Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD56.97
  • EUR58.87
  • OIL112.66
Поддержите нас English
  • 6165
Мнения

России мало Малороссии. Путинские аппетиты не ограничатся ни Донбассом, ни даже Украиной в целом

В своем обращении к россиянам перед признанием независимости ЛДНР Путин потребовал от Украины отказаться от попыток вступить в НАТО и ЕС, а также заявил об угрозе получения Украиной ядерного оружия. Константин Батозский считает, что Украина больше не сможет быть нейтральным государством и должна отказаться от безъядерного статуса. При этом он уверен, что после Украины Россия продолжит экспансию по другим направлениям.

Кто не выполняет Минские соглашения?

Когда говорят о выполнении Минских соглашений, часто забывают, что Россия является одной из сторон этих соглашений, у которой есть обязательства по ним. Украина сделала для реализации соглашений очень много и полностью содействует наблюдательной миссии ОБСЕ, которая подтверждает, что Украина сохраняет свои войска в местах отведения и не эскалирует ситуацию. Но что сделала Россия как сторона Минских соглашений для их реализации? Какие усилия предприняла Россия для того, чтобы обеспечить долговременное прекращение огня?

Россия признает себя стороной конфликта, кода ей удобно, а когда неудобно — не признает. Например, российские следственные органы распространяют свою юрисдикцию на территорию Украины — СК РФ расследует так называемые “преступления”, которые с их точки зрения совершила украинская армия на Донбассе. Таким образом, Россия показывает, что она может активно влиять на ситуацию на оккупированных территориях. Мы недавно наблюдали инициативу раздачи паспортов в ЛДНР. Мы наблюдали инициативу о добровольно-принудительной эвакуации жителей оккупированных территорий в Россию. Все это делается на основе нормативных документов, принятых правительством России. Но когда Кремлю это невыгодно, он отрицает возможность влиять на процессы на оккупированных территориях.


Финляндизация Украины

Термин «финляндизация» предложил в свое время Генри Киссинджер. Путин хотел бы, чтобы Украина конституционно взяла на себя обязательства быть нейтральным государством и не становиться членом какого-либо военно-политического союза. По этому плану Украина должна стать буферной зоной, местом, где встречаются два мира — Западный и Восточный. Этот концепт родом из XX века, из времен Холодной войны, когда две суперсилы делили мир на зоны влияния. Очевидно, что в XXI веке, в веке глобальных коммуникаций и интернета этот концепт себя изжил.

Украина не может согласиться на «финляндизацию», хотя первый пункт о нейтральном статусе был с самого начала закреплен в Конституции Украины 1994 года. Украина была нейтральным государством в 2014 году, когда на нее напала Россия, аннексировав Крым и оккупировав части Донецкой и Луганской областей. Стало очевидно, что сохранение нейтрального статуса не поможет Украине в будущем защититься от российской агрессии. Исходя из этого при президенте Петре Порошенко были приняты поправки в Конституцию, где теперь закреплена цель Украины — стать членом НАТО и Европейского Союза.

Сохранение нейтрального статуса не поможет Украине защититься от российской агрессии

Сейчас Украина не может просто снова поменять свою Конституцию по требованию третьих сторон. Эти поправки были приняты под давлением общественного мнения, украинское общественное мнение хочет, чтобы страна стала членом Евросоюза и вошла в НАТО. Ни один украинский президент не сможет эту тенденцию побороть.

Война может заставить вернуться к идее “нейтральной страны” под угрозой уничтожения, но на смену настроений могут повлиять только открытые боевые действия на большей части Украины, но и эта стратегия проигрышная, потому что украинцы показали и в 2014 году, и на протяжении всей своей истории, что это не та нация, которая может что-то делать под давлением. Здесь сильное гражданское общество, которое прошло войну, не одну революцию, оно закалено в борьбе. Мы уже находимся в состоянии войны и не можем отказаться от того, чтобы быть самими собой.

Амнистия “по Минску” vs “Переходное правосудие”

В российской интерпретации Минских соглашений есть представление о всеобщей амнистии, Россия хочет объявить всех участников событий на Донбассе ускользающими от наказания по закону. Это нарушит фундаментальное право на справедливость не только полуторамиллионного сообщества переселенцев, которые вынуждены были из-за войны покинуть свои дома, чьи права были нарушены оккупационными властями Крыма и Донбасса. Это также нарушит право на справедливость для людей, которые там остались — наших украинских граждан, которые подвергались и подвергаются преследованиям и гонениям со стороны России. Речь идет о крымскотатарском населении в Крыму. Речь идет о людях, которые прошли «подвал» в ДНР.

Они хотят, чтобы право на справедливость для этих людей было забыто. Это абсолютно невозможно, потому если дать амнистию всем, встанет вопрос: «За что же мы воевали?», встанет вопрос о том, как вообще можно защитить свои права в XXI веке во время вооруженной агрессии.

Они хотят, чтобы право на справедливость было забыто

Украина предложила другой вариант — создать механизмы переходного правосудия, специальные процедуры, к которым будет доверие как со стороны жителей оккупированных территорий, так и со стороны жителей Украины, которые в таких смешанных группах могли бы устанавливать истину и добиваться правды относительно событий, которые случились на оккупированных территориях.

Это поможет решить главную проблему — обеспечить право на правду и справедливость, потому что если этого не сделать, Украине грозит реальная гражданская война. Представить себе ситуацию, когда “амнистированные” боевики Донбасса станут украинскими полицейскими и чиновниками и смогут беспрепятственно выезжать в Киев и творить здесь что угодно, — никому в Украине не может прийти в голову.

Рука России на Донбассе

Эвакуацию жителей Донбасса, проводившуюся в последние дни, следует расценивать как депортацию. Это продолжение худших традиций сталинского Советского Союза, когда целые народы были депортированы просто по приказу сверху. Более того, народы были депортированы с украинских земель — в 1939 году с Западной Украины, а в 1944-м — крымские татары из Крыма. Крымские татары — неотъемлемая часть современной украинской нации, поэтому мы очень хорошо знаем, что такое депортация.

Множество признаков указывает на то, что эта эвакуация осуществляется по принуждению. Большинство людей, которых грузят в автобусы — чиновники и государственные служащие, их отправляют в эвакуацию в добровольно-принудительном порядке. Очень показательно, что следствием этой депортации стало то, что оставшиеся мужчины на оккупированных территориях сегодня незаконно мобилизуются, призываются в вооруженные силы оккупированных территорий против своей воли. Этот принудительный характер и говорит о том, что мы имеем дело с депортацией. Смысл этой операции — эскалировать ситуацию, запугать людей.

Если завтра война

На этом фоне в Украине наблюдается большой подъем. Последние социологические опросы свидетельствуют о том, что большинство жителей Украины готовы защищать свою страну с оружием в руках, — это огромный прогресс. Мы также наблюдаем рост числа людей, которые выступают за скорейшую интеграцию Украины в НАТО и ЕС. Мы также фиксируем социологические ухудшения отношения украинцев к россиянам, их воспринимают как угрозу. Также благодаря наплыву западных журналистов и тому, что многие иностранные посольства эвакуировали свои представительства в другие города Украины, в Киеве очень многие люди, которые раньше считали, что война их не касается и происходит где-то на востоке, сейчас видят, что Россия раскручивает маховик войны, видят, что все это серьезно. И они начинают задавать себе вопрос, как они поступят, если Россия нападет на Украину.

Люди всегда остаются людьми. Большинство будут выживать и делать все для того, чтобы выжить. Часть людей эвакуируют в более безопасные места, если у них есть такая возможность. Под более безопасным большинство киевлян понимают запад Украины, куда можно вывезти людей на время. Очень многие люди, которые имеют боевой опыт, прошли через войну и готовы воевать. Большинство из этих людей имеют не только боевой опыт, но и оружие, и сегодня государство предоставило им всем возможность быть полезными, создав новый вид войск — территориальную оборону. Сейчас в каждом украинском городе формируются отряды территориальной обороны, задача которых — дать отпор агрессору на местах. Территориальная оборона пользуется огромной популярностью — люди туда записываются, ходят на сборы, и это происходит в каждом украинском городе.

Конец безъядерной Украины?

Президент Зеленский накануне признания независимости ЛДНР сказал, что Украина может отказаться от признания положений Будапештского меморандума. В этом документе, как и в Минских соглашениях, Россия является стороной-подписантом, там стоит подпись российского президента Бориса Ельцина. Статьи этого меморандума обязывают Россию к двум вещам. Первое — соблюдение территориальной целостности Украины, и это обязательство Россия нарушила в 2014 году и нарушила 21 февраля 2022-го, признав независимость украинских оккупированных территорий. Второе — обязательство не использовать в отношении Украины военную силу, и это свое обязательство Россия систематически нарушает с 2014 года.

Общий смысл Будапештского меморандума в отказе Украины от ядерного оружия. При этом Украина — это страна, где не только был впервые расщеплен атом (это сделали советские ученые в Харькове), но и впервые (на Приднепровском химическом комбинате) был обогащен уран для первой советской атомной бомбы. В Украине до сих пор существуют компетенции, необходимые для создания ядерного оружия. Украина знает, что такое ядерно-топливный цикл, что такое обогащение урана, и имеет много составляющих для того, чтобы стать ядерной державой. Речь не только об обогащении урана и наработке оружейных делящихся материалов, у нас есть и технологии доставки. В теории Украина может пойти по пути Израиля. Я не думаю, что у кого-то из подписантов Будапештского меморандума, Соединенных Штатов или Великобритании, будет моральное право препятствовать этому процессу, учитывая факт военной агрессии России против Украины.

Украина - пролог к Балканам

В последнее время я отмечаю в публичных выступлениях Владимира Путина отсылки к Балканским войнам. На последних переговорах в Москве с канцлером Шольцем Путин упрекнул Запад в развязывании войны против Югославии и сказал, что Запад разбомбил Югославию и уничтожил это государство. При этом Путин не обмолвился о том, что же предшествовало натовским бомбардировкам Югославии. В его картине мира этнические чистки и безнаказанные военные преступления — это норма, а когда появляется сила, которая пытается их предотвратить, — это ненормально.

Путин неоднократно обращался к теме Сребреницы. Более того, даже нынешняя эвакуация напоминает Сребреницу чисто по формальным основаниям — там тоже вывозились женщины и дети, а мужское население было убито сербской стороной. В голове Путина вертятся эти образы, такое впечатление, что он хочет спросить Запад: «Почему то, что дозволено одним, не дозволено другим? Почему тогда можно было, а нам нельзя? Почему Запад разбомбил Югославию, а нам бомбить Украину нельзя?» Это проблема российской политики, которая вся построена на отзеркаливании, отображении и мести. Она по своей природе абсолютно деструктивна и разрушительна.

Если Путин не сможет достичь своих целей в отношениях с Западом через развязывание войны в Украине, он уже обозначил на подсознательном уровне, куда пойдет дальше — на Балканы, где будут проводиться такие же гибридные акции. Мы уже читаем новости об активности абсолютно пророссийского политика Милорада Додика, лидера боснийских сербов, направленной на дестабилизацию Боснии и Герцеговины. Мы видим, что на Балканах открываются отделения таких одиозных российских организаций, как «Союз добровольцев Донбасса». Мы видим, что эти российские прокси-силы, как плесень, покрывают все новые и новые участки мира.

Путин уже обозначил, куда пойдет дальше — на Балканы

Открытие филиала «Союза добровольцев Донбасса» в Черногории и Сербии — крайне тревожный сигнал, потому что мы уже видели, что Россия пыталась дестабилизировать Черногорию, и можно предполагать, что эти попытки последуют и далее.

И третьим фронтом российской экспансии, конечно, является Африка, где мы видим огромную активизацию российских частных военных компаний, действующих в интересах очень странных режимов, где Россия по сути превратилась в агентство по смене политических режимов и поставке туда своих одиозных прокси-лидеров. Эти три направления — Украина, Балканы и Африка — будут на повестке дня и дальше. Украина в этом плане — звено той же самой деструктивной цепочки российской внешней политики.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari