Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD63.78
  • EUR65.79
  • OIL111.11
Поддержите нас English
  • 9324
Мнения

РПЦ и «диавольская сила». Как Патриарх Кирилл забыл о Евангелии и стал проповедником братоубийственной войны

Официальная Церковь не нашла в себе сил не только осудить вторжение России на территорию Украины, но и назвать вещи своими именами: войну — войной, агрессию — агрессией. Патриарх Кирилл дал ясный сигнал: он вместе с Путиным, а не с паствой, которая не дождалась от него ни слова правды, ни капли помощи, считает Сергей Чапнин. Ту же самую позицию заняли ведущие медиапроповедники — протоиереи Андрей Ткачев, Артемий Владимиров, а вместе с ними и многие священники. Однако в православной церкви звучат и голоса за мир и прекращение братоубийственной войны, а несогласных священников судят за «дискредитацию вооруженных сил».

Не все представители Русской православной церкви Московской патриархии подпевают государственной пропаганде. Среди священнослужителей есть те, кто открыто выступает против войны. Хотя таких голосов значительно меньше. «Мы, христиане, не смеем оставаться в стороне, когда брат убивает брата, христианин — христианина. Не будем повторять преступлений тех, кто приветствовал действия Гитлера 1 сентября 1939 года. Мы не можем стыдливо прикрывать глаза и называть черное белым, зло — добром… Кровь жителей Украины останется на руках не только правителей РФ и солдат, выполняющих этот приказ. Их кровь — на руках каждого из нас, одобривших эту войну или просто промолчавших…» — это, пожалуй, наиболее яркие и сильные слова антивоенной проповеди, прозвучавшие в стенах Русской православной церкви.

Однако на сайте небольшого прихода в Костромской области это обращение провисело всего пару дней и затем было удалено по указанию суда. Хотя в храме на службе было чуть больше десяти прихожан, один из них оказался Иудой — в тот же день написал донос на священника Иоанна Бурдина, автора проповеди. Еще через пару дней судья Алексей Чудецкий применил в отношении отца Иоанна новую статью Кодекса административных правонарушений (ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП), в спешном порядке принятую парламентом и подписанную президентом буквально за два дня до этого. Сам отец Иоанн вину не признал.

«Виновный» батюшка 10 марта был оштрафован на 35 тысяч рублей за «дискредитацию использования Вооруженных сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан». Проще говоря, за то, что напомнил прихожанам о существовании заповеди «не убий!». Для любого авторитарного режима Евангелие — слишком опасная книга.

Для любого авторитарного режима Евангелие — слишком опасная книга

Государство не скрывает своих намерений: подавить антивоенное движение и запугать всех, кто открыто выступает против войны, — врачей, деятелей культуры, журналистов и священников.

Давление испытывают даже те приходы, которые находятся за пределами России. 4 марта Никольский приход в Амстердаме дипломатично заявил о несогласии с позицией патриарха Кирилла:

«Мы как духовенство подписали обращение к патриарху Кириллу с призывом нарушить молчание по поводу конфликта и походатайствовать перед властями за мир… Мы дистанцируемся от описания событий, высказываемoго патриархом Кириллом. В свете вышесказанного мы прекращаем поминовение патриарха Кирилла на богослужениях. Этим мы последуем примеру православного духовенства Украины, которое во все большем количестве перестало поминать патриарха Кирилла».

Через два дня на машине с дипломатическими номерами в храм приехал архиепископ Елисей (Ганаба) и объявил, что обращение вызывает «большую озабоченность» не только в Патриархии, но и в министерстве иностранных дел России, которое «к вашей церкви проявляет большой интерес». После этого давление на приход стало расти, в адрес духовенства поступили анонимные угрозы. Приход обратился за помощью к властям города.

Российская власть ясно дала понять: единственно правильный и допустимый формат высказываний — заявления патриарха Кирилла. Он не называет войну войной, агрессию — агрессией. Он произносит дежурные слова, якобы глубоко сопереживает всем, кого коснулась беда. Призывает возносить сугубую, горячую молитву о скорейшем восстановлении мира…При этом он вертится как уж на сковородке и, даже сочиняя молитвы, избегает малейших намеков на правду о войне.

Слова новой молитвы: «Иноплеменным же языком, брани хотящим и на Святую Русь ополчающимся, — запрети и замыслы их ниспровергни». Понять эти слова трудно, поэтому одна из интерпретаций звучит неожиданно: если признать, что Россия напала на Украину, то «иноплеменные языки» — это российская армия, а «Святая Русь» — это Украина, которая защищает свою независимость. Получается, патриарх не слишком искусно жонглируя словами составил молитву против агрессии?

Впрочем, что в голове у патриарха, понять довольно сложно. В тот же день, когда отец Иоанн Бурдин в маленьком деревенском храме произнес яркую антивоенную проповедь, патриарх Кирилл выступил в соборном Храме Христа Спасителя, да так, что ахнула не только вся Русская православная церковь, но и весь христианский мир.

«Восемь лет идут попытки уничтожить то, что существует на Донбассе. А на Донбассе существует неприятие, принципиальное неприятие так называемых «ценностей», которые сегодня предлагаются теми, кто претендует на мировую власть. Сегодня есть такой тест на лояльность этой власти, некий пропуск в тот «счастливый» мир, мир избыточного потребления, мир видимой «свободы». А знаете, что это за тест? Тест очень простой и одновременно ужасный — это гей-парад. Требования ко многим провести гей-парад и являются тестом на лояльность тому самому могущественному миру; и мы знаем, что если люди или страны отвергают эти требования, то они не входят в тот мир, они становятся для него чужими».

Официальная Церковь, единственным голосом которой в дни войны стал сам Кирилл, оказалась банкротом не только с евангельской, но и с моральной точки зрения. Популярный московский проповедник, протоиерей Артемий Владимиров проповедует еще более откровенно, чем патриарх:

«С фашизмом солидаризируются те, кто заявляет „нет воине!“… Укрофашисты — змеёныши, выкормленные Европой».

Протоиерей Игорь Пашменов из Ульяновска призывает ежедневно молиться за президента и за победу русского оружия: «Что можем и должны сейчас сделать мы, православные патриоты? Я призываю всех ежедневно горячо молиться о победе Русского оружия, о наших героических воинах-освободителях, сражающихся сейчас с врагом. И, конечно, мы должны ежедневно молиться за нашего президента, ставшего подлинным вождем нашего народа, символом могущества России, — Владимира Владимировича Путина».

Он осуждает любые антивоенные выступления как предательство России: «Примирение с врагом, желающим уничтожить наш народ, нашу Веру и наши ценности, — это предательство не только России, но и всей Святой Руси, нашей святой Православной Христовой веры. Именно к этому сейчас призывают некоторые неразумные псевдо-интеллигенты и так называемые „деятели культуры“».

Церковная проповедь за войну полностью соответствует установкам государственной пропаганды и по сути является одной из форм этой пропаганды. Вторжение в Украину проходит под лозунгами спасения «русского мира», которому угрожают те силы, которые отрицают традиционные ценности и «проводят гей-парады». Более того, патриарх Кирилл идет дальше и вовлекает свою паству в крайне опасную авантюру, утверждая, что «мы вступили в борьбу, которая имеет не физическое, а метафизическое значение».

Вторжение в Украину проходит под лозунгами спасения «русского мира», которому угрожают те силы, которые отрицают традиционные ценности и «проводят гей-парады»

Патриаршью мысль буквально на лету подхватил священник Элизбар Орлов из Ростовской области — он утверждает, что у войны может быть религиозное оправдание: «Армия России сейчас, как и много лет назад, очищает мир от диавольской заразы. Восемь долгих лет Россия взывала к миру, разуму, совести, но была осмеяна и оклеветана безумцами. И сейчас, когда наши солдаты, жертвуя собой, очеловечивают зарвавшегося от вседозволенности соседа, безродные негодяи, живущие в России, восемь лет не замечавшие убийства мирного населения в Одессе, Мариуполе, Харькове, Донецке, Луганске и по всей Малороссии, лицемерно протестуют, требуя мира Украине, а по факту одобряют злодеяния украинской власти и геноцид собственного народа».

О какой «метафизике» говорит здесь патриарх? О какой «диавольской заразе» проповедует отец Элизбар? Следует признать, что никакой метафизики здесь нет. Нет ни малейших сомнений, что история всё расставит по своим местам. И «диавольской силой» в итоге будут названы не украинцы, а российские войска, принесшие смерть и горе народу Украины. И сами проповедники, во главе с патриархом Кириллом, тоже будут названы «диавольской заразой».



К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari