Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.44
  • EUR99.73
  • OIL90.05
Поддержите нас English
  • 5685
Общество

Трудный простой. Как выживают рабочие после ухода из России западных производителей

Пока часть заводов остановилась из-за санкций, профсоюзная борьба в России приобрела странный характер: работники бьются за право числиться на предприятиях и получать от владельцев две трети прежней зарплаты и называют выплаты пенсией. А собственники делают все, чтобы пристроить простаивающих сотрудников. Столяров отправляют производить ДСП, автосборщиков — работать в автосервисы. Власти надеются найти покупателей для заводов, покинутых западными собственниками, но это оказалось не такой простой задачей.

Содержание
  • Крючки вместо автомобилей

  • «Понятно, что заводы продадут, вопрос — с работниками или нет»

  • Никто не хотел покупать

  • Где с простоем удалось покончить

  • «Жить можно, но плохо»: как устроились бывшие сотрудники заводов

Крючки вместо автомобилей

Новость о том, что на бывшем заводе Ford во Всеволожске запустили деревообрабатывающее производство, быстро набрала популярность в соцсетях, но на поверку оказалась явным преувеличением. Сам по себе автозавод был закрыт еще в 2019 году, задолго до войны. И к 2022 году там не оставалось ни оборудования, ни трудового коллектива. По словам бывшего работника предприятия, всех работников уволили, выдав по 12 окладов. Все, что было, разобрали, а на этой пустой площадке зимой 2023 года запустили новое производство.

Нечто похожее недавно произошло на заводе Volkswagen в Калуге. Там в одном из цехов установили два станка для производства веревок с крючками для выращивания огурцов и помидоров. Дело в том, что новым собственникам предприятия принадлежит в том числе и тепличное хозяйство в Калужской области, объясняет активист заводского профсоюза «Единство»:

«Рабочим предлагали переучиться на это оборудование и получать вместо двух третей заработка полную зарплату. Так трудоустроили 20 человек. Правда, полтора месяца спустя решили, что это нерентабельно, и свернули проект».
Завод Volkswagen в Калуге
Завод Volkswagen в Калуге

С марта 2022 года калужский завод Volkswagen находится в простое. Сотрудники не работают и получают за это положенные по закону 2/3 прежней зарплаты. А 19 мая 2023-го предприятие выкупило ООО «Арт-Финанс». По данным базы СПАРК, эта компания на 100% принадлежит президенту группы «Авилон» Андрею Павловичу. Москвичам «Авилон» больше всего известен как сеть автосалонов и автосервисов. Поэтому вторая инициатива новых собственников, которая даже попала в СМИ, касалась именно этого бизнеса. Из заводских рабочих сформировали бригады для работы в Москве в сервисах «Авилона». По словам активиста профсоюза, были набраны команды по четыре человека, которых возили за 180 км в короткие командировки:

«Они ездят туда на четыре дня в вахтенном режиме, живут в хостеле „Авилона“. Получают свою обычную зарплату плюс командировочные, которые у нас еще со времен Volkswagen чуть выше, чем положено по закону. Компании это выгодно — они не платят за простой, и сотрудник им обходится дешевле, чем если бы наняли москвича. Всего по разным такого рода программам хотят трудоустроить до 100 человек. Притом что в простой отправлены около 3,5 тысяч».

В какой-то момент еще 100 сотрудников вывели из простоя на месяц и посадили оцифровывать технологическую документацию. А самая свежая идея новых хозяев завода — задействовать заводской таможенный пункт для экспорта древесины. Все эти мероприятия порождают среди сотрудников большие сомнения в том, что там вообще когда-нибудь снова будут выпускать машины. «Зачем нам только обещали», — жалуются они в интернете.

«Понятно, что заводы продадут, вопрос — с работниками или нет»

Пока правительство раз за разом отчитывается о рекордно низкой безработице, показатели скрытой безработицы бьют все рекорды. В январе ее уровень посчитали аналитики компании Finexpertiza. И она составила почти 13% от работоспособного населения — в 3,3 раза больше безработицы официальной. Такие данные приводит The Moscow Times со ссылкой на Financial Times. К октябрю 2022 года 1,12 млн сотрудников работали неполный рабочий день, 240 тысяч находились в простое, а 3,3 млн — в отпуске без сохранения зарплаты. По данным Росстата, рекордсменами по скрытой безработице стал как раз автопром, следом идет лесная промышленность. Но более свежих данных пока нет.

Пока правительство отчитывается о рекордно низкой безработице, показатели скрытой безработицы бьют все рекорды

После закрытия западных компаний в простое оказались порядка 200 тысяч сотрудников, которым продолжали платить две трети заработка. Естественно, их пытались как-то уволить. «Икеа», например, предлагала выходные пособия в размере 7–10 окладов. Но работники делали все, чтобы остаться на неработающих производствах, рассказывает профсоюзный активист с фабрик «Икеи»:

«Понятно было, что заводы продадут, и вопрос стоял в том: с работниками или без. В июне 2022 года нам сказали, что сохранят половину работников. Мы начали с того, что запустили челлендж: мы остаемся. И подписали петицию».

Казалось бы, если предприятие и так не работает, то никакой забастовкой работодателей не напугаешь. Поэтому профсоюз угрожал шведским собственникам не стачкой, а тем, что затянет продажу компании, объясняет активист:

«Они хотели по-быстрому — раз и уйти. Но мы понимали, что, если затормозить процесс, это грозит компании издержками. В „Икее“ не было коллективного договора, и мы заявили, что выйдем на коллективные переговоры по статье 37 Трудового кодекса и это затянется минимум на три месяца. В итоге в декабре компания пошла на уступки. Договорились, что они включат в договор о продаже пункт о гарантиях для сотрудников, что люди проработают еще минимум 12 месяцев. А также о 3% индексации зарплат».

С западными собственниками неработающих производств торговаться было сравнительно легко, подтверждает профсоюзный активист Volkswagen:

«Пока завод принадлежал иностранцам, руководство оценивало риски и понимало, как его действия могут сказаться на имидже материнской компании. Поэтому перед продажей завода „Единство“ смогло заключить довольно выгодный коллективный договор, который при продаже переходит в наследство новому собственнику. В нем прописан и процесс увольнения сотрудников по соглашению сторон. Например, человек, проработавший 10 лет и больше должен получить при этом 10 окладов, 5–9 лет — 9 окладов, до 5 лет — 8 окладов».
Завод «ПСМА Рус» в Калуге
Завод «ПСМА Рус» в Калуге

Другим рабочим так называемого Калужского автокластера повезло меньше. Больших сборочных завода там было три. Помимо Volkswagen, работал «ПСМА Рус» (название — аббревиатура из трех марок, автомобили которых там собирали до войны: Peugeot, Citroen и Mitsubishi). А также предприятие по сборке грузовиков Volvo. Эти два производства за последние 15 месяцев попадали в СМИ гораздо реже. Но не потому, что там не было простоя и сокращений, а из-за отсутствия активного профсоюза, объясняет активист профсоюза Volkswagen:

«Собственники продавливали людей увольняться по соглашению сторон за три, за шесть окладов. Volvo сократило большое количество людей еще в прошлом году. На „ПСМА Рус“ запустили программу добровольного расторжения трудовых договоров за 6 окладов. Многие ушли. Так они сумели сократить примерно половину рабочих. Более мелкие производители автокомпонентов ввели простой на рабочем месте. Это когда ты не работаешь, но должен находиться на заводе. Не то что мы, приходящие и подписывающие документ раз в месяц. Конечно, в таких условиях люди не могут подрабатывать и вынуждены увольняться».

В феврале 2023 года простои в Калужском автокластере оценивали в 8 тысяч человек.

Никто не хотел покупать

Некоторые сотрудники Volkswagen так и не переставали работать. Например, команда техников, призванная поддерживать предприятие в работоспособном состоянии. «Авилон» купил завод с прицелом на то, чтобы все-таки запустить его заново. Осталось найти какого-нибудь партнера-автопроизводителя, который за это возьмется. Сначала шли переговоры с китайской Chery.

Губернатор Калужской области Владислав Шапша в апреле даже публиковал фото со встречи с руководителями этой компании на Шанхайском автосалоне. Все складывалось. И, по словам профсоюзного активиста Volkswagen по предприятиям автокластера, занимающимся стеклами и автопластиком, объявили о скором выходе из простоя: «Им так и сказали: готовьтесь, будем делать запчасти под Chery. А потом что-то не сложилось».

Встреча российской делегации с представителями Chery на Международном автосалоне в Шанхае. Владислав Шапша — второй справа
Встреча российской делегации с представителями Chery на Международном автосалоне в Шанхае. Владислав Шапша — второй справа

Развалилась ли сделка окончательно и если да, то почему, — доподлинно неизвестно. Мелькала информация, что стороны не договорились о том, кто оплатит переоборудование лакокрасочного цеха. В любом случае, никакой подготовки к новому запуску завода пока не ведется.

Зато сотрудникам решили снизить выплаты. Если первый год они получали две трети всего своего заработка, то новые хозяева решили платить две трети от оклада. Разница зависит от должности, но это существенная потеря в деньгах. Средний заработок на предприятии составлял 70 тысяч, а оклад — чуть больше 50. Собственники аргументируют это тем, что простой якобы происходит по независящим от них причинам.

На «ПСМА Рус» то же самое проделали еще в январе. На заводе провели собрание с гендиректором и сказали, что будут платить в простое не две трети от среднего дохода, а две трети от оклада. Сотрудники резко потеряли по 10–15 тысяч рублей в месяц.

Профсоюз Volkswagen пока что сумел отсрочить новые условия, 1 июля состоялась встреча членов профсоюзов и новых собственников, и на один месяц продлили старый порядок оплаты, рассказывает активист:

«Сейчас у нас не осталось никаких серьезных рычагов воздействия. Мы можем только создавать информационный шум, публиковаться в СМИ и Telegram-каналах».

Теперь место международных корпораций, которые не хотят обвинений в плохом отношении к рабочим, заняли российские чиновники, которых наказывают за социальную напряженность в регионах.

Например, в начале июля один из рабочих с бывшей фабрики «Икеа» в Тихвине Ленинградской области обратился на прямую линию губернатора Александра Дрозденко. И тот пообещал помочь сотрудникам найти подработку на время простоя.

Наследие «Икеи» тоже продавали долго и мучительно. Компания вела переговоры с разными покупателями с осени, рассказывает активист профсоюза:

«Они устраивали смотрины за закрытыми дверями. А мы пытались выяснить хоть что-нибудь по номерам машин. В итоге к марту Тихвин и фабрику в Красной Поляне Кировской области купила компания „Лузалес“ из Коми, а сдвоенную фабрику в Новгороде Великом — петербуржский Slotex. В общении с сотрудниками он играет роль хорошего следователя, а „Лузалес“ — плохого. Знающие люди нас сразу предупредили: на производствах „Лузалеса“ не бывает независимых профсоюзов».

Обе компании специализируются на деревообработке, делают клееные конструкции, иногда столешницы, но никак не мебель. Поэтому производство перезапустили лишь частично. В Новгороде и Тихвине мебельная часть осталась в простое, объясняет активист профсоюза:

«Но работает новгородская фабрика по производству в ДСП и небольшое лесопильное производство в Тихвине. Смены тасуют, как хотят. Человека, который занимался изготовлением мебели, могут отправить работать на лесопилку. Функционирует только самая маленькая из трех мебельных фабрик в Красной Поляне».
Человека, который занимался изготовлением мебели, могут отправить работать на лесопилку

Где с простоем удалось покончить

Тем временем многие российские предприятия из вынужденного простоя уже вышли. Первыми это сделали металлурги. Санкции ударили по их экспорту, и в прошлом августе вышел доклад Центра стратегических разработок, пророчивший большие проблемы металлургическим моногородам.

Сначала проблемы действительно начались: скажем, Каменск-Уральский металлургический завод начал отправлять сотрудников в простой. Но потом получил оборонный заказ и стал, наоборот, активно набирать новых рабочих.

Преодолели простои и в авиации. Прошлым летом «Аэрофлот» сокращал техников по обслуживанию самолетов. Некоторым взамен предлагали даже устроиться санитарами и убирать больницы за 7 тысяч рублей в месяц. В августе 2022 года в вынужденном простое находились 15 тысяч авиадиспетчеров — около половины всех работников этой отрасли, рассказывают в Федеральном профсоюзе авиационных диспетчеров России:

«С апреля простой прекращен. Это произошло за счет трех факторов. Были сокращены 11% сотрудников, авиакомпаниям подняли плату за обслуживание (на 40% для отечественных и на 60% для иностранных) и были получены субсидии от государства: более 17 млрд рублей в 2022 году и 5 млрд в 2023-м».

Сейчас вся профсоюзная борьба сосредоточена на индексации зарплат. По коллективному договору с ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» она должна соответствовать уровню инфляции. Но за время войны зарплаты авиадиспетчерам проиндексировали зарплату только дважды, каждый раз — на 0,5%. Профсоюз судится с корпорацией, но проиграл уже два суда.

«Жить можно, но плохо»: как устроились бывшие сотрудники заводов

Между собой сотрудники называют выплаты за простой пенсией. Средний работник Калужского автокластера теперь получает 45 тысяч рублей на руки. Работник фабрики «Икеа» — 30 тысяч. Жить на эти деньги можно, но плохо. Тем более что у рабочих семьи и ипотеки.

Профсоюз «Икеи» недавно провел опрос сотрудников. Только 20% из них сказали, что не работают вообще. Еще 35% так или иначе задействованы на основной работе, 27% уволились или готовятся к увольнению. А 19% нашли подработку на время простоя вне предприятия.

В Великом Новгороде это сделать проще, в Тихвине сложнее — там помимо «Икеи» был только один крупный работодатель, вагонный завод, который много месяцев тоже провел в простое. Совсем уж безвыходная ситуация в Красной Поляне. Это крошечный поселок городского типа, и никаких других производств в нем просто нет. Так что людям остается работать вахтовым методом, объясняет представитель профсоюза. До Казани оттуда 180 км по трассе, и рабочие перебираются туда.

В профсоюзе «Единство» тоже ведут внутреннюю статистику:

«Многие люди за эти 12 месяцев не работали вообще. Но примерно половина членов профсоюза где-то уже устроилась на постоянной основе. Кто-то подрабатывает в автосервисах или в такси, другие оформили совместительство на оборонных предприятиях на 4 часа в день. Там сейчас много заказов, переработки, и можно зарабатывать по 80–100 тысяч в месяц. Сложилась парадоксальная ситуация: вроде завод стоит и никаких радужных перспектив нет, но и ничего страшного не происходит».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari