странах выгодную для нас точку зрения: болезнь — результат вышедших из-под контроля тайных опытов американской разведки и Пентагона с новыми видами биологического оружия».

Через месяц в СССР «Литературная газета» опубликовала статью под названием «Паника на Западе, или Что скрывается за сенсацией вокруг AIDS». Там была вполне правдивая информация о вирусе и о Форт-Детрике, но соединялись эти точки с помощью ссылки на публикацию в Patriot.

Статья привлекла международное внимание, и содержащуюся в ней версию повторили издания разных стран мира, включая Кувейт, Финляндию и Перу. Телеканал CBS, афроамериканская пресса, издания сексуальных меньшинств, нишевые издания, критикующие ЦРУ и ультраправый кандидат в президенты США Линдон Ларуш — все они включились в распространение конспирологической теории (правда, Ларуш перевернул ее вверх ногами и обвинил Советский Союз в использовании СПИДа в качестве оружия).

Статья в «Литературной газете»

На эту версию ссылался и бывший президент ЮАР Табо Мбеки, отказываясь в 2000-х годах от программы лечения СПИДа с помощью антиретровирусных средств, что привело по меньшей мере к одному кризису здравоохранения. А хип-хоп-исполнитель Канье Уэст в двух популярных песнях упоминал конспирологическую теорию: «И я знаю, что правительство создало СПИД».

Та же тактика прослеживается и в недавние годы.

Доморощенную конспирологическую теорию о том, что Барак Обама родился не в США <и, следовательно, не имел права баллотироваться в президенты. — The Insider>, подхватили российские государственные издания, а позже на нее стали ссылаться ультраправые группы. Скандал, известный как «Пиццагейт», — беспочвенные обвинения Джона Подесты, главы избирательного штаба Хиллари Клинтон, в том, что он устроил в вашингтонской пиццерии притон для педофилов, — примерно таким же образом был «раскручен» российскими пользователями соцсетей.

Селведж считает, что такие конспирологические теории могли бы набрать популярность и сами по себе, без участия российских агитаторов. По его словам, иностранные «информационные солдаты» просто использовали в своих интересах оптимальную для них «операционную среду»: «Если бы американская политическая жизнь не была до такой степени поляризована, подобные усилия не дали бы никакого эффекта. Это был бы бесполезный шум».

Джейкобсон сравнил кампанию, связанную со СПИДом, с фальшивыми аккаунтами российского происхождения и кампаниями, которые, паразитируя на популярности движения Black Lives Matter, усиливали межрасовую напряженность в 2016 году.

Твиттер-боты, с помощью которых во время прошлогодней избирательной кампании организовали вирусное распространение фальшивых новостей, теперь трансформировались в «киборгов» — аккаунты, где совмещается автоматическое и ручное управление, рассказала исследовательница компьютерной пропаганды из Оксфордского университета Саманта Брэдшо. Такие аккаунты труднее вычислить, но они так же хватаются за вопросы, раскалывающие общество, и пытаются расширить вбитый клин.

«Главное, что они не просто лгут, а наращивают количество лжи, — считает Брэдшо. — По мере увеличения количества историй они становятся все более абсурдными».

Она указала на первый случай дезинформации в соцсетях, когда пользователи твиттера и фейсбука распространяли теории об исчезнувшем в 2014 году малайзийском «Боинге», летевшем из Куала-Лумпура в Пекин рейсом MH370. Слухи о его судьбе были самые разные, включая версии о стихийном бедствии, о попытке украинцев убить Владимира Путина <впрочем, эта версия относилась скорее к гибели другого самолета той же авиакомпании, MH17, Амстердам — Куала-Лумпур. — The Insider>, и о пропавшем еще во времена Второй мировой войны батальоне, вдруг материализовавшемся и сбившем самолет.

«Задача была не в том, чтобы убедить людей в версии о батальоне из времен Второй мировой, а в том, чтобы посеять недоверие к прессе, которая не может правильно объяснять события», — считает Брэдшо.

Белый дом тоже в последнее время стал нападать на прессу из-за ошибок крупных изданий. Но в понедельник Сара Хакаби Сандерс заявила, что администрация Трампа не сравнивает дезинформацию иностранных государств с ошибками журналистов.

В случае с дезинформационной кампанией 1980-х годов подобный довод о неизвестности происхождения болезни оказался выгодным для конспирологов.

Восточногерманский биолог Якоб Зегаль, участвовавший в советской кампании, ухватился за растущие сомнения в версии, по которой вирус перешел к человеку от африканских зеленых обезьян. В интервью лондонской газете Sunday Express в 1986 году он назвал версию «смехотворной» и обвинил американское государство в том, что оно распространило ее как прикрытие.

Но к 1987 году СССР потерял интерес к кампании, которую не приняло московское научное сообщество.Госсекретарь США Роберт Шульц упрекнул тогдашнего советского лидера Михаила Горбачева в распространении «какой-то ерунды про СПИД». Горбачев приказал КГБ прекратить распространять конспирологическую теорию, а после распада коммунистического блока бывшие советские разведчики признали, что занимались этим.

«Такие „активные мероприятия” могут приносить тактический успех, но в стратегическом плане они проваливаются, — считает Селведж. — В случае с кампанией дезинформации о СПИДе советскую разведку вынудили от нее отказаться». А что касается вмешательства в американские выборы, то, по его мнению, «если целью российского государства было получить американскую администрацию, настроенную в пользу снятия санкций, оно, в сущности, получило результат, противоположный желаемому».

У Богардта несколько иное мнение. Приемы дезинформации примитивны, но «они работают», считает он: «Набросайте побольше грязи, и что-нибудь прилипнет. И это они усвоили. Это не помогло им выиграть холодную войну, но подорвало доверие к западным и американским институтам».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari