Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD90.84
  • EUR98.54
  • OIL82.28
Поддержите нас English
  • 11477
Новости

«Я был ранен под Бахмутом, меня прикрыл белорус и погиб». Уехавший воевать за ВСУ вице-президент Газпромбанка рассказал о войне и о награде

Уехавший воевать в Украину бывший вице-президент Газпромбанка Игорь Волобуев получил награду ВСУ «Золотой крест». Он заявил в беседе с The Insider, что сам до конца не понимает, за что точно ему дали награду, но рассказал, как до этого на фронте помогал вытаскивать из-под обстрелов раненого украинского бойца и сам был ранен под Бахмутом. Там он встретился с уголовниками-вагнеровцами, столкнулся с самопожертвованием белоруса, при этом Волобуев, по его словам, был там единственным россиянином в своем подразделении ВСУ.

Волобуев получил награду в конце июля, однако показал фото только сейчас.

Волобуев занимал должность вице-президента Газпромбанка до весны 2022 года. Он утверждает, что затем уволился и уехал воевать в Украину. Волобуев родился в Ахтырке Сумской области, поэтому не мог «наблюдать со стороны, что творит Россия с родиной», рассказывал он ранее The Insider.

На фронте никто не носит награды, особенно сейчас, поясняет Волобуев. Он заявил, что даже не думал об этом, но предполагает, что может надеть крест «совсем в особенном случае».

«Я сам не знаю точно, за что мне дали награду. Я был ранен под Бахмутом и два месяца восстанавливался. Меня ранило в плечо. Мы вытаскивали раненого бойца, тащили в окопе под обстрелом. Там было болото по колено, грязь. Мы его тащили метров сто где-то час, вытащили наверх, где была раньше точка эвакуации, а потом русские так пристрелялись, что бронетехника не могла уже подъехать. Так что полтора километра надо было на себе его нести.
Раненый был на земле и в сознании, мы пытались отдышаться. Я решил, что возьму носилки сзади. слева, а рядом стоял парень молодой, лет двадцати, он положил мне руку на броник (бронежилет) и говорит: „Встань передо мной“. Я встал в центр: с одной стороны было три человека, а с другой четыре. Мы поднялись, сделали два шага, и раздался взрыв. Я думал, что это было прямо позади нас. Нас всех раскидало, когда я его увидел, то подумал, что его разорвало пополам. Оказалось, что нет, но он погиб. Это был молодой белорус, фактически он прикрыл меня собой и погиб. Он почему-то решил, что должен там стоять, хотя там должен был быть я. Вот так мне прилетело, все были ранены, и раненый получил еще одно ранение, и я тоже, но раненого все равно вытащили, и он остался жив. Сейчас я служу в Интернациональном легионе ВСУ и уже давно не связан с легионом „Свобода России“.
Под Бахмутом мы сталкивались с бойцами ЧВК Вагнера, это были уголовники-вагнеровцы. Это отличное «мясо», потому что их бросали на убой волна за волной. Их убивают, а они опять идут. Это такая странная покорность, они ведь тоже понимали, что не прорвутся. Их вывели десять человек, положили, и опять. И так несколько раз продолжается. До этого в некоторых местах была регулярная армия. Сейчас у россиян есть прогресс в навыков ведения боев, они учатся воевать ценой огромных потерь. Наверное, с ними сейчас воевать даже сложнее. Но украинская армия уже 8 лет воевала на момент вторжения, так что у нее гораздо больше опыт».

Волобуев утверждает, что, по его мнению, у него нет посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и на войне он понял, что обладает крепкой психикой. Также бывший вице-президент Газпромбанка заявил, что россиян не ненавидят, а «презирают за то, что они ничего не делают, чтобы помочь даже себе». Однако сам он уточнил, что жил в России и понимает, что это невозможно:

«Война никак меня не изменила, я понял, что у меня очень крепкая психика. Все эти ужасы меня не очень торкали, потому что я понимаю, что это нормально для этой ситуации. Кошмары мне не снятся, посттравматического синдрома у меня никакого нет. Не могу сказать, что у меня произошли какие-то резкие изменения, которые меня затронули внутри.
Я просто не знал, какой я, потому что я не был никогда на войне, даже в армии не был. Наверное, мне в некотором смысле легче, потому что я спокойно отношусь к ужасам войны. Озлобленность, наверное, есть, но она и раньше была. В основном люди не ненавидят, а презирают. Презирают за слабость и трусость, в первую очередь россиян, которые вроде бы против войны, но при этом ничего не делают для того, чтобы помочь даже не нам, а себе.
В Украине есть такое ложное ощущение, что люди в России встанут и сделают что-то. Вся нагрузка лежит на украинцах, и нам здесь хочется, чтобы кто-то помог и разделил нашу ношу. Я в это не верю, потому что я там (в России) жил и понимаю, что это невозможно. Это не то, чтобы ненависть, а скорее брезгливость почти ко всем россиянам.
Когда меня ранило под Бахмутом, единственным россиянином в моем подразделении был я. Я прошел тяжелый путь, чтобы попасть в армию. Никто не хотел меня брать. Говорили, что я боец одного боя и что меня тут же убьют, потому что я не имею никакого опыта. Да и возраст тоже, но моя физическая форма не такая плохая. И я пытался стучаться во все двери. Даже там, где двери приоткрывали в последний момент, они захлопывались прямо перед носом. Причина простая: никто не хотел иметь со мной дела, потому что это риски. „Что с ним делать? А если это «консерва»? А если с ним будет что-то не так? А если он включит заднюю, а я за него подписался?“ Это же ответственность. Проще не иметь с этим дела. Я ведь не какой-то выдающийся боец, тут своих хватает. Моя проблема была и остается преимущественно в этом.
Изначально я был связан с легионом „Свобода России“. Потом меня перевели на юг в небольшое тактическое подразделение на пять месяцев. Это было вообще другое подразделение, не связанное с легионом. Я не могу служить в обычных подразделениях ВСУ, но могу, как сейчас служить в Интернациональном легионе ВСУ. После ранения два месяца я лежал в госпиталях и с 1 июня уже вернулся в часть».

На вопрос о сроках окончания войны в Украине Волобуев предположил, что боевые действия продолжатся до конца года:

«У меня ощущение, что, когда война закончится, окажется, что никто не мог предвидеть такого окончания. Я в прошлом году думал, что в этом году все закончится, это была надежда. Теперь думаю, что в этом году ничего не кончится, дай бог, если в следующем. Это все на уровне ощущений, я не знаю каких-то фактов, которые мне дают основание так думать».

Награда ВСУ «Золотой крест» в виде нагрудного знака вручается лицам рядового и сержантского (старшинского) состава за успешное выполнение боевых задач во время проведения объединенных антитеррористических операций; успешное выполнение операций по поддержанию мира и безопасности; высокие показатели в боевой подготовке; безупречное несение боевого дежурства, караульной (внутренней) службы в повседневной деятельности. «Золотой крест» могут получать также военные, которые в отсутствие офицера взяли на себя командование действиями боевого подразделения. Как сообщали «Факты ICTV», общее количество этой награды у одного лица не должно превышать трех. Государственных льгот для кавалеров нагрудного знака «Золотой крест» нет, однако награжденные имеют право на льготы, предусмотренные для всех военнослужащих в Украине.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari