Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL41.94

Храмовая гора, где происходит борьба из-за древней истории и современной политики, всегда будет эпицентром арабо-израильского кризиса, пишет в Foreign Policy израильская журналистка Ярдена Шварц. The Insider предлагает полный перевод статьи.

То, что происходит сейчас в Иерусалиме, кажется каким-то дежавю — добро пожаловать в израильско-палестинский театр абсурда.

После примерно двух недель нарастающего кровопролития Израиль прислушался к требованиям мусульманского мира и отказался от недавно принятых мер безопасности в священном месте, которое еврем называют Храмовой горой, а мусульмане — Аль-Харам аш-Шариф. Меры, включавшие установку металлодетекторов и камер видеонаблюдения, были введены после террористической атаки в прошлом месяце, когда трое израильских арабов пронесли на Храмовую гору автоматы и убили двух израильских полицейских, охранявших территорию.

Но даже сейчас, когда новые меры безопасности отменены, израильско-палестинский кризис продолжается. Хотя верховный муфтий Иерусалима в четверг объявил, что палестинцы могут вернуться для молитвы в мечеть Аль-Акса, расположенную на Храмовой горе, палестинские лидеры — как из ХАМАСа, так и из ФАТХа — в пятницу призвали к новому «дню гнева». Пятничная молитва в мечети Аль-Акса закончилась без происшествий, но в течение уикенда то и дело происходили столкновения между палестинскими протестующими и израильскими силами безопасности у границы с сектором Газа и в разных точках Западного берега Иордана, где палестинец попытался с ножом напасть на израильского солдата и был застрелен. Во время предыдущего «дня гнева», 21 июня, погибли три палестинца, участвовавших в протесте, а один палестинец убил трех израильтян, ворвавшись в их дом во время субботнего обеда.

С точки зрения палестинцев, недавние израильские меры безопасности — нарушение статус-кво и ограничение религиозной свободы. С точки зрения большинства израильтян, террористическая атака на Храмовой горе — достаточное основание для дополнительных мер безопасности, а слова и действия мусульманских лидеров, призывавших к массовым протестам и утверждавших, что Израиль пытался разрушить мечеть Аль-Акса — безответственное подстрекательство.

Металлодетекторы к этому времени уже были установлены на Храмовой горе, но у тех ворот, которые предназначены для немусульман. Еще раньше, после палестинского восстания в октябре 2015 года, Израиль и Иордания договорились об установке камер видеонаблюдения на самой Храмовой горе. Тогда палестинцы тоже отказались разрешить их установку.

Так называемый статус-кво, при котором территорией Храмовой горы управляет Исламский Вакф (совет), контролируемый Иорданией, а немусульманам разрешено посещать священное место, но не молиться там, появился в результате Шестидневной войны 1967 года, когда Израиль установил контроль над Восточным Иерусалимом. До этого с 1948 года территорию контролировала Иордания, и в те годы евреям запрещалось посещать Храмовую гору. Захват священного места израильской армией был одной из эмоциональных кульминаций той войны.

Но Израиль не стал устанавливать над священным местом полный контроль. Когда израильские солдаты триумфально подняли свой флаг над мечетью Аль-Акса, тогдашний министр обороны Израиля Моше Даян ответил: «Вы хотите поджечь весь Ближний Восток?»

Сохранить иорданский контроль над священным местом в рамках суверенитета Израиля было решением Даяна. Израиль обеспечивает безопасность у ворот, ведущих на Храмовую гору, а Вакф решает, кто имеет право там молиться. С тех пор немусульманам не разрешено молиться на Храмовой горе, а мечеть Аль-Акса остается единственным в Израиле культовым сооружением, куда запрещен вход представителям других религий.

«Величайшая ирония (нынешнего кризиса) в том, что у израильтян была возможность захватить Аль-Аксу 7 июня 1967 года, когда над Куполом Скалы <мечеть на Храмовой горе рядом с Аль-Аксой. — The Insider> подняли израильский флаг, а раввин Армии обороны Израиля предлагал взорвать мечеть, но вмешался великий воин Моше Даян, — рассказывает историк Михаэль Орен, бывший посол Израиля в США, ныне депутат Кнессета. — Он сказал: «Мы не только не взорвем мечеть, мы спустим израильский флаг и вернем мечеть иорданцам, которые только что пытались вести против нас войну на уничтожение». Оцените великодушие этого жеста. Мы до сих пор за это платим».

Но многие палестинцы считают, что действия Израиля вокруг Храмовой горы — это что угодно, но только не великодушие. Это кажется им частью долгосрочного плана по лишению мусульман доступа к священному месту.

«Палестинцы не верят, что один-единственный инцидент был причиной всех этих израильских мер, которые посягают на религиозную свободу мусульман», — заявил профессор политологии из университета Аль-Азхар в городе Газа Мхаимар Абдусада. Более того, по его словам, палестинцы боятся, что эти меры могут быть первым звеном израильского плана, согласно которому мусульманам будет запрещено молиться в мечети Аль-Акса, а иудеи получат право молиться на Храмовой горе.

Большинство израильтян считает мысль о том, что новые меры безопасности — это попытка изменить статус-кво, полнейшим абсурдом.

«Статус-кво изменили террористы, которые пронесли на Храмовую гору оружие и убили двух израильских полицейских, — сказал бригадный генерал в отставке Михаэль Херцог, израильский сотрудник вашингтонского Института новой восточной политики. — Вопрос вот в чем: почему с самого начала не было дополнительных мер безопасности?»

Исламский Вакф, как утверждает Херцог, не способен обеспечить безопасность на Храмовой горе. Доказательством этому служит заявление Вакфа, в котором критикуются меры безопасности, но даже не упомянут теракт, после которого их ввели.

Бывший руководитель военной разведки Израиля и директор Института национальной безопасности при Тель-Авивском университете Амос Ядлин утверждает, что дополнительные меры безопасности не имеют никакого отношения к изменению статус-кво. «Если бы камеры установили внутри мечети, Вакф, несомненно, посчитал бы это войной, — сказал он. — Но на Храмовой горе и у ворот они на территории, контролируемой Израилем».

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху также последовательно утверждает, что у Израиля нет намерений изменять статус-кво. Но палестинцы этому не верят. Профессор Абусада из университета Аль-Азхар указывает на попытки мессианских иудеев подняться на Храмовую гору для молитвы как на доказательство того, что опасения палестинцев оправданны.

«Когда они начинают молиться, израильская полиция и охранники из Вакфа требуют, чтобы они прекратили, но мы видели попытки, — сказал он. — Может быть, это и не отражение устремлений израильского государства или мейнстрима, но существуют израильские экстремисты, которые хотели бы этого. Поэтому палестинцы подозревают, что Израиль пытается изменить статус-кво».

Нынешний кризис — дальнейшее свидетельство того, что разваливается не только политическое соглашение, которое должно было обеспечить мир на Храмовой горе. Представления двух сторон об истории священного места все больше расходятся.

Запрет на молитвы немусульман, будь то иудеи или христиане, — «с точки зрения прав человека, очевидное их нарушение», сказал старший аналитик из Международной кризисной группы Офер Зальцберг. Однако он указал, что эта проблема существовала еще до создания современного государства Израиль. «Эта традиция установилась на Храмовой горе еще при Мамлюкском султанате и Османской империи, — сказал он. — После крестоносцев там не было немусульманских богослужений. Это не современное палестинское изобретение».

Но в прошлом веке, по его словам, ситуация вокруг священного места стала значительно нестабильнее. Сейчас палестинцы и большая часть исламского мира отрицают любую связь евреев с Храмовой горой, не признавая даже то, что здесь когда-то стоял иудейский храм. В изданном Вакфом в 1925 году буклете для туристов, посещающих Храмовую гору, ясно сказано, что здесь находился храм Соломона. «Это было меньше столетия назад, но все изменилось, — говорит Зальцберг. — Теперь огромное большинство палестинцев неистово отрицает это, хотя это доказанный археологами факт».

Как рассказывает Зальцберг, эта перемена произошла, потому что до 1930–1940-х годов еврейскую историю Храмовой горы не воспринимали как угрозу мусульманскому господству. Но сейчас предполагаемая угроза установления израильского контроля привела к тому, что присутствие евреев изображают как штурм священного места.

Абусада тоже считает, что даже признание того, что на этом месте когда-то был иудейский храм, открывает дверь для израильского контроля над Храмовой горой. «Позволить израильтянам считать, что мечеть Аль-Акса была построена на руинах храма? Даже предположить это опасно, потому что это означает, что в один прекрасный день евреи разрушат мечеть, чтобы воссоздать свой хам на ее руинах, — сказал он. — Это пугает мусульман и палестинцев».

Безусловно, среди израильтян есть те, кто хотел бы, чтобы на Храмовой горе был построен Третий храм, и при том что когда-то их голоса воспринимались как маргинальные, некоторым из них удалось занять государственные посты. Несколько лидеров так называемого Движения Храмовой горы стали депутатами Кнессета; самый заметный из них — Бецалель Смотрич из крайне правой партии «Еврейский дом», который в разгар последнего кризиса призывал построить на Храмовой горе синагогу. Более умеренную позицию занимает член возглавляемой Нетаньяху партии «Ликуд» Иегуда Глик, выступающий за право иудеев молиться рядом с мусульманами; в его идеалистическом видении Храмовая гора должна стать гаванью религиозной свободы. Но несмотря на политические успехи сторонников этих идей, их цели большинство воспринимает как фантазию; Нетаньяху, как и руководители органов безопасности Израиля, последовательно отвергает любые призывы к изменению статус-кво.

Двухнедельное противостояние явно подходит к концу, но экстремисты с обеих сторон становятся сильнее. Палестинцы воспринимают сегодняшнюю ситуацию как редкий триумф.

«Когда палестинцы увидели, как убирают металлодетекторы, они почувствовали победу, — сказал Зальцберг. — Теперь они думают, как этим воспользоваться, и задумываются о том, что предопределило эту победу. Может быть, массовые молитвы, и тогда нужно молиться еще больше? Или это результат насилия? Террористических атак? Это одна изолированная победа среди океана поражений».

Это определенно повлияет на израильскую политику; опросы общественного мнения показывают, что многие считают, будто Нетаньяху капитулировал перед насилием и терроризмом. По результатам опроса, опубликованным на прошлой неделе, 77% израильтян считают, что это была капитуляция, а обычно поддерживающая Нетаньяху газета «Исраэль хайом», принадлежащая американскому миллиардеру, стороннику Дональда Трампа Шелдону Адельсону, раскритиковала премьер-министра за «проявление слабости».

«Произошедшее усилило позиции тех, кто хочет изменить стаус-кво ,— сказал Орен. — От этого уже выигрывают израильские правые. Люди скажут: вот правые депутаты выстояли, а Биби капитулировал. Я уже слышал такое в Кнессете».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari