Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD91.33
  • EUR98.72
  • OIL83.49
Поддержите нас English
  • 4383
Новости

Сотни миллиардов за маркировку товаров. Владелица сети кафе «АндерСон» рассказала, что ей угрожают за слова о работе «Честного знака»

Основательница сети семейных кафе Анастасия Татулова заявила, что наиболее вероятной причиной нападок властей на ее бизнес являются публичные заявления предпринимательницы о коррупционной схеме с принудительной маркировкой товаров — «Честной маркой». 

Схему уже несколько лет продвигает Минпромторг. Выдавать навязанную сертификацию может лишь одна компания — ООО «ЦРПТ», связанная с Алишером Усмановым, «Ростехом» и венчурным инвестором Александром Галицким. Оплачивать такую маркировку будут предприниматели, а значит и потребители, для которых вырастет стоимость товаров. В компании-операторе заявляют, что Татулова «не разобралась в ситуации». Татулова в ответ ссылается на подсчеты эксперта: ЦРПТ будет получать доход в 463 млрд рублей ежегодно. Это примерно годовая чистая прибыль НК «Роснефть».

Конфликт Татуловой и властей

Анастасия Татулова основала сеть «АндерСон» в 2009 году, сейчас она насчитывает 44 заведения в семи регионах России, а также в Казахстане, Азербайджане и Беларуси. В марте 2020 года Татулова на встрече Владимира Путина с предпринимателями заявила, что из-за пандемии ее бизнес находится на грани банкротства, а предложенные правительством меры поддержки не работают. Вскоре Татулову назначили на пост общественного омбудсмена в сфере малого и среднего бизнеса. Однако одновременно с этим у нее начались проблемы с властями — Татулова критиковала меры поддержки предпринимателей и публично рассказывала о проблемах. В ее заведениях стали проводить массовые проверки, в адрес ее компании поступило 60 разнообразных налоговых запросов. Инспектора приходили в кафе, заклеивали камеры, запугивали сотрудников и отбирали у них телефоны.

Именно ее высказывания стали причиной угроз со стороны властей и попыток закрыть бизнес, говорит предпринимательница. Она сообщила The Insider, что в ее адрес поступали угрозы, в том числе от одного из российских замминистров. «Угрозы связаны с тем, что я обратила внимание на одну из схем распила и пыталась ей противостоять, — говорит Татулова, не называя конкретного имени. — Или “в тюрьму, или заткнись и катись отсюда”, как передали мне слова сильно высокопоставленного чиновника».

Речь может идти о ее критических публикациях о навязанной предпринимателям сертификации «Честная марка», которую Татулова называет мошеннической.

Что такое «Честная марка» и кто на ней зарабатывает

Принудительная маркировка ряда категорий популярных товаров заработала в 2019 году, когда на Петербургском международном экономическом форуме было подписано соглашение о государственно-частном партнерстве с компанией «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ). Сообщалось, что ЦРПТ будет внедрять и поддерживать национальную систему цифровой маркировки и прослеживаемости товаров «Честный знак». Делать это разрешено только ЦРПТ, иных операторов не предусмотрено. Маркировка не бесплатная: с каждой пачки продукции 60 копеек пойдет оператору (50 копеек + 20% НДС).

По состоянию на 2022 год к маркированным относятся следующие товарные группы:

  • Молоко и молочные продукты (включая мороженое и сыры);
  • Лекарства;
  • Сигареты и табачные изделия;
  • Альтернативная табачная продукция;
  • Изделия легкой промышленности: некоторые виды одежды, текстильные изделия, постельное белье;
  • Обувь;
  • Парфюмерная продукция (духи и туалетная вода);
  • Автомобильные шины и автодиски;
  • Фотоаппараты и лампы-вспышки;
  • Шубы и меховые изделия.

Сейчас у ООО «ЦРПТ» нет ни одного учредителя. Однако еще недавно учредителями компании были: ООО «Юэсэм технологии» Алишера Усманова и партнеров (50%), входящее в «Ростех» АО «Концерн автоматика» (25%) и ООО «Элвис-Плюс Групп» венчурного инвестора Александра Галицкого. При этом в «Спарке» нет отметок о дате выхода этих учредителей, по всей видимости, их скрыли, оберегая компанию от санкционных рисков.

«Не разобралась в ситуации». Ответ оператора Татуловой

В публикации за 14 ноября The Insider писал, что одна из версий, почему бизнес Татуловой испытывает прессинг со стороны властей, включая фактически обыски в ее сети заведений, — это тема сертификации. Был опубликован небольшой пост предпринимательницы, которая писала, что платную маркировку при поддержке Минпромторга продвигает председатель совета директоров Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) Михаил Дубинин. В недавнем прошлом Дубинин работал в компании Алишера Усманова USM управляющим директором по развитию IT-проектов.

«Я категорически против платной для предприятий маркировки в любой отрасли. Ваши сотрудники и нанятые ими исполнители угрожали мне и тем, кто «осмелился» пойти против того, что вы для своих «хозяев» зарабатываете миллиарды рублей, вытащив их из кармана предпринимателей и покупателей. Угрозы и преследования тех, кто высказывался и высказывается против побора, должны быть расследованы по закону, и виновные должны быть наказаны».

В ответ на публикацию этого высказывания ЦРПТ прислал The Insider комментарий, в котором сообщается, что давление на бизнес Татуловой никак не связано с компанией, а сама Татулова «не разобралась в ситуации». При этом в компании заявили, что предприятие развивается за счет средств инвесторов, а не госбюджета, поэтому никакой нагрузки на потребителя нет.

«ЦРПТ не имеет ни малейшего отношения к тем процессам, которые происходят вокруг А. Татуловой и ее бизнеса. Любые спекуляции на этой теме являются необоснованными. Несмотря на многочисленные необоснованные нападки и информационные вбросы в свой адрес, ЦРПТ пытался связаться с предпринимательницей, в том числе публично в ее Telegram-канале обращался с просьбой предоставить хоть какие-то свидетельства или факты участия в «кампании по дискредитации Татуловой», как она это называет. Все такие комментарии ЦРПТ либо игнорировались, либо оперативно удалялись модераторами канала. В случае, если все-таки А. Татулова сможет представить хоть какую-нибудь информацию об участии в этих процессах людей, имеющих отношение к ЦРПТ, мы готовы самостоятельно обратиться в правоохранительные органы, так как такое поведение прямо противоречит нашим принципам и деловой этике.
Предпринимательница многократно называла «Честный знак» методом необоснованного обогащения, очевидно не разобравшись в ситуации. Проект реализуется в формате государственно-частного партнерства полностью за счет инвестиций акционеров ЦРПТ и без использования бюджетных средств. Инвестиции составляют 250 млрд рублей. В результате государство получило государственную информационную систему прослеживаемости. Дополнительные выгоды государство получает от обеления рынков — по табачной продукции, к примеру, нелегальный оборот снизился на четверть, по обуви — на треть, по парфюмерии — в 2,5 раза. Фискальный эффект от снижения незаконного рынка табака составил 27 млрд только в 2021 году».

«Вложили 250 миллиардов, чтобы ежегодно получать доход в 463 миллиарда». Ответ Татуловой ЦРПТ

Анастасия Татулова прокомментировала The Insider ответ ЦРПТ (Ответ полностью и без редактирования здесь). По ее словам, оператор вводит в заблуждение, когда заявляет, что компания развивается исключительно на деньги инвесторов. Так как очень скоро инвесторы и отобьют эти деньги, и заработают. При этом ЦРПТ отнесен к организациям, имеющим право на преференции как IT. По словам Татуловой, в компании трудится почти 390 человек, поэтому страховые взносы, которые уплачивает работодатель, составляют 7,6% против обычных 30%.

«Не предполагаем же мы, в самом деле, что маркировку воды, молока, велосипедных рам, спичек, карандашей, пластилина, одежды, обуви — и всё это в отношении товаров российского загибающегося производства — кто-то всерьез может считать не способом обогащения конкретных людей, а способом защиты потребителя от контрафакта?
Оплачивающие стороны три: предприниматели, те самые российские производители, которых “гвозди делать послали”, которые тянут лямку из последних сил, а на них всё новые и новые поборы падают, а также потребители, которых оберегают от информации, сколько реально денег маркировка при ее полном внедрении будет вытягивать из кармана каждой семьи в месяц, в чей карман эти деньги будут уходить и в каком объеме.
Для примерных расчетов возьмем воду. Выпускается порядка 7 млрд упаковок (штук/бутылок) воды в год. Это 4,2 млрд рублей только за сами марки, не считая никаких дополнительных расходов на оборудование, администрирование, дополнительных сотрудников. По средним расчетам — это 300 рублей в год на человека (условно 500 бутылок в год питьевой воды). Далее считаем по среднему: 3–4 человека в семье, получаем 900–1200 рублей за воду с каждой семьи в пользу бенефициаров — и это только обычная вода.
Если говорим о пенсионерах: в случае “тотальной” маркировки всего, как в планах у ЦРПТ, в том числе всех продуктов, то со своей пенсии в 18 тысяч рублей, они каждый месяц будут оставлять в магазине 500–600 рублей за маркировку. Это 3% от их “огромной” пенсии».

Также Татулова ссылается на подсчеты руководителя консалтинговой компании, основателя «Делаем бизнес вместе» Натальи Горячей. В частности, Горячая пишет, что за 2021 год под маркирование попадает примерно 925,6 млрд единиц продукции. Это позволит ЦРПТ зарабатывать около 500 млрд рублей ежегодно, что в два раза больше, чем те самые вклады инвесторов в развитие ЦРПТ, о которых говорила компания в своем ответе Татуловой.

«Взяла с сайта Росстата данные о производстве продукции за 2021 год, отмела те группы, которые маркировке не будут подвержены, и получилось, что в год в штуках продукции, доходящей до конечного потребителя (мы же газ, нефть, уголь и электроэнергию не маркируем и не планируется это делать), примерно 925,6 млрд единиц (в виде банок, упаковок и т.п., что попадает в итоге на прилавки магазинов), то есть на марках оператор будет получать доход 463 млрд рублей ежегодно (что примерно равно годовой чистой прибыли нефтяной компании “Роснефть”). Для сравнения: выручка “Платона” за 2021 год составила 12 млрд рублей, выручка “Яндекс” — 210 млрд рублей».

Маркировка в других странах

Маркировка товаров — не российское ноу-хау, однако в других странах она носит чаще добровольный характер с возможностью выбора оператора. В США предприниматель самостоятельно выбирает систему, через которую маркируется товар, однако контролирует это государство. В Германии маркировка носит рекомендательный характер, во Франции также ввести обязательную маркировку не удалось из-за реакции рынка, в Китае проект живет за счет добровольных пожертвований предпринимателей и не регламентируется законом.

Больше всего российский вариант напоминает маркировка в Турции — там она обязательна для лекарственных препаратов, они маркируются сразу на производственных линиях. Информация о препарате и его транспортировке считывается сканером и передается в национальную систему маркировки.

Подпишитесь на нашу рассылку

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari