Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD57.41
  • EUR55.41
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 1018
Новости

«Закрытие госреестров усилит коррупцию и повысит риски для журналистов, но на эффективность санкций не повлияет». Юристы о проекте Минфина

Закрытие госреестров юридических лиц и бухгалтерской и финансовой отчетности не поможет российским чиновникам и компаниям избежать западных санкций, считает старший юрист Transparency International Григорий Машанов. Вместе тем, по его словам, это станет препятствием для журналистов и активистов, а также подстегнет работу черного рынка и создаст дополнительные возможности для уголовного преследования расследователей. Станислав Данилов из коллегии адвокатов Pen & Paper также называет эту антисанкционную меру неэффективной.

Григорий Машанов, старший юрист Transparency International Россия

Этот проект направлен против санкций в том, что касается сокрытия информации о директорах и собственниках, но на самом деле он поможет скрывать информацию о будущих сделках. Но я уверен, что на черном рынке и у западных разведок есть дубликат ЕГРЮЛ с существующей базой годичной и двухгодичной давности. Поэтому удаление этой информации ничем не поможет, она останется во всех дубликатах — кто был директором, кто был учредителем. Если произойдет смена учредителей или директоров, то сокрытие информации о них в базе может спасти этих людей от персональных санкций, но не спасет компанию. Если будет известно, что компания участвовала в сделках с подсанкционными лицами, то не будет иметь значения, известен директор или нет. Однако я не понимаю, какое отношение к санкциям имеет закрытие информации о бухгалтерской отчетности. Не имеет большого значения, известна или нет чистая прибыль или бухгалтерский оборот.

Это снизит финансовую прозрачность, потому что граждане и бизнесы будут меньше знать о том, какая компания более финансово здоровая, а какая менее. Особенно это касается государственных компаний.

Сложно сказать, зачем закрыли бухгалтерскую отчетность. Может быть, Минфин думает о санкциях, которые будут привязаны к обороту юридического лица. Но тех, кто накладывает санкции, в первую очередь волнует известность компании и то, чем она занимается, а не то, какой у нее оборот и какое имущество стоит у нее на балансе.

Принятие этого проекта, безусловно, повлияет на нашу антикоррупционную деятельность. Если мы при проведении расследований, которые касаются изучения компаний, участвующих в открытых тендерах, увидим компанию под угрозой санкций и на этом основании правительство скроет информацию о ней из ЕГРЮЛ, мы не увидим ни директора компании, ни собственника. Это могут быть чьи-то родственники, какие-то друзья менеджмента «Ростеха», братья, кумовья и так далее.

Государство настолько все позакрывало, что сейчас широкое распространение получают нелегальные методы расследований. Теперь информация просто покупается из баз, и я уверен, что она будет продаваться и дальше. Никто не собирается ее удалять из ЕГРЮЛ, ее просто сделают закрытой. Можно купить любую информацию: выписку из паспорта человека, информацию о его передвижениях, книгу продаж любой компании, так называемое дерево связей НДС любой компании. Список этих компаний будет сразу известен, потому что будет понятно, кого внезапно исключили из реестра. Если какие-то компании пропадут — значит, это компании, которые пропали вместе с реестром.

Это повлияет на тех расследователей, которые все еще пытаются пользоваться легальными инструментами, как мы. Но не думаю, что что-то изменится для тех, у кого нет таких ограничений. Придется больше денег тратить на покупку информации, но она не станет недоступной. Это только больше повлияет на коррупцию в государственных органах и разложение госслужащих. Для активистов-расследователей из регионов ситуация будет сложнее, потому что у них нет на это денег или же потому что они принципиально не хотят заниматься противоправной деятельностью. Да, они пострадают.

Журналисты, которые будут использовать незаконно полученную информацию, рискуют оказаться фигурантами уголовных дел. Просто потому что доступ к ней ограничен и на ней стоит гриф «для служебного пользования», и это наказуемо по статьям «За неправомерный доступ к компьютерной информации» и «За неправомерный доступ к информации в государственных реестрах». При желании можно даже возбудить дело о даче взятки, потому что если информация получена неправомерным путем, то, наверное, там была взятка.

Однако этот рынок не исчезнет, как не исчез и после ситуации с отравлением Алексея Навального, когда посадили нескольких пробивщиков. Государство с такой коррупцией не способно побороть пробив в текущей ситуации, даже после такого ужасающего скандала. Как и самую коррупцию. Лица все те же, почему что-то должно измениться?

Государство не заинтересовано в том, чтобы эти данные утекали, просто оно не может построить такую систему, в которой бы этого не происходило. Коррупция разрушает силовой аппарат, примером могут служить военные поражения России из-за коррупции, провалы в экономике и управлении. Государство пробовало управлять с помощью коррупции, но теперь оно само себя наказывает коррупцией и неспособно победить ее, потому что оно так устроено. Это происходит независимо от высших чинов.

Станислав Данилов, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper

Тот факт, что данные о бухгалтерской отчетности нельзя будет получать и нельзя будет просматривать данные, которые содержит ЕГРЮЛ, возможно, даст какой-то эффект. Но мне кажется, что это не самая эффективная мера, потому что западные структуры осуществляют свою санкционную политику по национальному признаку.

Если компания русская, деньги и бенефициары русские, то западные банки или какие-то другие учреждения замораживают активы, отказываются сотрудничать и совершать какие-то сделки. Владеют ли они информацией о том, что Иванов Иван Иванович в этой компании является собственником определенного процента или обладает каким-то корпоративным контролем? Это, как правило, является второстепенным вопросом.

Мне не кажется корректным делать предположения о целях государства, но это более-менее классическая история о том, что мы должны симметрично ответить Западу. Западные структуры анонсировали, что Россия будет отключена от информационного обмена, т. е. российские налоговые органы больше не смогут запрашивать сведения о бенефициарах западных компаний. Раньше ФНС достаточно было отправить запрос, и они получали сведения о том, кто на самом деле стоит за тем или иным офшором. Сейчас такой возможности нет.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari