Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.82
  • EUR89.66
  • OIL41.94
Новости

«Возможность внешнеполитического маневра у Лукашенко очень сузилась, но он может удержать власть» — Александр Гущин

США и ЕС введут санкции против Александра Лукашенко и его соратников, если не будут проведены пересчет голосов или повторные президентские выборы, заявил американский сенатор от Демократической партии Боб Менендес. Он назвал происходящее в республике «яростной атакой на демократические ценности». О том, что Евросоюзу следует обсудить возможность введения санкций для Белоруссии из-за репрессий в отношении оппозиции, также заявил президент Литвы Гитанас Науседа, а госсекретарь США Майк Помпео призвал к проведению новых президентских выборов в присутствии международных наблюдателей.

Старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований РГГУ Александр Гущин рассказал The Insider, что возможность внешнеполитического маневра у Лукашенко существенно сузилась, но он по-прежнему может удержать власть в стране.

Я не исключаю, что по каким-то программам сотрудничества может произойти определенная заморозка, а Польша и Литва будут угрожать санкциями. Я не исключаю, что будут и внутри страны аккуратные изменения кадрового и структурного характера, связанные с взаимодействием различных групп внутри власти, которые определяли в том числе и политику на Европейском направлении.

Главный вывод в том, что у Лукашенко возможность внешнеполитического маневра существенно сужена. Запад негативно воспринимает то, что там сейчас происходит. Также негативно это воспринимает значительная часть бизнес-элиты и СМИ в России, даже при том, что есть официальная поддержка со стороны Путина. Единственное, Лукашенко обрел в эти дни определённую поддержку от КНР, но при всей важности партнёрства с Китаем, от географии не убежишь.

Внешнеполитическое положение Лукашенко довольно сложное. Свобода маневра для проведения так называемой многовекторной политики достаточно серьезно сократилась.

Россия поставила вопрос о возможности дальнейшей интеграции. Наши позиции по экономике, военно-политическому сотрудничеству твердо сформированы — либо это интеграция, либо стагнация, но уже без субсидирования. Внутри белорусского общества есть раскол. Мы видели много людей, но это не те толпы, которые были в Румынии в 1989 году. Почему силовикам пока удается подавить эти протесты? Во-первых, потому что силовики организованы грамотно и действовали очень жестко, но с точки зрения эффективности разгона грамотно.

Протест расширился социально — затронул не только городской средний класс, но и другие электоральные слои, которые раньше поддерживали Лукашенко. Он и географически расширился, но он ещё недостаточно велик, чтобы режим потерпел одномоментное поражение. Значительная часть белорусского общества поддерживает президента. Может быть это не 80%, как написано, но половина у него, вероятно, есть. Не все люди прямо за него, некоторые боятся майдана, боятся того, что придут к власти люди, которые не имеют опыта управления, не доверяют оппозиции, понимают слабости этих людей. С его уходом возникнет десуверенизация, и многих людей это тоже пугает.

Если бы людям не было что терять, и у них было бы полное желание выйти и свергнуть власть, тогда бы никто не думал об увольнениях. Просто вся страна вышла и убрала бы. О чем это говорит? Людям есть что терять. Социальная система построена при поддержке России, но она все равно работала в отношении людей, служащих на госпредприятиях и в крупных трудовых коллективах. Что бы мы не говорили, но среди постсоветских стран-соседей, таких как Украина и Молдова, Беларусь потеряла меньше в отношении ВВП и жизненного уровня, чем другие. Другое дело, что социальная система стала ухудшаться, экономика стагнирует, люди уезжают на заработки в Россию и в Польшу.

Это проблема социальной системы мне близка, но она тоже нуждается в модернизации. Этот кризис показал, что политическая система и её персонификация архаичны, и уже не соответствует новому среднему классу, частному сектору. Политическая система с реформами опоздала и вот результат.

Повторения украинского Майдана в Беларуси не будет. Во-первых, нет сильного поддерживающего фактора, как тогда в Киеве, когда помощь Запада была консолидирована. Во-вторых, в Украине работала олигархия. Это же был не только выход «за Свободу», существовал целый слой олигархата, недовольного Януковичем, и его попытками монополизировать экономическую систему под себя и свою семью. Здесь ситуация другая — власть более консолидированная, силовики показали, что они консолидированы. Крупного олигархата в стране нет. Среди оппозиции каких-то крупных субъектных сегментов после ареста Бабарико и отъезда Цепкало мы не заметили. Мы видим, что один человек уехал, другая уехала, третьи сидят.

Пока переворот невозможен, но время работает не на власть в нынешнем виде. И если не будет осуществляться политический транзит, если не будет налажен диалог с той частью общества, которая выступает против, то Лукашенко не сможет править. Разговоры о том, что кто-то «майданутый» — это хорошо в тактическом плане, но не стратегически - нужно видеть этих людей, которые реально хотят другого. Предстоит интегрировать часть их в политическую систему, сохранив стабильность и баланс между частным и государственным секторами, суверенитет и интеграцию, а также развивать отношения с Россией и КНР. Усиление влияния Китая в Беларуси Западу тоже крайне неприятно, прежде всего американцам. Беларусь для Китая — это форпост в Европу, торгово-логистический пункт. Не говоря уже о том, что Беларусь в Китае сильно закредитована.

Чтобы решить эти вопросы, нужны диалоговые инициативы, изменение вектора работы с молодежью. При этом мне кажется, что на данном этапе власть пойдет на усиление государственного сектора и укрепление позиций силовиков. Пока кадровые решение показывают, что идет усиление далеко не либерального крыла.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari