Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.87
  • EUR99.45
  • OIL82.15
Поддержите нас English
  • 1145
Новости

«Происхождение бриллианта не определит даже оценщик, а огранка в Индии скроет следы. Российские алмазы уже проходят через Дубай», — эксперт

ЕС включил в 12-й пакет санкций запрет на прямой или косвенный импорт, покупку или передачу непромышленных природных алмазов, искусственных алмазов и ювелирных изделий с бриллиантами из России. Прямой импорт необработанных алмазов и так практически не осуществлялся, а с 1 января 2024 года должен вовсе прекратиться.

При этом главный запрет этих санкций нацелен на импорт алмазов российского производства, обработанных (ограненных и/или отполированных) в третьих странах. Он начнет действовать в два этапа, с 1 марта и с 1 сентября 2024 года. Но отследить исполнение этих мер ЕС будет сложно: даже сертифицированные оценщики не всегда могут определить происхождение бриллианта, заявили геммологи в беседе с The Insider. В случае если российские алмазы признают «кровавыми» в рамках Кимберлийского процесса, к чему ранее призывали США, Украина, Австралия, ЕС, Великобритания и Канада, страна может использовать нелегальную схему для осуществления поставок.

Таможня не справится

Представитель российской ювелирной промышленности на правах анонимности заявил The Insider, что по анализу вкраплений можно лишь предположить географическое происхождение бриллианта, однако определить его со стопроцентной точностью невозможно. С мелкими камнями это сделать еще сложнее, точного анализа для установления их происхождения нет.

Сейчас для определения происхождения бриллианта используется сертификация: после огранки изделию присваивается специальный сертификат, однако в нем нет никаких данных о химическом и физическом анализе.

О том, что на таможне отличить российский бриллиант от нероссийского будет практически невозможно, заявлял глава крупнейшей алмазодобывающей компании De Beers Эл Кук в интервью The Financial Times.

«Точная система отслеживания камней не уточняется. Среднестатистический таможенный агент при всем желании не сможет, взглянув на один бриллиант и другой, сказать: „Это российский“», — отметил Кук.

Эксперт по инвестициям в бриллианты Максим Шатилов рассказал The Insider, что сам он, будучи сертифицированным оценщиком Высшего совета по бриллиантам Антверпена, также не сможет по ограненному камню, то есть бриллианту, определить его происхождение. Таможенники тем более не смогут справиться с этой задачей и отследить исполнение санкций ЕС.

«Определить происхождение не сможет никто, никакие эксперты. Происхождение бриллианта в кольце определяют только актеры в плохих кино. Для технического решения этой задачи следует заказать ученым разработки, получить новую технологию и опытный образец, организовать производство промышленной партии приборов, обучить специалистов и оснастить технологией все центры, через которые проходят алмазы и бриллианты, биржи, гранильные мастерские, оптовые фирмы, ювелирные и даже комиссионные магазины во всем мире».

Даже если будут работать сотни тысяч таких приборов и их будут обслуживать сотни тысяч неподкупных техников, это займет годы, не говоря о финансировании.

Схожее мнение насчет невозможности установить место добычи выразила в разговоре с The Insider основательница Dzhanelli Jewellery House, ювелир Диана Джанелли:

«Месторождение алмазов и бриллиантов не определяется. Обычно никому не нужно и не важно, где он был добыт. Это не нужно делать, глава De Beers прав.
Есть экспертизы, которые только показывают — алмаз природного происхождения или выращенный. Сейчас есть лаборатории, которые выращивают алмазы на очень высоком уровне.
У алмаза есть сертификат, но экспертизу, чтобы отследить и указать его путь, делает внутренняя лаборатория компании. Это своеобразный паспорт алмаза: камень идет в огранку, и сертификат остается уже у бриллианта. Но место добычи бриллиантов никогда не определяется».

Происхождение алмаза никогда не было чем-то ценным и важным, согласилась управляющая директор Viree Diamond Club Dubai Ксения Костина:

«Никто не различает алмазы по тому, где они были добыты. В случае с цветными камнями это важно — например, откуда рубин, сапфир, изумруд, так как место происхождения отражается на цвете камня. В случае с бриллиантами это неважно. По месторождению бриллианты на глаз невозможно отличить, это можно сделать лишь в лабораторных условиях, бельгийцы умеют это делать».

«Кровавые алмазы»

Все предыдущие санкции против тех или иных алмазодобывающих стран шли по административному пути: выдача или невыдача лицензий, справок и разрешений, схема сертификации процесса Кимберли. Это документ о том, что камни добывали и доставляли без насилия, в стране, в которой нет войны, и что средства от продажи камней не пойдут на войну.

Термин «кровавые алмазы» чаще применяют к Африке — две трети мировой добычи алмазов происходит там. Так, добытые в разные периоды в Анголе, Либерии и Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуаре и Республике Конго алмазы принято считать конфликтными, так как правительства или повстанческие движения зарабатывали на них миллиарды долларов, которые шли на ведение гражданских войн и конфликтов. ООН в 1998 признала роль «кровавых алмазов» в финансировании военных действий.

В 2003 году ООН утвердила схему для предотвращения поступления на рынок «кровавых алмазов». Однако организация Global Witness выражала сомнения в эффективности процесса.

Шатилов отмечает, что к российским алмазам пытаются применить те же правила, как и к «кровавым алмазам» из других стран, однако ради осуществления поставок страны могут использовать уже существовавшие ранее схемы.

Эксперт привел в пример ситуацию в прошлом на южноамериканском рынке: когда США стали считать венесуэльские алмазы «кровавыми», их просто перевозили в Британскую Гвиану и получали на них местные сертификаты Кимберли. Затем алмазы попадали на огранку и в продажу.

В мае этого года Госдепартамент США потребовал признания алмазов, добытых в России, «конфликтными», или «кровавыми», сообщала New York Times. Предложение было обосновано тем, что доходы от продажи таких алмазов помогают финансировать войну в Украине. Как сообщало Reuters, к требованию присоединились Украина, Евросоюз, Австралия, Великобритания и Канада.

Страны — участницы процесса Кимберли разделились при принятии решения. По данным NYT, западные страны были настроены против России, а Китай, Беларусь, Кыргызстан, Мали и ЦАР поддержали Москву. Заместитель директора Государственного геммологического центра Украины (ГГЦУ) Владимир Татаринцев (Украина является участником процесса Кимберли), в свою очередь, настаивал, что доходы от производства российских алмазов идут на пользу государству, которое ведет преднамеренную и неоправданную войну. Однако «кровавыми» российские алмазы так и не признали.

Огранили в Индии — концы в воду

Огранка алмазов происходит прежде всего в Индии, там камни развозят по сотням мастерских — от крупных до кустарных. По словам Шатилова, из-за санкций ЕС тысячи хозяев таких мастерских должны будут лишиться дохода и они на это не пойдут:

«Индия — капиталистическая, очень коррумпированная страна. Кто будет договариваться, кто и из каких фондов будет платить, проверять чиновников, учитывая, что после огранки ничего уже не доказать? Огранили — концы в воду. Деньги возьмут и будут гранить. Покупка Кимберли-сертификатов в странах Африки обеспечит правовую базу. Кроме Индии, гранильные мастерские есть во всех странах Юго-Восточной Азии, Китае и так далее, куда можно перевезти гранильщиков.
Позавчера ко мне, хотя я занимаюсь бриллиантами, а не партиями алмазов, обратился индийский предприниматель с просьбой помочь купить ему сырье. Оно им нужно».

Страны ЕС, США, Канада и Великобритания, которые откажутся от российских алмазов, — крупнейшие потребители. Однако есть еще Средний Восток, Индия и Китай, и рост благосостояния сделал их большими потребителями. Эти страны не присоединяются к санкциям; поток алмазов можно разделить, если вдруг чудом удастся не пустить якутские камни в Европу, США и Канаду, поясняет специалист.

Крупнейшие бренды, такие как Graff, Van Cleef & Arpels или Tiffany & Co., действительно не берут российские бриллианты, но количество потребляемых ими бриллиантов меньше 0,05% от общего числа бриллиантов ювелирного качества, продаваемых в мире.

Шатилов утверждает, ссылаясь на «информированный источник» в Антверпене, что часть российских алмазов и даже бриллиантов уже стала проходить через Дубай. Бриллианты смешивают с синтетическими и продают на месте, а алмазы отправляют на огранку. Даже если санкции полностью перекроют дорогу в Индию — «караванный путь через Дубай готов и уже функционирует».

Однако ювелир Диана Джанелли считает, что если компании заявляют, что их бриллианты точно не сделаны из российских алмазов, — это крайне некорректная и некрасивая манипуляция, так как зачастую бриллианты из Индии — российские.

«Неважно, откуда бриллиант. У него есть четыре характеристики, которые его определяют, а остальное уже неважно. Если мы берем другой цветной камень, то там важно месторождение, из какого он рудника и так далее. Компании, которые заявляют, что их бриллианты не сделаны из российских алмазов, ведут не очень честную игру.
Скорее всего, они очень часто пользуются российскими бриллиантами, которые покупают в Индии. Они никак не могут сказать, что эти бриллианты не российские. Очень часто крупные компании все равно там что-то закупают».

Ранее управляющая директор Viree Diamond Club Dubai Ксения Костина в беседе с The Insider также заявляла, что от санкций пострадает прежде всего Индия, так как она является одним из ключевых покупателей алмазов и крупнейшим в мире алмазообрабатывающим центром.

«Индии придется доказывать, что те бриллианты, которые они огранили, — не российского происхождения. Пока нет единого понимания того, как это происхождение будут доказывать».

По мнению специалиста, Антверпен может лоббировать свои интересы, так как именно там находятся лаборатории, которые смогут проводить геохимический анализ каждого камня и доказывать, что он добыт не в России.

Специалисты в области определения, оценки и сертификации драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней.

Утвержденная ООН в 2003 году схема для предотвращения поступления на рынок так называемых «кровавых алмазов» — добытых незаконно и идущих на финансирование закупки оружия для повстанческих группировок в Западной Африке и их союзников. Схема названа в честь города Кимберли, «алмазной столицы» ЮАР, где проходили встречи при подготовке документа. Россия активно участвует в процессе с 2000 года.

Организация Global Witness ставила под сомнение эффективность процесса, так как до сих пор нет уверенности в том, что алмазы, поступающие на рынки, не являются алмазами из зон войн и конфликтов.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari