Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.78
  • EUR91.56
  • OIL42.71
Мнения

Газ — из России, дотации — из ЕС. Как Сербия пытается дружить на два фронта

В Москву с двухдневным визитом прибыл президент Сербии Александр Вучич. Он встретился с Владимиром Путиным и принял участие в параде Победы на Красной площади. На днях Сербская прогрессивная партия, которую возглавляет Вучич, взяла на выборах абсолютное большинство мест в парламенте. Главный редактор сербского агентства новостей BETA Драган Янич объясняет, почему несмотря на западное финансирование сербские власти сохраняют лояльность Москве.

«Путин защищает Сербию»! «Россияне посылают нам самое современное оружие»! Эти и подобные сообщения регулярно появляются на первых страницах сербских таблоидов. Не менее одиозные заявления звучат в сербском теле- и радиоэфире. Через эти основные СМИ информацию о происходящем в мире и стране получает подавляющее большинство населения. Поэтому неудивительно, что 41% сербов уверены: Россия — лучший друг Сербии, и именно Москва больше всего помогает Белграду. На самом деле экономика Сербии (за исключением энергоснабжения) преимущественно зависит от бизнеса, связанного с Евросоюзом. Кроме того, ЕС — крупнейший донор страны, выделивший свыше 3,6 млрд евро в виде грантов. Из них 2,1 млрд евро в рамках «Механизма оказания помощи на этапе, предшествующем присоединению».

Согласно результатам опроса общественного мнения Demostat, проведенного в конце прошлого года, около 53% граждан Сербии не хотят, чтобы в стране располагались иностранные военные базы. Если уж такие базы все-таки придется размещать, 20% отдают предпочтение России. Но когда сербов спрашивают, где они хотели бы жить, 52% выбирают западные страны и лишь 3% — Россию. Именно в ЕС, и даже шире — на Запад, а не в Россию cербы отправляют своих детей в школу, да и сами стремятся туда в поисках дохода и лучшей жизни. Так что жить сербам хорошо в Европе, а любят они Россию. Это явное противоречие — следствие трех факторов. Во-первых, передающейся из поколения в поколение веры в братство и дружбу с могущественной Россией. Во-вторых, сохраняющейся неспособности и нежелания проевропейских партий Сербии объяснить широкой общественности связь между качеством жизни и геополитическим положением страны. И, в-третьих, систематического поощрения нарратива о «плохом» Западе, который всячески препятствует Белграду в его отношениях с Москвой.

Жить сербам хорошо в Европе, а любят они Россию

Сербский правящий блок, возглавляемый Сербской прогрессивной партией президента Александра Вучича, зависит от голосов в основном националистического большинства, которое традиционно считает, что Запад работает против сербских национальных интересов, а дружественная Россия, наоборот, пытается их защитить. Сохранение этого нарратива имеет большое значение для укрепления российского влияния, а усиление пророссийских настроений в широких кругах общества — для правящего блока. Рука руку моет. В этих условиях Москве важно мотивировать желтую прессу и другие СМИ освещать темы, которые работают на имидж Кремля, причем необязательно непосредственно относящиеся к России. Москву вполне устраивает, когда местная пресса целенаправленно и постоянно указывает на попытки Запада «унизить Сербию» или на «отнятое» у нее Косово. Муссирование этих тем удерживает значительный процент населения в подспудном убеждении, что Россия может стать спасителем Сербии. Да и глобальные события, такие как пандемия COVID-19, предоставляют дополнительные возможности усилить это воздействие. То, как Россия направила помощь Сербии во время пандемии, разумеется, получило широчайшую огласку в СМИ.

Россия никогда не скрывала своей привязанности к националистически ориентированным политическим группам, включая ультранационалистов, и никогда не отказывала им в помощи. После падения режима Слободана Милошевича в 2000 году, когда к власти пришла в значительной степени прозападная коалиция во главе с Демократической партией, Кремль поддерживал тесные связи с оппозиционной Сербской радикальной партией. После раскола партии в 2008 году один из ее лидеров Томислав Николич образовал Сербскую прогрессивную партию, которая находится у власти до сих пор, уже с Вучичем во главе. От нее же «отпочковались» и меньшие по размеру партии и движения радикально-националистической или правой ориентации. Но связи c этими многочисленными партийными структурами существуют и сегодня, и Москва по-прежнему рассчитывает на поддержку меньших политических парламентских и непарламентских партий, таких как движение «Двери» и ему подобные.

После убийства премьер-министра Зорана Джинджича в 2003 году прямое влияние Запада на сербские власти ослабело, консервативная Демократическая партия Сербии под председательством Воислава Коштуницы вышла на первый план, ужесточив свою политику в отношении Косово при поддержке России. Страна открыла двери для российских компаний, которые стали фактически энергетическими монополистами. Например, «Газпром» владеет ключевой сербской нефтяной компанией Naftna industrija Srbije (NIS), а «Лукойл» купил Beopetrol и стал владельцем одной из крупнейших сетей АЗС в Сербии. Усиление влияния России сохранялось даже после того, как Демократическая партия снова пришла к власти, сформировав коалицию с Социалистической партией Сербии, главной партией при режиме Милошевича. Именно СПС, основанная Милошевичем, была и остается главным проводником политики России в Сербии и стала кузницей кадров для российских сырьевых компаний — ее члены занимают там руководящие посты. Более того, именно члены этой партии становились либо министрами энергетики, либо занимали другие высокие должности в министерствах и других государственных органах, отвечающих за энергетику.

Министры энергетики и топ-менеджеры российских сырьевых компаний в Сербии — из партии Милошевича

Таким образом, в стране сохраняются все условия, чтобы российская «мягкая сила» продолжала влиять на политику. Есть основные средства массовой информации, продвигающие темы, которые соответствуют интересам России в регионе. Есть СПС, которая все еще в состоянии набрать около 15% голосов (10% на воскресных выборах) и регулярно самостоятельно проходит в парламент. Есть и менее крупные националистические партии. И, наконец, есть все инструменты экономического влияния через газовую и нефтяную монополию. Еще один важный канал — церковь. Россия оказывает немалое влияние на Сербскую Православную Церковь, которая традиционно остается одним из самым уважаемых институтов. Причем она пользуется доверием как среди граждан Сербии, так и сербов в других восточноевропейских странах, особенно в Черногории (где именно от церкви исходит инициатива массового сопротивления местному правящему блоку) и в Боснии и Герцеговине. Поддержание такой системы влияния не требует от России больших затрат (в конце концов, российские нефтегазовые компании зарабатывают на Сербии) или масштабных и насильственных действий.

Ясно, что Москве удается балансировать в Сербии благодаря благосклонному общественному мнению и заинтересованности президента Вучича в удержании националистически настроенного большинства. Запад и ЕС, к которым Сербия относится как в географическом, так и в экономическом отношении в гораздо большей степени, чем к России, и которые помогают Сербии финансово, не пользуются у жителей такой популярностью, как Москва, ведь Запад, в отличие от России, не навязывает свою «идеологическую базу». Брюссель и Вашингтон сосредоточены на поддержании стабильности в регионе и продолжают оказывать решительную поддержку правящему блоку и президенту Александру Вучичу. В первую очередь — в надежде на решение проблемы Косово, ведь предшественникам сербского президента из Демократической партии сделать этого не удалось. В то же время партии, пришедшие к власти после падения режима Милошевича, теперь в значительной степени брошены на произвол судьбы. Распад некогда мощного прозападного политического блока и сокращение его членов до отдельных, слабых и взаимно противоположных партий полностью устраивал и самого Вучича, и правящий блок, и тем более Москву. В итоге сегодня у Запада нет более надежного союзника в Сербии, чем Вучич и его Прогрессивная партия. А это в свою очередь снижает шансы на смену настроений среди националистически настроенного большинства.

Правящий блок, конечно, смог скорректировать повестку сербских пророссийских СМИ — теперь они отражают интересы не только Москвы, но и Вучича. Но Москва стремится укрепить и свою сеть СМИ в регионе, в первую очередь за счет Russia Today и Sputnik. Статьи последнего регулярно перепечатывает пророссийский ресурс In4s.net, а также borba.me и сербский nacionalist.rs. Эти порталы охотно берут тексты с российского сайта Balkanist.ru, которым руководят директор прокремлевского Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко и генерал-лейтенант СВР в отставке, бывший директор Российского института политических исследований Леонид Решетников. Кстати, последний уже стал персоной нон-грата в Болгарии: там его подозревают в поддержке председателя местного движения «Русофилы» Николая Малинова, обвиненного в шпионаже в пользу России.

Читайте также: Сербия без Путина. Укрепление позиций Вучича и косовское урегулирование лишают Кремль былого влияния.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari