Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD71.68
  • EUR87.33
  • OIL72.63
  • 241
Мнения

Нет у революции конца. В Армении назрел новый политический кризис

21 июня суд в Ереване отказался арестовывать лидера оппозиционной партии "Процветающая Армения" Гагика Царукяна, которого подозревают в даче взяток на парламентских выборах 2017 года. Ранее парламент лишил Царукяна депутатской неприкосновенности и дал разрешение на его арест. Политическая ситуация в Армении, где из-за бездействия властей эпидемия COVID-19 приобрела серьезные масштабы, всё больше накаляется. Армянский политолог Артур Атанесян объясняет, почему после бархатной революции Николу Пашиняну оказалось так сложно обновить политическую элиту, а вместо реформ страна увидела новые междоусобицы во власти. 

Когда два года назад Никол Пашинян пришел к власти в результате бархатной революции, общество на него возлагало большие надежды. Участники протестов, свергнувших предыдущего премьер-министра Сержа Саргсяна, тогда не столько поддерживали Пашиняна, сколько надеялись на кардинальные изменения в политической системе страны. Люди добивались борьбы с коррупцией и профессионального решения застарелых социально-экономических проблем, вследствие которых все десять лет правления Саргсяна – с 2008 по 2018 год – росло число трудовых мигрантов. Опросы 2017 года показывали, что каждый третий житель Армении был готов покинуть страну навсегда.

Революционная эйфория сделала свое дело. Альянс «Мой шаг», созданный Пашиняном уже после смены власти – в преддверии парламентских выборов в декабре 2018 года – получил большинство в парламенте (88 из 123 мест). Необходимость консолидировать разные политические силы, чтобы попытаться вместе решить накопившиеся проблемы, отпала. В итоге партии «Процветающая Армения» бизнесмена Гагика Царукяна и «Просвещённая Армения» Эдмона Марукяна за ненадобностью были постепенно выведены из процесса принятия политических решений – и перешли в оппозиционное противостояние как с парламентским большинством, так и лично с Пашиняном.

При этом новый премьер пытался заручиться поддержкой активных слоев населения – в большей степени за счет соцсетей: Пашинян ведет прямые эфиры в Facebook чуть ли не каждый день. Через год после бархатной революции популярность Пашиняна зашкаливала, даже несмотря на отсутствие каких-либо показателей роста экономики, инвестиций, рабочих мест, благосостояния населения, снижения уровня эмиграции и других․ На начальном этапе имидж Пашиняна и новой элиты замещал собой реальное управление страной, и большинство населения это вполне устраивало. Но пока рейтинг Пашиняна оставался высоким, уровень доверия к институтам власти стал вновь неуклонно падать. И оказалось, что Армения вновь вернулась к ситуации, когда вся политическая жизнь вновь вращается вокруг одного человека. Разница лишь в новом популистcком формате.

Вскоре после бархатной революции власть в Армении вновь стала вращаться вокруг одного человека

Эффективность кадровой политики новой власти тоже все больше вызывает сомнения: как будто цель не привлечь профессионалов, а подобрать тех, чья личность никак не затмит в обществе популярность самого Пашиняна. Так за последние два года два раза сменилось руководство Совета национальной безопасности и полиции. В итоге руководителем полиции стал кадровый офицер, земляк Пашиняна и, как пишет ряд СМИ, его одноклассник. А руководителем СНБ был назначен 29-летний полковник без опыта службы в этом ведомстве.

Столь ожидаемая от постреволюционных элит новизна политического мышления не проявилась в другой важной сфере – судопроизводстве. Премьер-министр регулярно выступает в качестве представителя не только исполнительной, но и судебной власти - указывает на потенциальных «коррупционеров», комментирует, как их задерживают, а затем – как идет судебный процесс, оглашая заранее желаемый («правильный») приговор. Этим он создает ненужный для судопроизводства общественный резонанс и по сути нарушает презумпцию невиновности. Судебные процессы сейчас проходят над бывшим президентом Армении Робертом Кочаряном, бывшим министром обороны Сейраном Оганяном, бывшим начальником Генштаба страны и отозванным генеральным секретарем ОДКБ, генералом Юрием Хачатуровым.

Все усилия правительства Пашиняна и парламентского большинства в итоге свелись к укреплению собственных позиций во власти и к подавлению других политических сил. Так, постепенно росло давление со стороны депутатов от большинства на третью по величине фракцию «Просвещённая Армения» – любое критическое выступление ее лидера Марукяна воспринималось враждебно. На одном из недавних заседаний парламента речь политика грубо прервали, а затем депутат от руководимого Пашиняном альянса «Мой шаг» набросился на Марукяна с кулаками. Премьер Пашинян присутствовал на заседании, наблюдал за перепалкой, а потом обвинил Марукяна в «провокационном поведении».

Нападки на «Просвещённую Армению» стали одним из сигналов для беспокойства для второй по количеству мест в парламенте партии «Процветающая Армения». Будучи представителями допротестной политической элиты, лидер и депутаты этой партии смогли избежать судов и экспроприации имущества (в отличие от ряда других олигархов): один из богатейших людей страны Гагик Царукян сумел договориться с Пашиняном, обеспечив ему политическую поддержку и тем самым снизив интенсивность сопротивления со стороны бывших элит. Вместе с тем, единой политической силой соратники Пашиняна и Царукяна так и не стали.

Но все эти партийные межусобицы не оказали бы взрывного эффекта на общество и не привели бы к консолидации оппозиционных сил против правящего большинства, если бы не ситуация с COVID-19. В то время как другие страны принимали срочные меры, чтобы локализовать и предотвратить распространение нового вируса, правительство Армении изначально отреагировало на пандемию неадекватно и самоуверенно. Премьер Пашинян обозвал коронавирус «собакой», на которую не стоит обращать внимания, а министр здравоохранения долгое время называл угрозу заражения преувеличенной. Когда многие страны уже ввели режим самоизоляции, члены правительства и депутаты парламента Армении еще долгое время ходили без масок, не соблюдали социальную дистанцию и демонстративно посещали массовые мероприятия. В итоге 1 июня сам Пашинян оказался в списке премьер-министров, заразившихся COVID-19. Уровень заражения в стране оказался столь высоким (по данным на 25 июня, 22,5 тысяч случаев заражения и почти 400 смертей), что Армения вышла на первое место по заболеваемости в регионе и оказалась среди лидеров по ежедневному приросту (+711 человек за последние сутки).

Ежедневные сводки о новых умерших и сотнях зараженных и параллельные обвинения Пашиняном населения страны в безалаберности подстегнули дискуссию об адекватности премьера как человека и лидера – его способности управлять государством и обществом не только в ситуации пандемии, но и вообще. В эту общественную дискуссию включились отдельные антиправительственно настроенные социальные группы и силы, в том числе старые и новые оппозиционные партии. А параллельно Пашинян и его соратники продолжали агрессивную кампанию в СМИ и соцсетях, провоцируя не только к виртуальные, но и прямые столкновения.

Реакция Пашиняна на COVID спровоцировала дискуссию о его адекватности

5 июня лидер «Процветающей Армении» Царукян выступил на срочном заседании политсовета партии. Он резко раскритиковал деятельность правительства во главе с Пашиняном и заявил о необходимости смены правящего большинства. Это выступление стало своего рода приглашением к объединению оппозиционных сил и, похоже, первой за постреволюционный период попыткой консолидации политических сил в Армении. На призыв Царукяна сразу же откликнулось несколько политических сил, включая одну из старейших партий Армении - Армянскую Революционную Федерацию, а также новую оппозиционную партию «Родина» во главе с бывшим руководителем СНБ Артуром Ванецяном, уволенным Пашиняном.

В ответ на критику премьер-министр поручил заняться «коррупционным прошлым» Царукяна, а парламентское большинство от руководимого им альянса «Мой шаг» 16 июня практически единогласно проголосовало за лишение Царукяна депутатской неприкосновенности. Царукяну угрожают возбуждением уголовного дела о даче взяток на парламентских выборах 2017 года, хотя вероятнее всего это будет не единственным обвинением. Массовые протесты в поддержку Царукяна всячески подавляются, и лояльные Пашиняну руководители полиции и СНБ играют в этом непосредственную роль.

Но потенциал в качестве возможного альтернативного лидера Армении Царукяна, даже несмотря на стабильность его электората, не следует преувеличивать. Даже будучи видной фигурой в эпоху Сержа Саргсяна, Царукян существенно уступал ему на уровне принятия стратегических решений. Кроме того, Царукян никак не проявил себя в таких важных для Армении сферах, как внешняя и военная политика. Так что едва ли армянское общество, отказавшее во власти Сержу Саргсяну, согласится на существенно уступавшего ему Гагика Царукяна. Скорее всего, будучи опытным политиком, Царукян и сам это прекрасно понимает.

Так что сегодня Армения все еще нуждается в альтернативном политическом лидере, который смог бы избежать поляризации общества и навести мосты между допротестными и постпротестными, прежними и новыми элитами. Но власть всячески мешает появлению такого лидера, продолжая играть в «революцию», отождествляя себя с правыми «белыми» силами и реагируя на любую критику как на антиреволюционный мятеж, который якобы следует подавлять. Она ищет новых врагов внутри общества, тем самым разобщая население и стравливая одни социальные слои населения с другими. Но популистские ресурсы власть в скором времени исчерпает. И за неимением реальных достижений, проектов и планов правящее большинство в итоге окажется в меньшинстве и изоляции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari