Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.44
  • EUR99.73
  • OIL90.25
Поддержите нас English
  • 9168

В российских вооруженных силах крепнут мистические настроения. В посылки на фронт кладут волшебные предметы для защиты от пуль, на передовую приезжают православные батюшки и бурятские шаманы. Тезис «не бывает атеистов в окопах под огнем» был справедлив во все времена, это подтверждают и антропологи. Однако, в отличие от военных конфликтов прошлых лет, сейчас магическое сознание нормализуется в России не только «снизу», но и «сверху»: батальонам присваивают имена святых, а федеральные СМИ не стесняясь пишут о чудесах.

Содержание
  • «Специально для бойцов в епархии подобрали три действенные молитвы»

  • Защита от Унгерна и Чингисхана

  • Святые батальоны

  • Чудеса военного времени

«Специально для бойцов в епархии подобрали три действенные молитвы»

Татьяна Логинова когда-то преподавала физику в школе, а теперь комплектует специальные наборы для духовной защиты российских солдат и отправляет их в армию через томское отделение Объединенного народного фронта.

Это пакетики, которые предполагается класть в солдатские индивидуальные аптечки. В каждом из них — синий матерчатый пояс со словами из 90-го псалма («Живый в помощи Вышняго»), крестик, освященный в епархии, нитка для него и бумажная икона. Печать этих икон Логинова организует бесплатно в двух томских типографиях:

«С одной стороны иконы — Георгий Победоносец. С другой — специальная молитва. Давали задание нашему большому чину в епархии, и специально для бойцов он подобрал три действенные молитвы».

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Пояс со словами из 90-го псалма из набора духовной защиты для российских солдат
Пояс со словами из 90-го псалма из набора духовной защиты для российских солдат

А поскольку у каждой военной вещи должна быть инструкция, то там же, рядом с молитвой, напечатан порядок действий: крестик надеть, поясок повязать, икону положить в нагрудный карман. Томский ОНФ уже отправил на фронт то ли две, то ли три тысячи таких наборов — точно Татьяна Логинова не помнит. А началось все, по ее словам, в июне 2022 года, когда томские священнослужители «обнаружили» магические свойства поясов с 90-м псалмом:

«Эти пояса давно были, задолго до СВО, но мало кто ими пользовался и редко кто обращал внимание. Обычные прихожане брали, если, например, кто-то уезжал на Север. Я про них и не знала. А тут пришла по делам страховой компании в епархию. И церковные работники как раз обсуждали, какое чудо произошло на фронте».

А дальше следует классическая, в общем-то, легенда. Мать одного из солдат передала ему посылку с молитвенными поясами. Он, сам особо не веря, из уважения к матери надел сразу два: один под ремень, второй под каску. И после этого чудесным образом спасся. Логинова рассказывает это так:

«Он был в разведроте, в разведке они вышли на поляну. А с той стороны на ту же поляну вышли наши противники. Тут ведь никак не иначе, обязательно друг друга поубивают. И вот один из бойцов рассказал, что выстрелили в того парня, поясочком обвязанного, а пуля изменила траекторию и, вместо того чтобы убить, полетела в другую сторону. Даже ВСУ перестали стрелять, открыли рты. Так было с ним несколько раз. После этого один боец из их отряда то ли в отпуске был, то ли на лечении и скупил в Томске все пояса».

Поясов не хватало, а спрос рос, поэтому чины епархии попросили Логинову наладить их производство. Женщина нашла местного бизнесмена, который занимается изготовлением и продажей флагов, и договорилась с ним. В ноябре он изготовил партию в 500 штук, рассказывает активистка:

«Но это получилось очень дорого — 100 рублей за поясок. Тем более что в епархию как раз прислали пояса из Москвы. Теперь мы все скидываемся и покупаем пояса в епархии по 50 рублей».

К слову, защитный пояс с 90-м псалмом продается по 42 рубля за штуку в онлайн-магазине фабрики «Софрино» — крупнейшего производителя православной атрибутики. И после начала войны он стал весьма ходовым товаром. Чтобы это выяснить, достаточно позвонить в «Софрино», сказать, что собираешь посылку на передовую, и спросить, что обычно берут. «Пояса „Живый в помощи” не помешают», — сразу же со знанием дела отвечают на том конце провода.

Как выясняется, пояс этот бывает разных цветов. Стандартный — черный, но специально для военных выпущен вариант цвета хаки, хотя пояс не обязательно повязывать поверх формы, объясняют в магазине, можно просто положить в карман. Особенно ажиотажный спрос на них был осенью, после начала мобилизации. Даже сейчас защитного цвета пояса купить сложнее. В заводском магазине и службе доставки их уже просто не осталось, но в фирменном магазине в Сокольниках есть аж 728 штук.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Специально для военных защитный пояс с 90-м псалмом выпущен в цвете хаки

Что касается икон, то деревянные покупать на фронт не рекомендуют. Обычно, говорят в «Софрино», для военных берут ламинированные бумажные. Самый ходовой армейский товар — «Спас Нерукотворный» 5×8 см, артикул 2070201-0023141. Их чаще всего отправляют на фронт. Второй по популярности — «Николай Чудотворец». «Но любая икона защищает, вы с батюшкой своим посоветуйтесь», — добавляет продавщица.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Самая популярная икона — «Спас Нерукотворный»
Самая популярная икона — «Спас Нерукотворный»

Крестики тоже одно время массово везли на фронт. Собеседница The Insider не рекомендует брать алюминиевые, говорит, они легко ломаются. Гораздо надежнее латунный крест номер 6, можно взять оптом, в коробке.

Защита от Унгерна и Чингисхана

Другие конфессии не отстают. Весной под Бахмут приезжал Мунко лама из Цугольского дацана, старейшего буддийского монастыря Забайкальского края. Прибыл он туда вместе с чиновниками Агинского Бурятского округа и привез российским солдатам 15 квадрокоптеров, 18 тепловизионных прицелов, 25 монокуляров, а также неназванное число оберегов.

Бальжинима Цыренов, работающий при Цугольском дацане, рассказывает, что амулетов была тысяча. Называется этот магический предмет Дугар гаржама, и это надежная защита от пуль, добавляет Цыренов:

«На этом амулете мантра для всех богов войны. Барон Унгерн всегда скакал в атаку впереди своей сотни, но пуля его не брала, потому что он носил Дугар гаржама на шее. После боя снимал свой терлик с генеральскими погонами, и с него пули сыпались. Погиб барон Унгерн из-за людской подлости — его арестовали, сняли оберег с шеи и тогда уже расстреляли».

Во времена покорителя Монголии барона Романа Федоровича фон Унгерн-Штернберга Дугар гаржама был бронзовой пластиной. Сейчас все проще и технологичнее. Амулет печатают на бумаге, ламинируют для защиты от сырости и вешают на тесьму. Так что вполне реально обеспечить магической помощью всех воюющих сейчас в Украине буддистов. И не только их. Цыренов уверяет, что русские бойцы тоже массово подходили к ламе за благословением и амулетом.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Бурятия передала участникам СВО 15 оберегов, освященных Далай-ламой
Бурятия передала участникам СВО 15 оберегов, освященных Далай-ламой

В пулезащитных свойствах талисмана забайкальские буряты не сомневаются, потому что недавно проводили эксперимент, рассказывает Цыренов:

«Один человек у нас в дацане решил испытать Дугар гаржама. Повесил ее на шею козлу, привязал животное и сказал двум полковникам-охотникам стрелять в него с полутора метров. И на козле не было ни единой царапины! Те наши парни, что погибли на СВО, кяхтинские танкисты, например, — у них, возможно, просто амулетов не было».

Но сам Бальжинима Цыренов все-таки предпочитает шаманские обереги. С начала войны он и сам сделал пару десятков. Вырезал из бивня мамонта изображения монгольского духа-сульде и отправил на фронт.

Религия бурят синкретична. Одни и те же люди могут сегодня ходить в дацан, а завтра к шаману. И последователи шаманизма тоже участвуют в поддержке российской армии.

Например, приятель Цыренова Олег Булутов, глава общественной организации «Гуннский фонд», привез в Ростовскую область три шаманские юрты и шаманов:

«Сначала я двоих шаманов привозил, потом еще четверых. А еще три или четыре человека сами приезжали. В том числе монгольские, из рода Тэмуджина, то есть Чингисхана. Раньше шаманы часто „на передок” ездили, но последние несколько месяцев не могут заехать. А шаманы там нужны. Человек может на войне что-то такое увидеть, что у него душа улетает. И ее возвращать надо. Ведь без души человек не может ходить долго».

Шаманы везут с собой посылки для солдат. В том числе и магические предметы: землю из священных мест в мешочках, серебряные и медные амулеты Толи — металл зависит от рода, к которому принадлежит военнослужащий, рассказывает Булутов:

«Оберег нужен не чтобы боец кого-то убил, а чтобы вернулся живой и здоровый. Что там будет происходить, это верховные боги решают, это там наверху идет бой, не у нас. Был такой случай недавно, русский парень рассказывал: рядом с ним буряты пошли в атаку, и он увидел, что над ними скачет огромный конь, защищает их. Он сразу маме сказал: „Мама, привези мне срочно амулет из Бурятии”».

Антрополог Александра Архипова раньше занималась изучением монгольского и бурятского фольклора и хорошо знакома с этой легендой:

«Это история про то, что монгол или бурят идет на войну, причем вариантов тут много: от каких-то конфликтов XIX века до Второй мировой. Он берет камушек с обо, ритуального комплекса из камней и веток. В разгар сражения видит огромного коня или всадника на коне, который ведет солдат в бой или, наоборот, спасает из боя. Концовка про русского, который увидел чудо и уверовал, тоже характерна для легенд бурят и других народов Центральной Азии».

Другое, не менее знакомое антропологам «чудо», о котором с удовольствием рассказывает Олег Булутов, — про бурята в окопе. Тот услышал где-то в стороне бурятские голоса, удивился, пошел выяснить. И тут же в то самое место, где он стоял, прилетел снаряд. Это, естественно, ему помогли духи-защитники. Теперь, по словам Булутова, русские сослуживцы за ним ходят постоянно, как нитка за иголкой. Но и в самой Бурятии, и в Забайкальском крае, говорит он, все после начала войны резко начали интересоваться верой предков:

«Сейчас люди массово к шаманам пошли. Все депутаты ходят с Толи, зашитым в пиджак. Кто может общаться с шаманами или попасть на обряд, спрашивают, как там их дети на войне. А если бойцы приезжают в отпуск или на лечение, непременно идут к шаману и выясняют, можно ли им возвращаться на передовую».

Бальжинима Цыренов рассказывает, что буддийское гадание в период войны тоже пользуется повышенным спросом. Все пытаются узнать судьбу близких на фронте.

Буддисты гадают, православные молятся. Александра Архипова отмечает удивительное распространение за время вторжения так называемых молитвенных писем — военного аналога «писем счастья». Их отправляют друг другу в «Одноклассниках», «ВКонтакте», WhatsApp-чатах и призывают пересылать знакомым, чтобы «построить молитвенную цепь».

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Во время вторжения в соцсетях стали популярны так называемые молитвенные письма — военный аналог «писем счастья»

Архипова выделила три основных текста. Первый — «Бойцы просят молитв! МОЛИТЕСЬ О НАШИХ БОЙЦАХ, О СИЛЕ ИХ ДУХА! И О ВРАЗУМЛЕНИИ И ПОСРАМЛЕНИИ ПРОТИВОБОРЦЕВ». Второй постулирует, что «в ближайшие часы состоится решающий бой на Украине, который либо приведет нас к победе и НАТО ввязываться не будет, либо, если проиграем его, то нас раздавят». И тоже призывает к молитвенной помощи.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Изображение из социальной сети «ВКонтакте»
Изображение из социальной сети «ВКонтакте»

Третий опус называется «Предсказания русского провидца о третьей мировой». Это огромный текст в форме вопросов некоему провидцу и ответов на них. Содержание этих ответов будет знакомо всякому, кто смотрел российское телевидение. Но рассказы про миссию Путина, агрессию НАТО и про то, что украинцы — это, дескать, измененные силами зла русские, щедро приправлены мистикой. Упоминаются там и бог, и тибетские ламы, и шаманы. Ну, и в конце, конечно, стоит просьба переслать письмо «истинным друзьям». И люди, по словам Архиповой, не оставляют эту просьбу без ответа: «Эти тексты активно пересылают друг другу, например, участницы чата жен вагнеровцев».

Анализ сервиса «Медиалогия» показывает, что три четверти тех, кто распространяет «молитвенные письма», — это женщины. Почти все они старше 40, а большинство — старше 65.

Профессор Стюарт Вайс, член американской психологической ассоциации, автор книги «Вера в магию: психология суеверий», считает, что цепляние за суеверия и молитвы становится все более распространенным явлением в те моменты, когда люди чувствуют, что им не хватает контроля:

«Гибель российских солдат, должно быть, является разрушительной для семей и друзей, однако они практически не контролируют ситуацию. Когда человек молится или покупает талисман, это действие создает то, что психологи называют иллюзией контроля. Ощущение, что они сделали что-то позитивное, чтобы добиться благополучного исхода, даже при том, что человек зачастую понимает, что молитва или талисман не способны помочь. И не имея какого-либо эффективного способа гарантировать безопасность своих близких, люди часто прибегают к суевериям и магическому мышлению».

Святые батальоны

Александра Архипова уверена, что мистические настроения подпитываются самим характером этой войны:

«Людям не очень понятно, зачем воюют. Им страшно, и командир хреновый. И в такой ситуации человеку очень хочется верить, что он воюет и умирает за правое дело, что Богородица — за него».

На это же обращает внимание исследователь спецслужб Андрей Солдатов. Ход войны непонятен, то вроде берут Бахмут, то украинцы начинают контрнаступление:

«Эти эмоциональные качели уже привели к росту мистических настроений в армейской среде. Подразделениям начали присваивать имена святых; военные все чаще стали шерить иконы и молитвы в Telegram-каналах; а провоенные священники набирают все бо́льшую популярность в войсках».

Самым популярным священником в войсках является, по словам Солдатова, Андрей Ткачев — 53-летний клирик, сейчас проживающий в Москве. Духовник молодежного отдела Московской городской епархии и популярный телеведущий. Широкой публике этот человек известен своим призывом молиться, когда заряжали реактивную систему «Град», и одобрением обстрела гражданской инфраструктуры Украины.

Что касается присвоения имен святых воинским частям, этот проект активно продвигает «Комсомольская правда». «В одном из боев спецназовец с позывным „Невский“ погиб. Он был похож на легендарного князя-воина. Зачислить „Невского“ навеки в списки части было невозможно технически-бюрократически. И тогда в память о нем батальон назвали именем святого Александра Невского», — пишет пропагандист Дмитрий Стешин.

В том же тексте он упоминает батальон, названный в честь неканонизированного Евгения Родионова — участника Чеченской войны, погибшего в плену. Многие православные, особенно военные и члены Изборского клуба, называют его новомучеником и почитают как святого. Очень характерен заголовок материала Стешина: «Назвали наш батальон в честь святых — и тяжелых потерь больше нет». В общем, присвоение имени святого покровителя воспринимается как магический акт.

В ВС РФ уже есть Ростовский святого Георгия мотострелковый батальон и батальон имени святого Ильи Муромца. В оккупированной части Запорожской области сформировали батальон апостола Андрея Первозванного. А Захар Прилепин набирает в Нижнем Новгороде мотострелковый батальон «Серафим Саровский».

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

В отличие от Ильи Муромца и Александра Невского, Серафим Саровский не очень боевой святой. Гостей своей кельи, по легенде, он приветствовал словами «радость моя». А когда на него однажды напали разбойники, позволил им избить себя и проломить голову обухом топора без малейшего сопротивления. Вряд ли именно такого поведения ждут от боевой части. Но, похоже, от святого в названии хотят не морального примера, а банального чуда.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

От святого в названии войсковых частей хотят не морального примера, а банального чуда

Чудеса военного времени

Чудеса множатся, особенно в российской прессе. «Царьград» рапортует о чудесно спасенном воюющем сыне новосибирского священника: «На одном из заданий он был замечен вражеским дроном, который сбросил на него три гранаты. Ни одна из них не взорвалась. На связи с родителями он поблагодарил отца за молитвы».

На другом православном сайте чудеса военного времени стали постоянной рубрикой. Там можно прочесть, например, как «икона Богородицы, стоящая в окопе, защитила бойцов. Рядом разорвался снаряд, и осколки полетели не в них, а вправо и влево от них».

«Аргументы и факты» рассказывают о мобилизованном из Самары, которого спас от осколков шеврон с изображением Богородицы. Не в том смысле, что осколки не пробили шеврон, а в том, что именно божественная сила отвела от солдата поражающие элементы.

Еще больше историй чудесного спасения сейчас можно найти в российских соцсетях. Вот очередная хорошо знакомая антропологам по прошлым войнам легенда, которую на этот раз пересказывают как случай при штурме Рубежного:

«Наши бойцы застряли у небольшой возвышенности с полуразрушенным домом, откуда работал вражеский пулеметчик. Этот пулемет никак не давал возможности сделать решительный бросок. И тут одного бойца сзади окликнул юноша и показал тропку, по которой можно было подняться к дому в обход. Боец сразу обратился к командиру, показал направление, а когда обернулся, юноши уже не было. Высотку взяли, обойдя пулеметную точку так, как показал юноша. Потом, уже в другом квартале города, эти же бойцы зашли в разрушенную церковь, освященную в честь Георгия Победоносца. В этих руинах, без крыши, с остатками стен, с кирпичной крошкой и пылью под ногами, трудно было опознать церковь. Но на остатках алтарной преграды сохранились две иконы. Одна из них, простреленная очередью из автомата уходящими солдатами ВСУ, была иконой Архистратига Михаила, глядя на которую наш боец узнал того самого юношу, показавшего ему путь в обход пулеметных очередей».

По словам Александры Архиповой, этот сюжет впервые попал в научный обиход в 1915 году. И с тех пор раз за разом воспроизводился в разных войнах. Отличие нынешней ситуации в том, что подобные рассказы не остаются окопными байками. Их охотно распространяют крупные государственные и окологосударственные СМИ. И Архипова подозревает, что все это делается не без умысла:

«Это может быть частью большого государственного нарратива. Попытки показать, что эта война идет не за территории, не за сухопутный коридор в Крым, а что у нас война священная, божественная. И Бог в ней — на стороне России. В это же укладываются и слова священников, которые ездят на передовую и рассказывают, что эта война — испытание для русского народа».

На днях еще один популярный военный священник, Святослав Чурканов (даже на своем аватаре он в защитной форме и каске), поведал о мистическом событии в военном госпитале Вишневского, где лежат многие раненые этой войны. Вот что пишет Чурканов в своем Telegram-канале:

«За жизнь одного такого молодого парня месяц назад врачи боролись очень долго, но чуда в этот раз не получилось. Он умер на операционном столе. В момент его смерти на всех стеклянных дверях, ведущих с первого до шестого этажа до комнаты реанимации, отпечаталась Богоматерь».

В качестве доказательства — видео из больничного коридора с полукруглыми потеками конденсата на дверях. При правильном мистическом настрое в них действительно можно разглядеть голову Богоматери или какой-нибудь другой святой в платке. И именно в такой настрой сейчас хотят ввести россиян.

Бурятский халат.

В мифологических представлениях монгольских народов — одна из душ человека, с которой связана его жизненная и духовная сила.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari