Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.92
  • EUR91.31
  • OIL42.55

Джеффри Льюис пишет в Foreign Policy о том, как неудачная формулировка в газете привела к новому витку северокорейского кризиса и еще на шаг приблизила мир к ядерной войне. The Insider предлагает полный перевод статьи.

В конце прошлой недели появились сообщения о том, что США вели некие переговоры с Северной Кореей. За ними тут же последовала серия твитов президента Дональда Трампа, где он отвергал возможность любого дипломатического взаимодействия с Пхеньяном.

Одна небольшая проблема: таких переговоров никогда не было.

Этот конкретный эпизод в многомесячной «войне твитов» между северокорейским лидером Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом — своего рода притча о том, как неудачно сформулированные сообщения порождают свои собственные факты и заставляют доверчивых лидеров действовать на основе ложной информации или вымышленной картины мира. И если одним из таких доверчивых лидеров окажется президент США, то берегитесь.

В разыгрывающейся сейчас драме три акта.

В первом акте госсекретарь США Рекс Тиллерсон в ходе поездки в Китай разговаривал с группой журналистов. Его спросили, есть ли какие-либо признаки того, что Северная Корея хочет вступить в переговоры с США. Вот как отвечал Тиллерсон:

Тиллерсон: Мы прощупываем этот вопрос. Поэтому следите за новостями.

Вопрос: Как именно мы это прощупываем?

Тиллерсон: Мы спрашиваем: «Не хотите ли начать переговоры?»

Модератор: Эбби, последний вопрос.

Тиллерсон:У нас есть линии коммуникаций с Пхеньяном. Мы не в ситуации полной темноты. У нас есть два-три канала, открытых для Пхеньяна. Мы можем с ними разговаривать. И мы разговариваем.

Вопрос: Через посредничество Китая?

Тиллерсон: Напрямую, через наши собственные каналы.

Заявление Тиллерсона в высшей степени банально, на уровне «небо голубого цвета». Если вы знаете хоть что-то об американо-северокорейских отношениях, вы сможете назвать «два-три канала», по которым США передают сообщения Северной Корее. Среди этих каналов Швеция, посольство которой представляет в Северной Корее США, и так называемый «нью-йоркский канал» — через представительство Северной Кореи в ООН. Сюда можно включить и «Второй путь» — разнообразные диалоги неправительственных экспертов, которые также можно использовать в этом качестве (я сам однажды участвовал в одной из таких встреч в Лондоне с настоящими жителями Северной Кореи).

Более того, Тиллерсон говорил вовсе не о том, что две страны ведут переговоры, а всего лишь о том, что США выразили готовность обсудить ядерное разоружение Северной Кореи; северокорейская же сторона очень ясно дала понять, что в этом не заинтересована.

Версия событий, которую дает The New York Times, стоит особняком. И Reuters, и CNN сообщили, что Тиллерсон дал комментарии нескольким журналистам. Но The New York Times эту подробность не упоминает, и у читателей остается ощущение, будто госсекретарь говорил непосредственно с корреспондентом газеты Дэвидом Сангером. Более того, Reuters и CNN в заголовках цитируют слова Тиллерсона о том, что США «прощупывают» Северную Корею через «прямые каналы». Но The New York Times предпочла неясную многоречивую формулировку о «прямых коммуникациях», из-за чего и зародилась идея, будто США ведут переговоры с Северной Кореей.

Версия событий, изложенная The New York Times, сбивает с толку, превращая заявление Тиллерсона об очевидных вещах в раскрытие сенсационной информации о тайных переговорах о разоружении по неофициальным каналам. Разумеется, время от времени США вступали в контакт с Северной Кореей, пользуясь этими каналами, — так, например, несчастный умирающий Отто Уормбир вернулся к своей семье. Но если бы Госдепартамент проводил с Северной Кореей секретные переговоры и они закончились бы провалом, об этом сообщили бы не таким способом, а утечка информации тоже выглядела бы иначе. Внимательный читатель может заметить здесь прием bait-and-switch — «заманить и подменить»: эффектный заголовок привлекает внимание, хотя и не соответствует содержанию материала.

Но в нашей истории важен только один читатель, и его не назовешь внимательным. Поэтому на поле для гольфа в Нью-Джерси разыгралась вторая часть драмы. Мы уже не раз видели случаи, позволяющие предположить, что президент Трамп пользуется информацией, полученной из телепередач и газет, а не на брифингах. Одна из причин того, что для нынешней администрации так характерны утечки, заключается в том, что ее сотрудники знают: самый простой способ загрузить что-либо в голову Трампа — сделать так, чтобы это попало в утренние программы Fox News или NBC. Одной из первых задач нового главы аппарата Белого дома Джона Келли было создать барьеры, которые предохраняли бы президента от потока некачественной информации. В данном случае плотину прорвало. Как вскоре написали в The New York Times, новость «застала президента врасплох» (ничего удивительного, так как она вымышленная), и он был «раздосадован».

В ярости Трамп написал пару твитов, которые обещают углубить текущий кризис отношений с Северной Кореей.

«Я сказал Рексу Тиллерсону, нашему великолепному госсекретарю, что он зря тратит время на переговоры с Маленьким ракетчиком».

«... Побереги силы, Рекс, мы сделаем то, что должно быть сделано!»

Есть соблазн отнестись к этому как к буре в стакане воды, но проблема в том, что буря вышла из стакана и перекинулась на реальный мир — ложные новости привели к реальным угрозам.

Неважно, что этот водоворот ни на чем не основан — импульсивный Трамп уже выбил почву из-под ног своего госсекретаря и унизил его так, что теперь для Тиллерсона невозможно заниматься какой-то серьезной дипломатией, даже если это входило в его планы. Теперь, если вы представитель Северной Кореи, то уже знаете, что любое предложение, сделанное через тиллерсоновский Госдеп, ничего не стоит. Президент нестабилен, своенравен и действует совершенно независимо от своего кабинета.

Так каким же будет третий и последний акт? Чем ответит Северная Корея?

Через несколько часов после первоначального шквала в твиттере Трамп вернулся к теме, и его комментарий очень напоминает угрозу.

«Хорошее отношение к Ракетчику не срабатывало 25 лет, так с чего бы ему сработать сейчас? Клинтон провалился, Буш провалился, Обама провалился. Я не провалюсь».

А пресс-секретарь Госдепартамента, пытаясь попасть в струю, сама выступила с угрозой:

«КНДР не получит ядерного оружия. Пусть ее режим выбирает, как мы этому помешаем — дипломатией или силой».

Разумеется, ядерное оружие у Северной Кореи уже есть — она провела шесть ядерных испытаний, включая термоядерный взрыв, и дважды запускала баллистические ракеты, которые способны поражать цели на территории США. По оценкам американского разведывательного сообщества, у Северной Кореи есть до 60 ядерных боеголовок, которыми могут быть оснащены ракеты. И все же президент еще в чем-то сомневается, заявляя в разговоре с другим мировым лидером, что все запуски северокорейских ракет закончились крахом, хотя на самом деле это не так.

Теперь, когда президент отверг идею прямых каналов, как Ким Чен Ын может что-то сообщить Трампу? Да так же, как и любой другой: попав в телевизионные новости.

И самый надежный способ это сделать — устроить демонстрацию: оснастить настоящую ракету настоящей ядерной боеголовкой и запустить ее так, чтобы она пролетела над Японией и взорвалась в океане. И США, и СССР, и Китай проводили такие испытания, правда, без пролета над территорией другой страны. Китай сделал это в 1966 году, чтобы никто не сомневался в реальности его ядерной программы. Северная Корея уже угрожала сделать то же самое.

Такие крайне провокационные действия углубят текущий кризис, и последствия их могут быть непредсказуемы. И что тогда останется делать США? Начать ядерную войну из-за какой-то дохлой рыбы? Ни один психически нормальный президент не начнет войну из-за такой провокации... О, черт!

Будем надеяться, что третий акт драмы не будет разыгран в океане.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari