Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD71.24
  • EUR82.73
  • OIL84.75
English
  • 2914
Новости

«Это слова заложника, которого Лукашенко пытает в застенках КГБ». Франак Вячорка об интервью Протасевича из СИЗО

Белорусский пропагандистский телеканал ОНТ опубликовал кадры «признательных показаний» основателя Nexta Романа Протасевича. На видео оппозиционер говорит, что сотрудничал со следствием и утверждает, что условия в СИЗО КГБ хорошие, а заключенные не могут доесть все выданное мясо.

Также Протасевич утверждает, что его подставили. «Уверен, меня просто подставили. Потому что я это нигде не говорил, а как только я это сказал — сразу оказался в Минске. Вот сразу», — говорит Протасевич на видео, не уточняя, что имеет в виду. Позже провластные Telegram-каналы утверждали, что речь идет о помощнике Тихановской Франаке Вячорке.

The Insider поговорил с Вячоркой о том, что могут означать слова Протасевича и каковы реальные условия в СИЗО КГБ в Минске.

Это слова заложника, который находится под психологическим давлением, манипуляциями, а возможно, и под психологическим насилием и пытками. Он заложник, и к этим словам так и надо относиться. Мы не знаем, при каких условиях это видео сделано, и что бы он ни сказал, это не должно отменять события, которое произошло. С помощью интервью Романа Лукашенко оттягивает внимание от посадки самолета, которую он совершил.

Я не думаю, что Роман говорит, что его подставил я — это придумала пропаганда. В последнее время почти никто из нас никуда не летал из-за COVID. Никто не знал про маршруты перелетов друг друга. Я узнал о его задержании именно в то время, когда это случилось, для меня это тоже стало сюрпризом.

Главная задача Лукашенко — сделать так, чтобы люди сомневались: а было ли черное таким уж черным, а белое таким уж белым. Он просто заполняет всяким шлаком информационное пространство, в котором появляется ХАМАС и 900 тысяч долларов у Тихановского. Они забрасывают геббельсовские нарративы в сознание людей, чтобы они стали сомневаться в очевидном.

После всего произошедшего мы усилили меры безопасности и провели инструктаж для команды. Расследованием ситуаций с задержанием Ромы и посадкой самолета занимается криминальная полиция Литвы. Мы знаем, что ФБР уже подключилась к проблеме. Польша тоже начала активно работать — накануне Тихановская встречалась с начальником Службы безопасности Польши, договариваясь о том, чтобы люди имели возможность получить персональную охрану.

У нас хорошая собственная система безопасности, доступ в офис закрыт без специального разрешения и приглашения. Мы очень тщательно следим за людьми и благо, что за столько месяцев у нас не было ни одного слива из офисов. Люди Лукашенко пытаются взломать аккаунты почты и мессенджеров, пытаются взломать людей, которые общаются с нашими сотрудниками, но все эти попытки очень убоги. У нас работают очень идейные люди, которые не склонны к предательству. Но когда ты попадаешь в КГБ, то оказываешься в совершенно других условиях. Если речь идет о жизни и смерти, ты ведешь себя иначе.

Лукашенко действует сейчас в режиме отстреливания врагов — он загнан в угол, он не чувствует себя в безопасности, он ведет себя абсолютно нерационально, совершая все более неприглядные телодвижения. К нам пришла информация, что в ближайшие несколько недель готовится разгром гражданского общества в Беларуси — будет очередная лавина атак и задержаний. Ужас в том, что Лукашенко закрыл границы, и сейчас люди не могут выехать. Он просто взял в заложники 9 млн человек и в буквальном смысле их терроризирует.

С посадки самолета Ryanair началась эскалация репрессий. Непонятно, как можно оправдать те слова, которые он произнес: «Если вы введете санкции, мы зачистим гражданское общество». У него принцип — бомбить Воронеж, и после ситуации с самолетом его развернули на полную катушку. Лукашенко натворил дел, выстрелил себе в ногу этой операцией с Романом, которая привела к мобилизации международного сообщества, и сейчас продолжает мстить. Никто так не объединял белорусские демократические силы как Лукашенко. Мы бы не смогли сделать того, что сделал он.

Что касается Романа, то мы в контакте с его близкими, я говорил с его отцом и мамой. Его надо спасать, потому что до него уже убили Ашурка <Витольд Ашурок — белорусский общественно-политический и экологический активист, скончавшийся в заключении 21 мая 2021 года — The Insider>. Почти убили Латыпова, доведя до попытки самоубийства <политзаключенный Степан Латыпов перерезал себе горло ручкой во время заседания суда в Минске из-за угроз следователей — The Insider>, а также Лосика <администратор Telegram-канала «Беларусь головного мозга» Игорь Лосик на глазах у следователя и адвоката попытался совершить самоубийство из-за пыток — The Insider> . Все больше писем мы получаем про суицидальные мысли других политзаключенных — это все целенаправленная деятельность лукашенковских головорезов.

На опубликованной записи Роман говорит, что в СИЗО КГБ очень хорошие условия содержания, но я думаю, что в Аушвице пленные тоже говорили о хороших условиях содержания и том, что их регулярно кормят и разрешают ночью спать. Те белорусские политзаключенные, которые выходят из этого СИЗО (а их мало), говорят о том, что условия там ужасные. Там есть камеры, в которых нельзя жить. Многих держат там месяцами, как Тихановского, в изоляции в камерах-одиночках, где можно сойти с ума, если нет внешних коммуникаций и визитов адвоката.

Пресс-хаты — это вовсе пыточные камеры, где держат тех, кто отказывается признаваться. Там признания выбивают буквально пытками. И держать людей там могут месяцами, пока они не сознаются в том, что от них требуют. Мы имеем дело с террором сталинского типа, и не удивительно, что лукашенковское КГБ работает именно по этим приемам.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari