Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD93.44
  • EUR99.58
  • OIL87.39
Поддержите нас English
  • 3072
Новости

«Один провод — адвокат, другой — судья». Сотрудник чеченского суда рассказал, как его пытали за загранпаспорт

Бывший сотрудник одного из чеченских судов рассказал о правосудии в республике. Он сам прошел через похищение кадыровцами и пытки из-за получения загранпаспорта, заплатил огромный выкуп за свою жизнь и смог бежать из России. Его рассказ опубликовал правозащитный проект «Кризисная группа СК SOS», основанный правозащитниками и активистами, которые помогали людям с 2017 года, когда стало известно о массовых преследованиях ЛГБТК+ в Чечне.

В материале рассказ ведется от лица чеченца, сообщается, что ему 28 лет. Он представлен как Тимур — имя изменено. Тимур родился в одном из городов Чечни, но его детство и юность прошли в другом регионе на юге России. После возвращения к родителям в чеченский город Тимур ощутил, что здесь иные порядки, в которые он не вписывается.

«Некоторые люди жаловались. Их увезли, избили, и они больше не жаловались»

По настоянию отца он устроился работать в местный суд секретарем заседаний, однако вскоре понял, что почти все дела там фабрикуются. Особенно это касается вопросов опеки — в судебных спорах по поводу опеки над ребенком решения всегда выносятся в пользу мужчины. Продвигаться по карьерной лестнице легко, говорит Тимур: судьей можно стать за пять миллионов рублей. Работать в суде прибыльно — при небольшой зарплате можно хорошо зарабатывать на взятках.

Как и всех бюджетников в России работников судов Чечни вынуждали посещать различные общественные мероприятия, говорит Тимур. В частности, — митинг в поддержку Рамзана Кадырова. «Нас с утра собрали и сказали, что нужно пойти на митинг, а кто не пойдет — будет уволен. Я приехал на этот митинг, и мне стало противно от самого себя, поэтому я развернулся и уехал. Меня, однако, не уволили после этого, и я ушел сам».

С родителями у Тимура отношения непростые. Кадырова они не любят, но критиковать его вслух даже в семейном кругу боятся и ругают за такие разговоры сына. Раньше у отца был большой, хороший бизнес, но в один день Кадырову захотелось построить на этом месте свои магазины, и всё снесли. «Некоторые люди жаловались. Их увезли, избили, и они больше не жаловались», — говорит Тимур.

«В истории поиска нашли Aviasales и мемы с Гачимучи»

За Тимуром пришли после того, как он получил загранпаспорт.

«С обыском ко мне пришли ночью. Меня со словами «с тобой хотят поговорить» позвала мама, я спустился — там стояли силовики и двое мужчин в гражданском. Нам объяснили, что проверяют людей, которые недавно получили загранпаспорта. Они копались в тумбочках, вещах, шкафах, проверяли историю браузера. Увидели, что я читаю оппозиционные каналы, а в истории поиска нашли Aviasales. Спросили, лечу ли я куда-то и зачем. В итоге сказали, что я поеду с ними».

Тимура отвезли в здание, где находится «Группа быстрого реагирования». В Чечне эта структура выполняет разные функции — и на дорогах стоит, и людей похищает. По прибытии у парня забрали телефон, потребовали пароль и изучили контент. Нашли, например, мемы с Гачимучи, которе вызвали подозрения: шуточные картинки представляют собой фотографии полуголых мужчин из низкобюджетных гей-порнофильмов 90-х.

Также в контактах искали чеченцев. Нашли друга Тимура, после чего пытались выяснить, где он, пробивали по базе, выехали к нему домой. Друг работал в ночную смену, однако его мать и Тимур заявили, что он уехал в Краснодар, поэтому парня так и не нашли. По словам Тимура, его уже задерживали, на допрос вывозили прямо к Кадырову. Сам Тимур думал, что задерживали «за атеизм», но кадыровцы заявили, «за то, что он гей».

«Я думаю, Кадыров любит какие-то такие «особенные» случаи, чтоб к нему привозили лично поговорить. Мне кажется, ему это нравится — чувствовать себя королем. Вместе с другом привезли еще одного парня и девушку, девушка относилась к ЛГБТ+ персонам. Место это находится под землей, в спортзале резиденции в Грозном. Друга потом отпустили, а вот насчет двух других — не знаю».

Самого Тимура начали пытать уже на следующий день после первого допроса. По его словам, в кабинете для допросов стояли три палки, предназначенные для подвешивания людей, также ими можно бить людей — избиением такой палкой Тимуру угрожал один из допрашивающих.

Избиения вскоре действительно начались. Парня, по его словам, избивали пластиковой трубой по плечам, требуя соглашаться со всеми обвинениями, которые ему оглашали. «Он задает вопрос, я отрицаю, он бьет и повторяет — и так до тех пор, пока я не начну соглашаться. Они вешали на меня всё, даже какие-то встречи с террористами. Постоянно придумывали разные теории и просто хотели, чтобы я хоть что-то взял на себя».

Когда на первом допросе Тимур заикнулся на тему того, что происходящее «не совсем законно», ему показали на машинку, которая бьет током, и сказали, что один провод — это адвокат, а второй — судья. На заявление парня о его невиновности ему ответили: «У нас нет невиновных — ты либо рассказываешь свою вину, либо придумываешь ее себе».

«В камере были надписи. Одна девушка прощалась с матерью»

Одним из тех, кто помогал пытать Тимура, был его двоюродный брат. Судя по рассказу, он не принимал непосредственного участия в пытках, однако исполнял поручения. В частности, отвел Тимура в комнату, которая фактически представляла собой одиночную камеру, где парень в итоге пробыл 18 дней. Размер камеры — четыре шага вперед и четыре шага от стены до стены. Железная кровать, на ней — деревянная доска. Есть лампочка, но нет света, поэтому «арестант» сидит в темноте.

«В камере было много надписей тех, кто сидел до меня. На деревянной доске было написано: «Ты сам виновен в том, что случилось. Не сломайся». Была надпись, оставленная какой-то девушкой, — я уже не помню, как я понял, что это была девушка, и что именно там было написано, но она прощалась с матерью и просила, чтобы та не показывала свою боль».

Через две недели, по словам Тимура, приехали сотрудники чеченского госканала «Грозный». «Журналист» рассказывал парню, что в Чечне всё хорошо, что Кадыров хочет сделать республику великой. А получивший загранпаспорт Тимур поступил плохо, и уезжать ему не надо, ведь «в Европе на собаках женятся». «Журналист мне рассказывал, в чем я не прав, а я отвечал, что я этого не знал или что я ошибался. Это снимали на камеру. Сюжета по телевидению так и не показали».

После этого к Тимуру привезли родителей. Им тоже рассказали обо всех «преступлениях» Тимура — и про якобы модерацию оппозиционного канала, и про другие прегрешения, которые выдумали кадыровцы. Мать заступилась за сына, сказав, что он не делал того, что ему приписывают. Обвинили Тимура и в принадлежности к ЛГБТ+. Родителям разрешили его забрать, однако по пути домой Тимур был вынужден снять с карты 600 тысяч рублей, оставшихся от продажи машины. Эти деньги стали выкупом за него.

После этого к нему в течение месяца приходил участковый и проверял — дома ли Тимур. Родителям я сказал, что боюсь находиться в республике. Особенно с учетом того, что меня обвинили в принадлежности к ЛГБТ+, обычно за такое похищают снова, чтобы дважды денег заработать. Родители не поняли, был скандал. Отец сказал: «Лучше ты останешься, нежели уедешь и создашь нам проблемы».

В итоге парню удалось сбежать из страны, ему помогли правозащитники, они же купили билет. С семьей Тимур не связывался — двоюродный брат, помогавший людям, которые удерживали Тимура в заключении, уже съездил в Украину и вернулся с войны в звании командира. Сам Тимур хочет получить юридическое образование.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari