Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.04
  • EUR86.86
  • OIL87.94
English
  • 11025
Общество

«Я никогда так не бегала раньше». Почему мужчины в России при знакомстве с девушками не понимают слова «нет»

The Insider

25 ноября отмечается Международный день борьбы с насилием в отношении женщин. The Insider ранее неоднократно писал о проблемах сексуального и семейного насилия, а в этот раз мы поговорили с экспертами и пострадавшими о том, как и почему мужчины в России так навязчиво знакомятся и игнорируют слово «нет».

«Практически каждая женщина в России сталкивалась с тем, что мужчины не воспринимают отказ как отказ, — объясняет The Insider Алена Попова, занимающаяся защитой прав женщин. — Это происходит потому, что им с детства внушается мысль — таким образом девушка кокетничает. Все упирается в вопрос культуры согласия, что это такое и как оно должно быть выражено».

Статистика подтверждает ее слова. По данным опроса проекта «Мы считаем», даже если девушка отвечает на домогательства активным сопротивлением, применяет силу и пытается ударить, четверть мужчин воспринимают это как флирт. И почти половина респондентов не считают отказом прозвучавшее от женщины «нет». Четверть опрошенных считает, что класть руки на талию и ниже — это допустимый вид флирта. Также почти половина опрошенных мужчин (44%) заявили, что даже прикосновения под одеждой могут не быть домогательством.

Опрошенные The Insider женщины и девушки подтверждают, что даже четко и ясно сказанное «нет» имеет слабое воздействие на российских мужчин. Вот несколько примеров.

Екатерина

Мне было лет 16–17, мы не очень хорошо расстались с молодым человеком, но продолжали общаться в одной компании, я привыкла и думала, что он тоже меня забыл. Была вечеринка у него, отмечали чей-то день рождения. Я договорилась с родителями, что останусь ночевать. Когда пришло время спать, меня хотели уложить с бывшим. Я сказала, что не лягу там, попросила поменяться со мной местами, никто не хотел. Я сказала, что тогда я уйду, но меня не отпустили: «Мы не позволим тебе идти ночью». Он уговорил: «Я не буду тебя трогать, просто ложись». Я легла в одежде — колготки, джинсовая юбка до колена, теплый свитер. Он все равно начал ко мне приставать. Я сказала, что мне нужно в туалет, он меня отпустил. Я взяла в прихожей вещи и выбежала на улицу, транспорт уже не ходил, я пошла домой пешком. Вдруг рядом остановилась машина, меня предложили подвезти, я отказалась. Тогда два парня вышли из машины и сказали: «Тогда мы тебя проводим, не надо ночью ходить одной». Машина уехала. Они пошли рядом со мной, я напряглась, но делала вид, что все в порядке. Потом один перешел так, что они оказались по обе стороны от меня. Я решила идти к круглосуточному магазину, там по крайней мере люди. Сказала, что мне нужно поворачивать направо, мы подошли на парковку и туда же вырулила их машина. Один из них схватил меня за локоть, второй за плеер, который висел на шее. Я вырвалась, плеер оборвался, я забежала в магазин.

Там были высокие стеллажи и дверь для сотрудников, я дернула ее, она открылась, я забежала и закрыла на щеколду. Девушка-продавец закричала, чтобы я вышла, я сказала, что за мной гонятся какие-то парни, что они вырвали у меня плеер. В этот момент они зашли. Она спросила меня, они ли это, я посмотрела сквозь витрину и кивнула. Она велела им отдать плеер ей и сказала, что если они не уйдут — она нажмет тревожную кнопку. Они отдали и ушли. Не знаю, была ли у нее тревожная кнопка, но они поверили. Я просидела за прилавком минут 15–20, она выглядывала на улицу, они ждали. Я звонила друзьям, но никто не брал трубку. Потом она сказала, что они ушли. Я подумала, что они близко и достала из рюкзака перочинный ножик — понятия не имею, зачем я его с собой носила, просто понтовалась, наверное. Когда за мной хлопнула дверь, они вышли из-за угла. Я побежала. Никогда в жизни так не бегала. Я пробежала дворами, кустами, спустилась к берегу пруда, чтобы меня не было видно с дороги, через темные улицы, где можно было затаиться в канаве, если увидишь свет фар. Я бежала до самого дома и зашла в дом, когда мама собиралась на работу, — растрепанная, запыхавшаяся, с ножом в руке. Мама спросила: что случилось? Я сказала, что все в порядке, и пошла спать.

Примерно в то же время была история в электричке. Мы ехали с мамой в другой город, ехать было часа четыре. Я читала книгу и заметила, что на меня смотрит и улыбается парень, симпатичный, лет 20–21. Жестом позвал курить, я вышла с ним в тамбур. Он сказал, что я ему понравилась, он мне тоже понравился и был вроде милым. Он сказал, что ему 23, я сказала, что несовершеннолетняя. Он попросил мой номер, сказал, что мы можем пока просто общаться. Я была юна и глупа, поверила. Продиктовала номер и пошла к маме. Через две минуты мне пришло смс, где он очень мерзко описывал, как будет заниматься со мной сексом. Когда я в следующий раз пошла курить, он вышел за мной и подошел очень близко. Я ударила его под ребра, как меня учил папа, и сказала, что подам на него за растление. Он загнулся, я вернулась в вагон. Потом мне пришло сообщение, что я психованная и неправильно его поняла.

В том же возрасте я попросила отца научить меня пользоваться перочинным ножом и попавшимися под руку тяжелыми тупыми предметами. Потом было много еще трешовых историй, но они меня уже не задевали и не травмировали, я была уверена, что отобьюсь. Сейчас я понимаю, что была очень самоуверенна. Если я иду по темной или пустой улице, я всегда звоню кому-нибудь поболтать, думаю, что так ко мне не подойдут, а в крайнем случае человек, с которым я болтаю, будет знать, где я нахожусь и сможет оперативно вызвать полицию.

Александра

У меня наберется с десяток таких историй. Например, был случай, когда я жила в Петергофе, а на работу ездила в Питер, ко мне в маршрутке подсел парень и стал делать вид, что читает вместе со мной, постоянно спрашивал, почему я не отвечаю, настойчиво спрашивал, как меня зовут и т. д. Когда я попросила его оставить меня в покое, он лишь посмеялся. Я уже было облегченно вздохнула, когда мы доехали до метро, но он заявил, что не отстанет, пока я с ним не познакомлюсь. Я включила музыку в наушниках и зашла в вагон. Но в метро он не прекращал со мной говорить и выдернул за провод наушник, чтобы я его слушала, но это уже заметил какой-то мужчина, спросил меня, все ли в порядке, я сказала, что нет. Между ними завязалась перепалка, под которую я тихо сбежала на своей станции. Но на эскалаторе он меня догнал и сказал, что теперь точно не уйдет без моего номера телефона. Не помогло даже когда я сказала, что у меня есть парень — он заявил, что я все выдумала. К счастью, по дороге был пост полиции, которой я ему пригрозила, и это вдруг подействовало. Он замялся и сказал что-то по поводу того, что я могла бы и не быть такой грубой.

Кристина

Это было в Москве месяц назад. Мы сидели с подругой в «Харатс» на «Новослободской», пили пиво. Зашли двое мужчин, сели за соседний столик, сразу начали что-то пытаться в наш адрес выкинуть, какие то вопросы в стиле, «что пьёте» и так далее. Мы игнорировали, и внезапно один из них второму говорит: «да они суки». Потом я пошла к бару и, когда вернулась, один уже сидел на моем месте и просто злобно пилил глазами мою подругу. Я подошла, сказала, что это мое место, на что получила ответ «ну и что». Я сказала: «встал и свалил», он ответил: «повтори». Я повторила, он встал и начал меня душить. К счастью, быстро подбежали бармены, оттащили его и вызвали Росгвардию. Но Росгвардия даже не взяла с них никаких письменных объяснений или данных, а я в шоке пошла домой.


Что говорят психологи

По словам психолога проекта «Насилию.нет» Елены Голяковской:

«Корни такого неприятия слова «нет» в патриархате, когда мужчины являются хозяевами мира, а значит и хозяевами женщин. Не просто своей жены, что тоже дико, но и всех женщин, которых он видит. Корни в тех временах, когда все ресурсы были в руках мужчин, а женщина физически не могла выжить без мужской заботы. Сначала ее обеспечивал отец, затем муж. Если она вдруг пережила мужа, то обеспечивать должен был сын.
Почему-то многие мужчины считают, что это до сих пор так. Что если он с какими-то мифическими ресурсами обратил внимание на женщину, то она должна быть рада и, если вдруг ей приходит в голову отказать, то она должна сделать это максимально мягко, чтобы его не обидеть. Говорят, что самый большой шанс остаться при отказе от знакомства целой и невредимой, — это сказать, что есть муж. То есть как будто я уже чья-та вещь и меня трогать нельзя. И это отвратительно.
Эта проблема может решаться только на уровне образования. К сожалению, очень часто эту проблему не решает даже семейное воспитание, потому что подростком человек выходит в социум окончательно, и что там ему говорят мама с папой — ему глубоко все равно, ему важно одобрение ровесников. Подобрать такую школу, такие кружки, такой двор, где мальчик будет общаться с людьми нормальных прогрессивных взглядов, — не просто сложно, но практически невозможно».

Что говорят юристы

Закон никак не защищает человека от настойчивых приставаний, если они не перерастают в физическое насилие или порчу имущества. По словам юриста «Насилию.нет» Марии Замолоцких, с точки зрения законодательства понятия сталкинг как такового не существует, а значит четкого алгоритма действий для жертвы нет:

«На практике сталкинг может осуществляться в форме преследования, например, когда какой-то человек преследует другого человека на улице или поджидает около дома, или неоднократно звонит. Если человек просто идет рядом, ответственности не предусмотрено, но если, например, один человек другого оскорбляет на улице, распространяет какие-то сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию и сведения, не соответствующие действительности, то при наличии доказательств можно попытаться привлечь его к ответственности.
С ситуациями на улице сложнее: например, если вас кто-то преследует, и вы понимаете, что есть угроза, можно привлечь к себе внимание, позвать на помощь, уйти в безопасное место, чтобы вызвать наряд полиции. Если же пристающий проявляет явную агрессию, например, пытается причинить телесные повреждения — хватает за руки, рвет одежду, повреждает имущество, то его действия можно характеризовать либо как побои, хулиганство, либо как уголовно наказуемое деяние, если причинен легкий вред здоровью. Например, один человек другого толкнул на улице, тот упал, ударился головой и получил сотрясение мозга.
Каким образом все предотвратить? Нужно привлекать внимание. Если есть свидетели, необходимо собрать данные — ФИО, адрес и телефон, чтобы потом использовать их показания в полиции и в суде. Если же был причинен вред здоровью, то надо вызывать полицию и скорую помощь, если нет возможности пройти в травмпункт. Если такая возможность есть, то надо зафиксировать повреждения. Тогда будет доказательная база и основания для привлечения к ответственности.
Бывают случаи, когда сталкинг проявляется в форме причинения вреда имуществу: например, вам поцарапали машину или дверь в квартиру. В этой ситуации важно фиксировать факт того, что конкретное лицо это совершило, запросить записи видеокамер, опросить свидетелей. Тогда можно доказать факт того, что конкретный человек причинил повреждения. Если замки вскрывают прямо сейчас, нужно вызывать наряд полиции».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari