Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.15
  • EUR85.92
  • OIL44.6

Амбиции наследного принца Саудовской Аравии, консолидирующего власть в своих руках и устраняющего потенциальных соперников, могут разрушить саудовскую монархию, пишет в The National Interest почетный профессор международных отношений Университета штата Мичиган Мухаммад Айюб. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Со времен свержения короля Сауда его братом принцем (впоследствии кролем) Фейсалом в 1964 году и убийства короля Фейсала в 1975-м монархическая система Саудовской Аравии не сталкивалась с таким потенциальным кризисом, как сейчас. В субботу правительство во главе с принцем Мухаммадом ибн Салманом распорядилось арестовать одиннадцать принцев крови, в том числе известного международного инвестора, миллиардера Аль-Валида ибн Талала. Под арест были отправлены и десятки действующих и бывших министров — якобы в целях обуздания коррупции. Так или иначе, такие крупномасштабные отставки и аресты могущественных персон наводят на мысль о том, что это новая попытка Мухаммада ибн Салмана, которого поддерживает его отец, король Салман, консолидировать власть, чтобы после кончины отца стать единоличным правителем Саудовской Аравии.

Принц Мухаммад ибн Салман

Самая влиятельная из лишившихся постов фигур — принц Мутаиб ибн Абдалла, министр Национальной гвардии, любимый сын покойного короля Абдаллы, предшественника Салмана. Какое-то время принц Мутаиб сам считался претендентом на саудовский трон. Национальная гвардия — преемница племенного ополчения, известного как «Ихван» («Братья»), которое сыграло ведущую роль в завоевании Аравийского полуострова и консолидации власти при основателе Саудовского государства короле Абд аль-Азизе.

Принц Мутаиб ибн Абдалла

Национальная гвардия численностью в 75–100 тыс. человек по своей силе почти равна регулярной армии Саудовской Аравии. С 1950-60-х годов, когда арабский мир пережил серию военных переворотов, возглавляемых антимонархически настроенными армейскими офицерами, Национальная гвардия, набираемая из племен, абсолютно лояльных королевскому дому, выстраивалась как противовес политическим амбициям военных. Параллель с иранским Корпусом стражей исламской революции, который первоначально тоже создавался для обеспечения безопасности революционного режима, поучительна. С 1962 года, когда командующим Национальной гвардией был назначен принц (позднее — король) Абдалла, ее также воспринимали как противовес власти братьев Судайри (семерых сыновей жены короля Абд аль-Азиза, принадлежавшей к роду Ас-Судайри), занимавших саудовский трон бо́льшую часть времени после смерти основателя королевства в 1953 году. Регулярной армией всегда командовал один из принцев Судайри.

Абдалла по материнской линии происходил из племени шаммар и приходился единокровным братом семерым братьям Судайри — самой значительной ветви семьи Абд аль-Азиза. После того как король Фахд в 1995 году перенес обширный инсульт, принц Абдалла стал фактическим правителем королевства и назначил своего сына Мутаиба командовать Национальной гвардией. Мутаиб официально стал командующим, а после — миистром Национальной гвардии, когда Абдалла в 2005 году взошел на трон. При Мутаибе Национальная гвардия продолжала быть опорой племени шаммар, что раздражало короля Салмана и его сына.

Главной целью произошедшего в прошлую субботу, по-видимому, было удаление принца Мутаиба с этой ключевой позиции. Другие принцы попали под арест, чтобы создать впечатление, что это не было направлено специально протви него и что сам он, как и многие другие арестованные, был продажным коррупционером. Отставка и арест принца Мутаиба последовали за июньским смещением с поста наследного принца и министра внутренних дел принца Мухаммада ибн Наифа, который, как сообщается, был помещен под домашний арест в своем доврце, а место наследного принца занял Мухаммад ибн Салман.

Принц Мухаммад ибн Наиф

Мухаммад ибн Наиф был не только наследным принцем, но и министром внутренних дел; этот пост он унаследовал от отца, принца Наифа, старшего брата короля Салмана, после его смерти. Король Абдалла назначил Наифа наследным принцем, и тот, ели бы не умер раньше короля, мог бы унаследовать трон, а Салман остался бы не у дел. На посту министра внутренних дел Мухаммад ибн Наиф был могущественной фигурой; он командовал подчиненными министерству войсками национальной безопасности, выполнявшими функции тайной полиции и проводившими контртеррористическе операции. Переживший в 2009 году покушение, организованное боевиками «Аль-Каиды», Мухаммад ибн Наиф стал известен как «принц контртерроризма», искоренив «Аль-Каиду» в Саудовской Аравии. После этого он стал доверенным фаворитом Вашингтона, в особенности его разведслужб. В результате он превратился в препятствие для амбиций Мухаммада ибн Салмана. Его отстранение королем Салманом имело целью нейтрализовать министерство внутренних дел и его силы, представлявшие опасность для нового наследного принца — сына Салмана.

После отстранения принца Мутаиба в прошлую субботу оказалось, что Национальная гвардия — последняя твердыня любого потенциального соперника Мухаммада ибн Салмана — тоже нейтрализована. Теперь Мухаммад ибн Салман контролирует и регулярную армию, и Национальную гвардию, и войска министерства внутренних дел. В результате достигнута беспрецедентная концентрация власти в руках одного небольшого сегмента огромной семьи Ас-Саудов, а именно короля Салмана и его любимого сына, наследного принца. Такая концентрация власти, скорее всего, восстановит против них, а может быть, уже восстановила некоторых старших членов и могущественные ветви обширного саудовского клана.

Пока основой выживания саудовской монархии был консенсус между ведущими принцами, считавшими, что им нужно держаться вместе, чтобы их не перебили по отдельности. Поэтому богатства королевского дома, в том числе гигантские доходы от добычи нефти, более или менее честно делили между основными ветвями саудовского дома. Похоже, теперь так уже не будет. Король Салман грубо нарушил фундаментальное правило управления с помощью консенсуса старших саудовских принцев, явно ради своего амбициозного 32-летнего сына, который торопится сконцентрировать всю власть в своих руках. Такая спешка и дерзость не сулит ничего хорошего саудовскому режиму в будущем, особенно в ситуации, когда принца Мухаммада ибн Салмана многие считают лично виновным в недавних внешнеполитических неудачах, включая втягивание Саудовской Аравии в йеменскую трясину. По-видимому, Мухаммад ибн Салман прыгнул выше своей головы. Его последние действия, скорее всего, рано или поздно вызовут внутри саудовского дома противодействие, которое разрушит способность саудовской монархии управлять страной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari