Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD75.45
  • EUR90.03
  • OIL47.48
  • 54835
Мнения

Изгой-один. Владимир Милов о том, почему новые европейские санкции действительно страшны для Путина

This text is also availiable in English.

Итак, Евросоюз объявил санкции за отравление Алексея Навального против нескольких крупных российских чиновников, прежде всего главы ФСБ Александра Бортникова и главного куратора внутренней политики в администрации президента Сергея Кириенко. Давайте попробуем отбросить привычный скепсис в отношении европейских санкций («недостаточно», «снова выразили озабоченность», «да путинским эти санкции как слону дробина») и разобраться, что в реальности означает этот акт со стороны Европы, и каких дальнейших последствий для Путина можно ожидать.

Прежде всего необходимо поправить тех, кто потешается над западными санкциями против Путина и утверждает, что они якобы «не работают». Такие утверждения вызваны непониманием природы экономических процессов в России и глубокой зависимости путинской экономики от международных финансовых рынков. Вы удивлены, что наша экономика вот уже много лет не растет значительными темпами и реальные доходы населения падали или стагнировали семь лет подряд? Не удивляйтесь: ключевым фактором роста экономики в предыдущие годы была возможность занимать капитал на внешних рынках. Поскольку наша собственная финансовая система из-за слабости экономики и дефицита доверия не в состоянии генерировать дешевые длинные деньги, российские корпорации и банки традиционно решали эту проблему за счет масштабных заимствований на внешних рынках. Если в начале 2003 года совокупный внешний долг российских банков и компаний составлял всего лишь менее $50 млрд, то к началу 2008-го он превысил $400 млрд, а к своему пику — июлю 2014-го — приблизился к $700 млрд. Наши корпорации и банки бешено занимали деньги на Западе — и это был ключевой фактор, который поддерживал экономический рост в стране.

До 2014 года наши корпорации и банки бешено занимали деньги на Западе — и это был ключевой фактор экономического роста

Но потом Россия сбила Boeing МН-17 над Донбассом, и против крупнейших российских заемщиков были введены беспрецедентные финансовые санкции США и ЕС, фактически лишившие крупные российские банки и компании возможности занимать деньги на внешних рынках. Под эти санкции попали не все, но, с одной стороны, российская экономика к тому моменту настолько монополизировалась, что компании, вошедшие в санкционные списки, уже приобрели критическое значение для перспектив будущего экономического роста, а с другой — многим российским заемщикам, даже не попавшим под санкции, все равно досталось. Международные кредиторы стали гораздо неохотнее давать взаймы любым российским структурам, вне зависимости от их присутствия в текущих санкционных списках (кто знает, что эти русские выкинут завтра или как они связаны с властью, некогда разбираться).

Именно это стало ключевой причиной обвала курса рубля в декабре 2014-го (да, было и падение цен на нефть, но похожий коллапс цен случался и в 2008 году, и с рублем тогда ничего подобного не происходило). Российские заемщики — прежде всего «Роснефть» — оказались лишены возможности брать новые займы на Западе, в то время как портфель текущих кредитов был краткосрочным, и надо было отдавать большие объемы валютного долга в короткие сроки. Это создавало резкий дополнительный спрос на валюту, взять которую было попросту негде.

Россия попыталась заместить западные займы кредитами из Китая, но тут выяснилось, что, во-первых, китайская финансовая система очень мала по мировым меркам, не чета номинально высокому китайскому ВВП (общий объем активов финансовой системы Китая вчетверо меньше финансовых активов США и втрое — Евросоюза), а, во-вторых, Китай не привык просто кредитовать третьи стороны направо и налево и дает деньги взаймы только под гарантии покупки китайских товаров и услуг. В результате Россия, начиная с лета 2014 года, была вынуждена отдавать большой объем внешнего корпоративного и банковского долга без возможности брать новые займы — по состоянию на 1 октября 2020 года совокупный портфель внешних займов вернулся к уровню конца 2007 года ($388 млрд), сократившись почти на $300 млрд за 6 лет. Невозможность занимать деньги за рубежом — ключевая причина экономической стагнации, оттока капитала и сокращения доходов населения.

Невозможность занимать деньги за рубежом — ключевая причина экономической стагнации, оттока капитала и сокращения доходов населения

Это надо понимать всем, кто привык от незнания предмета посмеиваться над «неработающими западными санкциями». Фактически именно из-за этого фактора российская экономика после 2014 года осталась без перспектив роста — имели бы прежний уровень доступ к международным финансовым рынкам, проблем было бы куда меньше.

В последние годы Путин и его окружение прикладывали колоссальные усилия с целью добиться хотя бы частичного снятия этой международной финансовой блокады. В числе относительных тактических успехов — рекрутинг таких крупных западных лидеров, как премьер Италии Джузеппе Конте или канцлер Австрии Себастьян Курц, которые в разное время прямо призывали к снятию европейских финансовых санкций с Путина и его корпораций.

Но покушение на жизнь Навального изменило эту ситуацию раз и навсегда. Вот главный вывод из решения Евросовета на минувшей неделе: все руководители стран ЕС (включая не только Конте и Курца, но даже старого путинского союзника венгерского премьера Виктора Орбана) без споров подписались под фактическим обвинением в адрес Путина об использовании запрещенных боевых отравляющих веществ для устранения своих политических оппонентов. Серьезность этой декларации нельзя недооценивать — она лишена привычных обтекаемых дипломатических формулировок и прямо обвиняет именно российские власти в организации попытки убийства Навального запрещенным химоружием. Если кто-то и после этого не понял, то вдобавок введены персональные санкции против высших должностных лиц и силового, и политического блока руководства России — таким образом подчеркивается, что Евросоюз считает отравление Навального спланированной совместной операцией российских силовиков и куратора внутренней политики Кириенко.

Даже европейские союзники Путина без споров фактически обвинили его в использовании боевых отравляющих веществ

Фактически эту декларацию следует считывать просто: путинская Россия де-факто переведена в разряд стран-изгоев, которые используют запрещенное химоружие и травят им политических оппонентов. Обвинения в государственном терроризме прямо не прозвучали, но то, что мы видим, — максимально близко к этому. Конечно же, теперь об ослаблении прежних санкций не может быть и речи. Это значит, что путинская экономика фактически лишена возможностей для роста — скорее всего, до тех пор, пока Путин остается у власти.

Почему введенные санкции не вызвали в Европе бурных споров и возражать не стали даже такие явные союзники Путина, как Виктор Орбан? Объяснение простое: доказательства отравления Навального были предоставлены главам правительств стран их военными разведками, которые имеют соглашения о сотрудничестве с бундесвером и получили эти материалы от него. Спорить с военными разведками сложно. Тем более что, судя по всему, власти европейских стран сделали серьезные выводы из отравления Сергея Скрипаля и были готовы к тому, что российская власть использует химоружие снова. Увы, это не заставило себя долго ждать.

В этом плане не имеет большого значения, сколько конкретных путинских чиновников попало в санкционный список. Здесь важны две вещи. Первое — санкции введены против ближайших подручных Путина из силовой и политической ветвей управления, то есть в организации преступлении фактически обвинили самого Путина. И второе — если российским силовикам западные санкции не несут большого практического ущерба (в силу специфики своей работы они не имеют активов в Европе и вряд ли собирались туда эмигрировать), то включение в санкционный список Кириенко несет важный сигнал многим из тех во власти, кого политологи традиционно относили к «либеральному» крылу. Соучастникам путинских преступлений не удастся скрыться за реформаторским прошлым и «либеральным» имиджем — все они имеют реальный шанс оказаться международными персонами нон-грата. Я знаком с Кириенко по работе в правительстве и не сомневаюсь, что для него случившееся — исключительно болезненный удар: вне сомнения, он связывал свое будущее и планы своей семьи с возможностью беспрепятственно посещать Европу и даже, возможно, перебраться туда на пенсии, как делают многие отставные чиновники. Но за свои деяния надо отвечать.

Кириенко точно связывал планы своей семьи с возможностью посещать Европу, но за свои деяния надо отвечать

В целом решение ЕС о санкциях за отравление Навального — не просто внесение нескольких лиц в санкционные списки, но новая страница в отношениях с Путиным, которые теперь будут фактически заморожены на долгие годы, скорее всего, пока Путин остается у власти. После 2014 года главной целью путинской дипломатии в Европе были попытки убедить европейцев «перевернуть страницу» после войны с Украиной и так или иначе нормализовать отношения и вывести Россию из международной изоляции. Помимо традиционных союзников Путина (Орбан, Конте и т. д.), ключевую роль здесь играли установление тесных двусторонних отношений с Эммануэлем Макроном, расчет на уход Ангелы Меркель в 2021 году и установление более теплых отношений с ее преемником.

Теперь все это можно выбросить в мусорную корзину. Макрон очевидно разозлен не только фактом отравления Навального запрещенным химоружием, но и тем, что Путин в телефонном разговоре по этому вопросу пытался отделаться от крупнейшего международного лидера теми же пропагандистскими глупостями, которыми от привык потчевать российскую публику — амбициозный президент Франции явно не готов, чтобы его держали за дурака. Анонсировавшийся ранее визит Макрона в Москву перенесен на неопределенное время. С потенциальными преемниками Меркель ситуация не лучше: влиятельные лидеры германского ХДС высказываются о покушении на Навального куда жестче, чем сама канцлер, что задает понятный тон будущему вектору германской политики в отношении России (все меньше сомнений, что ХДС возглавит и новое правительство по итогам выборов-2021).

Так что нынешняя заморозка отношений — надолго, и Путин вряд ли что-то может сделать, чтобы развернуть ход событий. Это значит — отсутствие перспектив роста экономики, усиливающаяся изоляция, рост внешнеполитической зависимости от Китая. Пока Путин у власти, из этого порочного круга уже не выйти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari