Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD89.07
  • EUR95.15
  • OIL83.36
Поддержите нас English
  • 2434
Новости

Эксперт: Руководство брянской школы несет даже большую ответственность, чем отец стрелявшей девочки

Ученица восьмого класса брянской гимназии №5 принесла в класс ружье отца и открыла стрельбу, убив двоих одноклассников и ранив еще четверых, после чего покончила с собой. СК возбудил уголовное дело об убийстве двух и более лиц (ч. 2 ст. 105). Допросили отца девочки и директора школы. По мнению экспертов, опрошенных The Insider, охрана на входе могла бы предотвратить трагедию, если бы в школе работали рамки.

Председатель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин отмечает, что поскольку погибшую девочку к ответственности привлечь нельзя, дело логичнее рассматривать по статье о небрежном хранении оружия, повлекшем тяжкие последствия. При этом факт небрежного хранения только предстоит выяснить, говорит он. С тем, что дело могут возбудить по этой статье, соглашается и юрист сообщества адвокатов и правозащитников «Первый отдел» Евгений Смирнов.

Статья о небрежном хранении огнестрельного оружия, повлекшем смерть двух и более лиц (ч. 2 ст. 224 УК), предусматривает до двух лет лишения свободы. Степень ответственности отца девочки зависит от того, в каких условиях он хранил дробовик и при каких обстоятельствах оружие попало к ребенку, объясняет Гринин:

«В момент совершения преступления оружие было нелегальным, то есть не принадлежало девочке и было ею похищено. Следствие будет изучать, почему похищение не удалось предотвратить: есть ли в этом вина владельца, или это неизбежное обстоятельство. Я не исключаю, что вину признают, потому что погибшие дети — это всегда очень болезненно, и надо на кого-то перевести громоотвод.
Любое оружие хранится в сейфе или в деревянном ящике, обитом железом, в разряженном виде и в условиях, исключающих доступ посторонних лиц. То есть ключи должны быть у владельца и не должны валяться где попало. Владелец заявил, что хранил их как положено, что ключи были при нем, и девочка, скорее всего, их украла.
Если выяснится, что он лжет и ключи где-то валялись, ему точно грозит колония. Если же небрежность не будет обнаружена, и будет доказано, что владелец хранил оружие и ключ по всем правилам, то, возможно, уголовная ответственность не будет очень серьезной. Совсем на тормозах дело вряд ли спустят — наказать кого-то надо, — но если человек явно не виноват, то обычно выбирают наказание ниже низшего предела».

Владельцам оружия, которые живут не одни, по мнению Гринина, стоит оснастить сейф не только ключом, но и кодовым замком:

«Код в голове, и его не украдешь. Это совет всем владельцам оружия, особенно в случаях, когда есть кому добираться до оружия. В целом система эта отлаженная, и она работает. В России насчитывается 4,5 млн владельцев оружия, и на весь этот огромный массив происходят единицы преступлений с этим оружием. Большинство преступлений происходят с применением нелегального оружия. С легальным преступлений, особенно самими владельцами, совершаются единицы».

Система хранения оружия в России требует соблюдения множества условий собственником оружия и предусматривает различные санкции, но это не способствует уменьшению количества преступлений, считает юрист «Первого отдела» Евгений Смирнов, отмечая, что «убивают людей не ружья, а человек». Он не исключает, что к ответственности могут быть привлечены сотрудники Росгвардии, ответственные за проверку хранения оружия, и лица, ответственные за охрану школы.

По мнению Гринина, ответить за случившееся должны прежде всего те, кто занимался организацией безопасности в школе. Причем они должны понести куда более серьезную ответственность, чем владелец оружия, поскольку с учетом фактического отсутствия рамок и турникетов «налицо факт преступной халатности»:

«Нужно выяснять, кто отвечал за организацию безопасности и определял финансирование: руководство школы или департамент образования. Например, если школе не было выделено финансирование, несмотря на все заявки, то это вина департамента».

Ранее неназванный сотрудник одного из охранных предприятий Брянска рассказал Telegram-каналу Shot, что никто из ЧОП в регионе не хотел работать с этой гимназией. «Беда там — из-за отсутствия нормальной пропускной системы в виде хорошо работающих рамок-металлоискателей и турникетов, нет средств слежения, полного обзора камерами. Поэтому вручную надо проверять, а всех не проверишь. Вот и не хотел никто такой госконтракт забирать за мизерную сумму. Потом вроде кто-то всё же согласился», — сказал он. На момент трагедии школу охраняло частное охранное предприятие «Экскалибур». На входе в школу в день трагедии стояла охранница, и она могла бы предотвратить трагедию, если бы сработал металлоискатель, говорит Гринин:

«Сумма контракта (с ЧОП на охрану школы) там настолько смешная — 300 тысяч в год. Это ни о чём, потому что технического обеспечения нет. Турникеты и металлоискатели не работали. Работающая рамка орала бы на всю округу, но этого не произошло.
Если преступник проходит на объект, где его пытаются остановить на первом посту, то в типовой ситуации гибнет именно охранник. Недаром в полиции и армии первый пост называют ”смертником”. Но когда оружие такого размера спрятано в тубус, его невозможно быстро извлечь и привести в боеготовность. У охранника были все шансы предотвратить это. Справиться с девочкой мог бы даже самый хиленький охранник».

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari